15 апреля 2024, понедельник, 5:37
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Элиты содрогнулись

4
Элиты содрогнулись
Иван Преображенский

Сигнал из Гааги дошел до настоящего адресата.

Международный уголовный суд выдал ордер на арест российского президента Владимира Путина, которого подозревают в насильственных депортациях детей с оккупированных территорий Украины. Аналогичные обвинения выдвинуты и против уполномоченной по правам ребенка при президенте России Марии Львовой-Беловой. Большой вопрос, какой еще из двух выписанных в Гааге ордеров на арест важнее с исторической точки зрения.

Где вы были девять лет?

Если вы не жили на другой планете или не старались всеми силами абстрагироваться от окружающей реальности, то для вас вряд ли стала неожиданностью выдача Международным уголовным судом (МУС) ордера на арест российского президента. Он наработал на это еще до 2014 года: второй войной в Чечне, где тоже совершались преступления против человечности, расправами над оппозиционерами внутри России и убийствами, организованными российскими спецслужбами за ее пределами, другими многочисленными преступлениями. Но после аннексии Крыма и начала войны в Донецкой и Луганской областях Украины, вопрос о том, когда же Путина будут судить, стал задаваться регулярно.

Уверен, для самого российского президента решение суда в Гааге тоже не стало неожиданностью. Он его ждал и боялся одновременно. Теперь, наверное, думает, что это подтверждение его давних подозрений о желании Запада избавиться от него любым способом. Россия явно опасалась такого решения с 2016 года, когда она отозвала свою подпись под Римским статутом об учреждении и признании юрисдикции Международного уголовного суда.

Таким образом, в решении МУС, по большому счету, нет сенсации. Разве что можно назвать этот ордер сигналом приезжающему в Москву председателю КНР Си Цзиньпину - ему придется пожимать руку человеку, которому официально предъявлены обвинения в военных преступлениях. Поэтому не менее интересно рассмотреть подробности и последствия решения МУС, которые сейчас многим кажутся побочными или второстепенными.

Первый президент - киднеппер?

Английское слово kidnapper давно стало толковаться расширительно, как вообще похищение людей, но изначально относилось только к детям. С этой точки зрения оно идеально подходит к обвинениям, выдвинутым против Владимира Путина. Он первый глава государства (их в принципе в истории МУС было пока только четыре и одного даже оправдали в итоге), которого обвиняют в такой форме преступления против человечности как массовое сознательное похищение детей и насильственная их русификация.

Выбор именно этого обвинения из целого букета преступлений, в причастности к которым подозревают российского президента, вряд ли случаен. Речь не идет о пустой оригинальности. Во-первых, такой состав преступления дает МУС право судить Путина, даже если Россия перестала с 2016 года признавать юрисдикцию суда в Гааге. Во-вторых, мы живем в очень несовершенном мире, где постоянно идут войны и совершаются разнообразные преступления. Шокировать современного человека трудно. Но похищение детей - как раз то, что осознается как абсолютно недопустимое деяние.

Причем чудовищные преступления имеют такое свойство, что часто человеческое сознание отказывается в них верить, если еще не сталкивалось с чем-то подобным. К несчастью, в истории Европы были уже подобные преступления. Например, во время гражданской войны в Испании франкисты изымали детей из республиканских семей и распределяли по «благонадежным» родителям, и последствия этого изуверства страна переосмысляет еще и сейчас.

Так что понять и осознать совершенное Путиным европейцы могут и решение суда поймут и поддержат. Как, весьма вероятно, и многие россияне. Вряд ли случайно путинское окружение и пропагандисты, возмущаясь выданным на его имя ордером на арест, стараются не упоминать как состав преступления, в котором его обвиняют, так и Марию Львову-Белову, которую также обвинили в похищениях детей. Россиянам явно не хотят давать повод лишний раз задуматься о том, что творит сейчас их страна.

Есть ли жизнь после Путина?

Впрочем, нежелание упоминать об ордере на арест российской уполномоченной по правам детей может быть вызвано и простым психологическим вытеснением. Для российского правящего класса «увязывание» ее в один пакет с Путиным - очень плохая новость.

Нетрудно представить, о чем задумались российские «элиты». Точнее, та их часть, которая надеется сохранить капиталы и влияние, пережив Путина, чем бы ни закончилась развязанная им война. Не на словах, а на деле им дали понять, что уйти от персональной ответственности не удастся. Они, как Львова-Белова - соучастники, вопрос лишь в том, когда ордер выпишут и на их имя. В отличие от президента у них нет и иммунитета от уголовного преследования в рамках международного права.

Даже если Путина сменит кто-то другой, война закончится, а отношения с Западом нормализуются, их уголовные дела прекратят разве что «по факту смерти». И теперь вопрос, как они отреагируют. «Сплотятся вокруг флага», которым и является для них Путин? Побегут от ответственности и из страны, пока не поздно? Или решатся на борьбу, хотя бы за свое будущее благополучие?

Иван Преображенский, «Немецкая волна»

Написать комментарий 4

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях