24 июня 2024, понедельник, 3:32
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Черная метка

3
Черная метка

Что происходит в окружении Путина после сигнала МУС.

Международный уголовный суд, выдав ордер на арест российского президента, вручил Владимиру Путину черную метку. И одновременно послал красный сигнал представителям российской элиты — отсидеться не получится: сотрудничество с похитителем украинских детей означает соучастие в этом и других его преступлениях, а Россия не сможет добиться снятия международных санкций и возвращения в сообщество цивилизованных государств без выполнения решения МУС.

Итак, Путин должен уйти. Сам или с небольшой помощью своего окружения.

Но чувствуют ли в Кремле угрозу дворцового переворота? Оглядывается ли Путин по сторонам, когда проходит коридорами кремлевского Сенатского дворца, валдайского «терема» Кабаевой или одного из своих многочисленных бункеров?

Судя по угрюмым лицам участников съезда РСПП, на котором выступал Путин, у многих представителей крупного российского бизнеса нет желания платить и страдать за имперские идеи кремлевского почитателя Ильина. Да и эксперты, с которыми мы консультировались, полагают: если нынче угроза для путинского режима и существует, то она исходит не от протестных настроений россиян, незначительных и малозаметных, коллапса экономики, межрегиональных противоречий, а от межэлитного раскола.

Увы, в среде российской элиты пока не готовы организовать операцию «Валькирия» и сдать в утиль «Михаила Ивановича»: правящая группа сохраняет монолитность.

При этом российский истеблишмент испытывает все более растущее недовольство самим Путиным, начавшим допускать много ошибок в принятии стратегических решений. Например, недооценки уровня сопротивляемости Украины и жесткости Запада. Да и сказ о том, что «мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут», не слишком вдохновляет людей, мечтающих закончить свои дни на вилле на Лазурном берегу, поигрывая по маленькой в казино или наслаждаясь средиземноморским солнцем на собственной яхте в окружении прелестниц.

Несмотря на меркнущий ореол Путина, истеблишмент пока далек от открытого бунта и не готов объявлять «царя» ненастоящим. И если часть элиты не разделяет озвученные «начальником» цели «специальной военной операции», выводы его псевдоисторических изысканий и антизападничество обиженного, то публично они об этом не говорят: никто не хочет жертвовать нажитым непосильным трудом. Наоборот, многие демонстрируют верноподданнические чувства, в том числе и участвуя в флешмобе #МУСПутинЭтоЯ.

Как полагает приглашенный сотрудник Немецкого совета по международным делам (DGAP) Александра Прокопенко, «отсутствие внятного механизма выхода из-под санкций или хотя бы диалога на эту тему заставляет российскую элиту окапываться внутри страны». Но это одна из причин, почему истеблишмент сохраняет лояльность режиму. Другие причины — псевдопатриотический угар, страх перед репрессиями. В этой ситуации и чиновники, и бизнесмены (в том числе и крупные), думают о том, как «пропетлять». И у каждого из них — своя стратегия выживания.

При этом Кремль стремится максимально «замарать» кровью весь истеблишмент.

Так, крупный бизнес подталкивают платить «добровольные» взносы в российский бюджет. Главы регионов формируют добровольческие батальоны. А репутация сислибов главы Центрального банка России Эльвиры Набиуллиной, министра финансов Антона Силуанова и главы «Сбербанка» Германа Грефа безнадежно испорчена, поскольку они стали пособниками агрессии, начав перестраивать экономику России под требования военного времени и для смягчения санкций: фактически они спасли режим.

Несмотря на жесткое межэлитное противостояние, группы влияния сохранили верность «царю». Не наблюдается раскола и в самом близком круге Путина. За год, прошедший с момента широкомасштабного вторжения, ни одна «башня Кремля» не была разгромлена и из игры никого не выбросили: Путин решил не нарушать баланс политической системы. И все же изменения в ней произошли.

Так, усилилась группа Юрия Ковальчука, являвшегося активным проводником идеи вторжения в Украину. Акционер банка «Россия» более всех заинтересован в дальнейшем пребывании у власти Путина, ведь все влияние приверженца конспирологических теорий в российской политической системе держится на персональной близости к «начальнику». Не удивительно, что он будет поддерживать Путина до конца. Ведь с уходом нынешнего президента РФ обрушится и капитализация братьев Ковальчуков.

За счет частого общения с Путиным за год выросло и влияние замглавы АП Сергея Кириенко, курирующего оккупированные украинские земли и контролирующего весь процесс формирования современной «элиты» России: теперь он — самостоятельная фигура. Поэтому группа Ковальчука трансформировалась в группу Ковальчука—Кириенко, в состав которой входят премьер-министр Михаил Мишустин, первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак, собственник ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин и другие.

Группа Ковальчука—Кириенко активно взаимодействует с такими тяжеловесами как секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев и глава «Роснефти» Игорь Сечин. Но влиятельность этого «триумвирата» вовсе не означает, что именно его представитель станет преемником Путина в случае ухода того из власти: ни у одной из «башен Кремля» нет ресурса, чтобы самостоятельно взять власть в свои руки.

При этом внутри системы происходят процессы, исподволь разрушающие режим. В частности потеря государством монополии на силовой ресурс. Впрочем, как показывает история с владельцем ЧВК «Вагнер» Евгением Пригожиным, Кремлю удалось взять под контроль этих новых операторов силового ресурса. А российский генералитет, несмотря на публичные обвинения в унизительных поражениях на фронтах российско-украинской войны, сохраняет преданность власти.

Важно помнить: у тех, у кого нынче есть силовой ресурс, после ухода Путина возможности только вырастут. А у таких, как Ковальчук, — политический «индекс Доу Джонса» резко пойдет вниз.

В любом случае группам влияния придется договариваться между собой, стремясь найти компромиссную кандидатуру. Так было и после смерти Сталина весной 1953-го, и свержения Хрущева осенью 1964-го. При этом совсем не факт, что преемник Путина будет менее агрессивен в политике по отношению к Украине и Западу. Как и то, что персона, которую будут рассматривать как компромиссную, удовлетворится своим временным статусом: и Хрущев, и Брежнев смогли усилить свои позиции и избавиться от конкурентов.

Судя по всем признакам, в Кремле, полагая, что любые изменение конфигурации власти грозят ее коллапсом, отказались от идеи трансфера власти и готовятся к тому, что Путин пойдет на президентские выборы 2024 года. Хотя соцопросы в России давно уже не заслуживают доверия, есть все основания утверждать, что российский президент сохраняет поддержку подавляющего большинства населения. Подданные не проявляют недовольства войной в Украине: за год после широкомасштабного вторжения из крупных российских городов произошел колоссальный отток за границу нелояльного к Кремлю населения.

Путин откровенно заявляет, что россияне должны готовиться к затяжной войне, предлагая жить в мире, где военные действия станут нормой на долгие годы. И если раньше перед политиками и социологами стоял вопрос: «Кто победит — холодильник или телевизор?», то теперь он звучит так: «Рефрижератор или телевизор?». Но судя по всему, в Кремле не ждут, что из-за проблем в экономике и увеличения числа цинковых гробов «глубинный народ» в ближайшее время начнет русский бунт — на этот раз осмысленный, не только беспощадный: власть учла ошибки, совершенные во время первого этапа мобилизации. И теперь рекрутинг проводится преимущественно в депрессивных регионах.

Впрочем, на многие процессы в России будет влиять то, как будут развиваться события на фронте весной. Взрыв может произойти в любое время и по любому поводу. Для нас же важно, чтобы по завершении российско-украинской войны Россия перестала угрожать безопасности Украины. А для этого она должна перестать быть империей. Возможно, что демонтаж России затянется на десятилетия: запас прочности, в том числе и экономический, у нее есть. Но кровавый распад этого государства имеет куда более реальные перспективы, нежели его демократизация.

Владимир Кравченко, «Зеркало недели»

Написать комментарий 3

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях