14 апреля 2024, воскресенье, 4:27
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Кремль открывает третий фронт

10
Кремль открывает третий фронт

В неожиданном месте.

Между Венесуэлой и Кооперативной Республикой Гаяной начался пограничный военный конфликт. Известно, что силы специальных операций Венесуэлы перешли через границу с Гайаной и ведут бои в регионе Эссекибо с силами обороны этой страны. К местам столкновений подтягиваются бразильские военные подразделения, поскольку, по некоторой информации, отдельные удары венесуэльцы наносили именно с бразильской территории (это слабо контролируемые странами региона джунгли).

Пентагон направил в Гайану часть руководства 1-й бригады содействия силам безопасности (SFAB) США. Пока это не полноценная война, но уже и не отдельный инцидент. Эта история полностью ложится в концепцию Глобальной войны, о которой я уже писал и говорил.

Спор между Венесуэлой и Гайаной за Эссекибо тянется еще с XIX века. В 1803 году Великобритания захватила голландские поселения в Гайане, а в 1814 году по Венскому договору официально получила земли, объединенные в 1831 году под названием Британская Гвиана. Британцы получили периферийные земли бывшей Большой Колумбии, положив начало территориальному спору с независимой Венесуэлой (с 1811 года) из-за территории Гайана-Эссекибо (Западная Гайана).

После нескольких пограничных столкновений стороны обратились в международный арбитраж, который в 1899 году вынес решение в пользу Британии, установив границы между Венесуэлой и Британской Гвианой (это разграничение сохранилось в виде международно признанных границ Гайаны). В Каракасе считают, что решение арбитража 1899 года было несправедливым и таким, что закрепляет колониальные интересы Великобритании. И в 1962 году Венесуэла заявила, что больше не признает это решение о границах.

Регион Гайана-Эссекибо – это почти 2/3 территории Гайаны за одноименной рекой, но мало обитаемый. На этих землях есть огромные запасы полезных ископаемых, алмазов и золота. Индейцы, живущие здесь, тяготеют не к Гайане, преимущественно населенной индогаянцами (потомки рабочих из Уттар-Прадеша и Бихара, которых завезли на работу еще голландцы) и афрогаянцами (потомками рабов), а к Венесуэле, где проживают родственные племена.

Кстати, Гайана единственная англоязычная страна Латинской Америки. С начала своей государственности в ней заложили конфликт кланов. После обретения независимости значительная часть населения эмигрировала, в основном в Великобританию, а также в США и Канаду.

Свое название Кооперативная Республика Гайана получила 23 февраля 1970 года. Оно было связано с объявленным правящей партией курсом на построение «кооперативного социализма», закрепленного в конституции страны 1980 года. Но ни социализма, ни значительных достижений в области кооперации в Гайане так и не наблюдалось. Страна до сих пор занимает место среди самых бедных в регионе.

Почему сейчас?

Во-первых, внутренняя потребность режима Мадуро мобилизовать массы перед предстоящими «честными» выборами в 2024 году.

Во-вторых, Венесуэла и, вероятно, Россия пытаются не допустить выхода Гайаны на рынок «большой» нефти. Военное вторжение и потеря территории повлекут за собой не только внутриполитический кризис в Гайане, но и остановят разработку месторождений до стабильных времен.

В-третьих, именно сейчас возникновение нового фронта Глобальной войны вблизи США выгодно России. Чем больше таких фронтов, чем больше Белый дом будет отвлекаться от украинской тематики и перераспределять финансовую и военную помощь для поддержки своих партнеров, тем лучше для Кремля. Для Путина неважно, чтобы Мадуро отвоевал регион, ему нужен вязкий конфликт с привлечением соседних стран, который нуждается в непосредственном вмешательстве США. Еще одна «грязная война» с нечеткими для рядовых американцев интересами.

Латинская Америка богата историческими территориальными обидами. И они не ушли совсем в прошлое. Боливия при Эви Моралесе неоднократно поднимала вопросы возвращения территорий на тихоокеанском побережье, утраченных в результате Тихоокеанской войны (1879–1883). Считается, что спор продолжается, поскольку Боливия все еще претендует на суверенный выход в Тихий океан и бросает вызов Чили и Перу. Конфликт получил свое название от пустыни Атакама, в которой расположена спорная территория. В марте 2021 года президент Боливии Луис Арсе заявил, что спор является «открытым и незавершенным». Через спорные территории проходят важные транспортные коридоры.

Есть еще спор между Никарагуа и Колумбией по суверенитету над нефтеносным Китасуэньо. Гватемала претендует на 11 000 км в Белизе, которые в одно время Испания передала британской короне. Сальвадор хочет забрать выход Гондураса в Тихий океан через залив Фонсека. Между Аргентиной и Чили – спор о проливе Дрейка. Бразилия и Уругвай спорят за несколько островов.

Традиционно латиноамериканские страны судятся друг с другом в международных арбитражах. Они даже преподносили это как «особую политико-правовую традицию разрешения споров без войн». Но времена меняются. В риторике той же Боливии раздаются нотки угроз применить силу, например, в отношении Перу. Венесуэла уже от слов перешла к делу.

Разрушение старого миропорядка, ослабление роли США в регионе, хаотизация отношений, приход к власти популистских лидеров, которые обязательно будут разыгрывать карту исторической справедливости и национальной мобилизации, вмешательство вне региональных игроков РФ и Китая – все это создает обстоятельства, когда устаревшие обиды могут снова стать частью актуальной политической повестки дня. На Земле все меньше безопасных мест.

Виталий Кулик, «Фейсбук»

Написать комментарий 10

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях