23 февраля 2024, пятница, 17:21
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Что происходит между США и Китаем

5
Что происходит между США и Китаем

Главная война XXI века.

Для американского гегемона — это ведущий рубеж геостратегической мощи и средство для устойчивого процветания. Для Китая — это контроль над собственными инновациями, необходимыми для растущей державы. Технологическая война, которая сейчас идет между двумя сверхдержавами, вполне может стать определяющей борьбой двадцать первого века.

Huawei, национальный лидер Китая в области технологий, быстро стал громоотводом в технологическом конфликте между действующей властью и претендующими на нее. Опасения по поводу того, что Huawei представляет собой наибольшую угрозу для телекоммуникационной инфраструктуры США, привели к тому, что компания была выбрана в качестве современного троянского коня в комплекте с потенциальной бэкдор-угрозой на ее 5G платформе мирового класса, что вызвало бы улыбку и у мифологической Елены. Подкрепленное ничтожными косвенными уликами — несколькими обвинениями в шпионаже, которые не имеют ничего общего с предполагаемым бэкдором, и предположением о гнусных мотивах, связанных с давней военной службой его основателя Жэня Чжэнфэя — дело Америки против Huawei пронизано ложными нарративами.

Истинная причина разногласий заключается в туманной концепции слияния технологий, в частности, двойного использования передовых технологий в военных и гражданских коммерческих целях. Власти США убеждены, что в Китае такого разграничения нет. По их мнению, китайское государство и, следовательно, его вооруженные силы в конечном счете владеют всем, что подпадает под сферу компетенции его технологического сектора, от аппаратного и программного обеспечения до больших данных и слежения за теми, кто находится внутри страны и за рубежом. В этом и заключается суть растущего недовольства социальной платформой TikTok, которая в США ежемесячно насчитывает более 80 млн пользователей.

И не важно, что США уже давно практикуют собственный вариант слияния технологий. За прошедшие годы Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США породило многие из наиболее важных технологических достижений Америки, которые имеют широкое коммерческое применение. К ним относятся Интернет, Глобальная система позиционирования, прорывы в производстве полупроводников, ядерная энергетика, технологии визуализации и многочисленные фармацевтические инновации, в частности разработка вакцины против COVID-19. По-видимому, то, что хорошо для (проблемной) демократии, неприемлемо для системы, управляемой Коммунистической партией Китая.

Угроза со стороны Huawei является верхушкой айсберга в технологическом конфликте Америки с Китаем. Так называемый список организаций (Entity List), который Министерство торговли США использует для внесения в черный список иностранных компаний в целях национальной безопасности, был расширен посредством включения цепочки поставок Huawei, а также ряда китайских технологических компаний, занимающихся внутренней слежкой за этническими меньшинствами в провинции Синьцзян.

В то же время, с недавним принятием Закона о чипах и науке от 2022 года, США украли страницу из учебника промышленной политики Китая и поддержали государственное вмешательство для содействия технологическим инновациям. А в октябре прошлого года наступила логическая развязка: администрация Байдена ввела драконовские ограничения на экспорт передовых полупроводниковых чипов, направленные на то, чтобы задушить зарождающиеся усилия Китая в области искусственного интеллекта и квантовых вычислений.

Но жесткая политика Америки может оказаться обреченной на провал, поскольку ее технологическая война с Китаем включает в себя много тактики и мало стратегии. США быстро осознали силу «вооруженной сети» — удушающей хватки, которую они могут наложить на критические узлы трансграничной связи. Этот подход в сочетании с «френдшорингом» альянсов стал ключом к жестким финансовым санкциям, наложенным на Россию в ответ на ее вторжение в Украину. Вместе с тем вызывает сомнение, что такой подход будет столь же эффективным в плане контроля над сложными многонациональными исследовательскими консорциумами и физическими цепочками поставок современных технологий.

Что еще более важно, выдавливание противников не компенсирует отсутствие решения сложных проблем дома. Это особенно касается Америки, учитывая ее удивительно хрупкое технологическое лидерство. Несмотря на то, что США решительно реагировали на технологические угрозы со стороны бывшего Советского Союза во время Холодной войны, особенно на гонку ядерных вооружений и космический вызов, вызванный запуском спутника, с тех пор они допустили грубый промах: в 2020 году финансируемые из федерального бюджета исследования и разработки упали до 0,7% ВВП, что намного ниже пикового значения 1,9% в 1964 году.

Кроме того, в последние годы США недостаточно инвестировали в фундаментальные исследования и чистую науку, которая является зерном инноваций. В 2020 году расходы на фундаментальные исследования упали до 15,6% от общего объема расходов на НИОКР, что значительно ниже пикового уровня в 18,8% в 2010 году. Кроме того, предпринимаемые в последнее время усилия не приводят к каким-либо существенным изменениям; например, в соответствии с Законом о чипах и науке на НИОКР выделяется лишь 21% средств.

Неудивительно, что Китай находится в движении. На рубеже веков он тратил всего 0,9% своего ВВП на исследования и разработки, или примерно одну треть от 2,6% доли в США. К 2019 году (последний год для сопоставимых цифр) Китай тратил на НИОКР 2,2% ВВП, или 71% от доли США в 3,1%. США также отстают в области образования, ориентированного на STEM (естественные науки, технологии, инженерное дело и математика), тогда как Китай в настоящее время выпускает гораздо больше докторов наук STEM, чем США.

Отчасти, отставание Америки в критических основах технологического лидерства — как в НИОКР, так и в человеческом капитале — является результатом того же дефицита внутренних сбережений, который привел к хроническому торговому дефициту США. Склонность Америки обвинять Китай в собственных проблемах является оправданием, а не стратегией.

Более стратегический подход Китая не лишен собственной уязвимости, особенно в отношении ИИ. Несмотря на то, что огромный запас данных Китая подразумевает огромное преимущество для приложений машинного обучения, однако без постоянного увеличения вычислительной мощности, его достижения в этой области в итоге будут заблокированы. Тактическая атака Америки на передовые чипы, питающие вычислительные мощности Китая в области искусственного интеллекта, нацелена именно на это слабое звено в китайской инновационной цепи. Китай это понимает, и можете быть уверенны, что он так или иначе на это отреагирует.

В пятом веке до нашей эры древнекитайский военный философ Сунь Цзы наставлял: «Тактика без стратегии — это шум перед поражением». Примерно 2500 лет спустя это наставление представляется как никогда актуальным. Сегодняшний Китай продолжает играть в долгую игру, тогда как тактическое наступление Америки на китайские технологии строится на короткой игре. Попав в ловушку политической системы, которая не придает большого значения стратегии, нет никаких гарантий, что США одержат победу в экзистенциальном технологическом конфликте с Китаем.

Стивен Роуч, nv.ua

Написать комментарий 5

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях