15 апреля 2024, понедельник, 5:55
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Наталья Пинчук: Свободная Беларусь для нас прежде всего

1
Наталья Пинчук: Свободная Беларусь для нас прежде всего
Фото: Belsat

Большое интервью с супругой Нобелевского лауреата Алеся Беляцкого.

Как Алесь Беляцкий узнал, что его удостоили Нобелевской премией мира, не знает даже жена: переписку с заключенным мужем цензурируют, а на единственном коротком свидании Беляцкий только жестом показал, что думает о премии. «Белсат» поговорил с Натальей Пинчук о ее заключенном муже и значении премии.

Наталья Пинчук, жена Алеся Беляцкого, в декабре 2022 года зачитала за заключенного мужа Нобелевскую лекцию в Осло. Тогда «Белсат» решил по причинам безопасности не записывать с ней интервью: режим Александра Лукашенко мог отомстить ей за разговор с «экстремистами».

Через три месяца Игорь Кулей поговорил с Натальей Пинчук. Она пояснила: по причинам личного характера она пока решила не возвращаться в Беларусь, поэтому сейчас может разговаривать с «Белсатом». Что касается безопасности или опасности, «все это очень относительно», отметила она.

После того, как мужа удостоили Нобелевской премии, в жизни Натальи ничего не изменилось, уверяет она: только появилось больше работы, больше встреч с представителями властных структур разных государств, чтобы доносить сведения о ситуации в Беларуси – и чтобы те принимали какие-то меры по освобождению несправедливо осужденных.

«Прибавилась работы и ответственности, – объясняет Наталья. – Я понимаю, что эту работу должна выполнять, потому что это я делаю не только ради Алеся, а делаю для всех тех беларусов, которые находятся сейчас в Беларуси, для тех беларусов, которые, как и Алесь, за решеткой».

Игорь Кулей вспомнил, как Беляцкому в 2011 году вручали Премию свободы Атлантического совета (премией Беляцкого удостоили менее чем за месяц до того, как власти Беларуси бросили его за решетку на три года). Президент Атлантического совета тогда говорил, что вскоре у Беляцкого будет и Нобелевская награда. Кулей тогда поспорил с другом и проиграл: считал, что до Нобелевской премии Беляцкому осталось два года, а на самом деле оставалось 11. А ждал ли премии сам Беляцкий?

«Алесь не работал на премии, он работал потому, что в этом была необходимость, – ответила Пинчук. – Необходимость заниматься теми делами, которые наиболее требовали внимания, полной отдачи. Что касается правозащиты, то он действительно всего себя отдавал этому. Это стиль его жизни, он не чувствовал себя по-другому».

Она подчеркивает: это прекрасно, что оценили его работу, но эта работа была направлена на то, чтобы в Беларуси не нарушались права человека. На первом месте для него – свободная демократическая Беларусь.

«Как раз ожидания абсолютно не было, это абсолютно неожиданная новость, – вспоминает Пинчук о Нобелевской премии мужу. – Во время этого заключения у меня вообще сложилось впечатление, что на Алеся забыли. У меня было с чем сравнить: с тем заключением, когда он сидел 10 лет назад. Тогда было очень много внимания тем политзаключенным, которые находились за решеткой, в том числе и Алесю. Что касается этого времени и этого раза, даже мало кто ко мне дозванивался. Поэтому даже мыслей таких не могло прийти в голову. Я понимаю, что ситуация сейчас очень была специфическая и другая: сейчас масса людей сидит в тюрьмах, все это внимание понятно, что нужно распределить и другим, и это тоже правильно, тоже важно. Поэтому премия – это было что-то такое, что очень сильно меня удивило и поразило».

Фото: Belsat

Беляцкого номинировали на Нобелевскую премию пять раз – тогда, вспоминает Наталья, и были разговоры с Алесем о возможном получении. Теперь же не было информации о номинации: номинантов могут раскрывать те, кто номинировал, а могут и не раскрывать, сам Нобелевский комитет публикует полный список номинантов только через 50 лет. Наталья Пинчук узнала о награде мужа только в день, когда награду решили дать: 7 октября 2022 года.

«Мы как раз с моими подругами вернулись из путешествия накануне, у нас было нервное путешествие с неприятными приключениями. Чтобы каким-то образом развеяться, с подругой поговорила, она говорит: «Наташа, иди пройдись по улице, немного в себя приди». И я собралась и пошла по улицам пройтись. Поскольку шум города, машины, это движение, я не сразу услышала, что звонит телефон. Когда подняла трубку, звонила моя подруга с таким чуть ли не криком: “Что ты трубку не поднимаешь, тут такие события происходят, тебе уже все звонят, не могут дозвониться”. Действительно, когда я закончила с ней разговаривать, я увидела, что у меня здесь большой список и SMS-ок, и пропущенных звонков. Тогда я уже бегом повернула домой».

Впечатления, вспоминает она, были очень сильные, и была не только радость, но также определенный страх:

«Я на то время журналистам об этом не рассказывала, потому что меня просто бы не поняли: посчитали, что это неискренняя реакция на то событие. Я очень волновалась, что это может усугубить ситуацию с Алесем. И в тоже время могли быть, и у большинства людей были надежды, что это наоборот может улучшить ситуацию. Но у меня были свои опасения».

О том, что имя Беляцкого будет записано в учебники истории, его жена еще не думала.

Алесь Беляцкий в неволе с 14 июля 2021 года – в тот день схватили еще дюжину правозащитников и активистов, провели обыски в двух десятках организаций. Как он узнал о Нобелевской премии, не знает даже жена: переписка прерывистой, не все проходит цензуру, а единственное свидание длилось только час. На том свидании Алесь выразил эмоции по поводу премии только жестами: Наталья поднимает ладони вверх, делает ошеломленное лицо.

«Я поняла, к чему все эти жесты относятся, потому что для него это было абсолютно неожиданно, – объясняет Пинчук. – Это уже было 10 ноября, сколько времени прошло. Для него это был важный момент».

Фото: Belsat

писок премий Беляцкого очень длинный: кроме «Нобелевки», у него десятки наград и отличий. Премия Homo Homini, которую вручил сам Вацлав Гавел, и премия имени Гавела от Парламентской ассамблеи Совета Европы; премии Леха Валенсы и премия имени Андрея Сахарова; премия от Государственного департамента Соединенных Штатов и медаль к 100-летию Беларусской Народной Республики; литературная премия Алеся Адамовича и шведская премия «За правильный образ жизни»; звания почетного гражданина Генуи, Парижа и Сиракузов…

«Премии в любом случае важны, потому что дают оценку деятельности: что то, что ты делаешь, это все – таки не зря, – рассуждает Пинчук. – Но это не вызывает у него таких больших эмоций. Да, это один из этапов, который отметили. Но не премии определяли его работу. Наоборот, то, что он делал, попутно отмечали премиями».

Беляцкий мог выехать из Беларуси и избежать задержания: тревожные знаки были еще в 2020 году. Почему остался?

«У него было знание того, что за ним придут, трезвое осмысление было, – отвечает жена. – У нас еще когда в феврале был обыск, мы уже тогда подумали, что пришли за Алесем. Когда обыск закончился, я спросила, можно ли ему собрать вещи. На что мне сказали, что нет, что вызвало у меня недоумение, потому что мы уже знали, что это рано или полно произойдет».

По мнению Натальи Пинчук, Беляцкому было бы трудно перенести пребывание за границей в безопасности во время, когда за решеткой уже были «весновцы» Марфа Рабкова, Леонид Судаленко и другие, кого схватили раньше.

«Почему не уехал? Потому что он понимает, как и в первый раз, что вины за ним нет никакой, человек невиновен, – уверена Пинчук. – Но мы знаем, что у нас сейчас сажают и невиновных. Поэтому осознание того, что его посадят, было однозначное. Но вместе с тем, до сих пор были арестованы также сотрудники «Весны» – и для него было морально неприемлемым, что он уедет, будет находиться в безопасности в то время, как его коллеги здесь в Беларуси, в таких достаточно тяжелых условиях».

А если бы уехал, не мог бы сделать больше на свободе, тем более в статусе лауреата Нобелевской премии мира?

«Уже сложилось как сложилось, – отвечает жена Беляцкого. – Мне кажется, то, что он находится сейчас в тюрьме, и вот тот факт, что он нобелевский лауреат, усиливает еще больше внимание к Беларуси – и именно не только к Алесю как личности на сегодняшний день всемирно известной, но и тех людей, которые также рядом с ним, которые находятся в белорусских тюрьмах. Теперь уже не так существенно, кто поднимает голос: я или кто другой. К этому голосу прислушиваются потому, что Нобель связан с Беларусью, и это возвращает Беларусь в фокус внимания международного сообщества. И то, что Алесь пока находится в тюрьме, это показывает, что беларусский вопрос не решен, и что его надо решать».

Она соглашается с тем, что муж мог бы сделать много дел на свободе и за пределами Беларуси, но в сложившейся ситуации «весь трагизм и драматизм ситуации наиболее очевиден». Это не значит, что хорошо, что он в неволе, но так уж сложилось, резюмирует она.

Кулей рассказал, как анализировал статистику просмотров новостей, связанных с Беляцким и Нобелевской премией, и разочаровался: цифры малы. Почему самая престижная награда в мире не вызвала резонанса среди беларусов?

«Беларусы сейчас вообще находятся в очень подавленном состоянии. Вообще смотреть какие бы то ни было СМИ, которые признаны «экстремистскими» и так далее – это большой риск, – считает Пинчук. – Во-вторых, не забываем про то, что у нас активно действует пропаганда. Сейчас беларусские СМИ Нобелевскую премию называют «так называемой», занижая значительно статус этой награды».

Почему Беляцкий из заключения призывает не к большим санкциям, а к примирению и диалогу?

В последнем слове на суде Беляцкий говорил о примирении, призывал к широкому национальному диалогу с представителями властей и общественности после прекращения репрессий и освобождения политзаключенных.

«Он мыслит стратегически в данном случае, он смотрит в будущее и понимает, что мы беларусы все разные, и рано или поздно нам все равно нужно будет договариваться между собой, – рассуждает Пинчук. – Вероятно, сейчас для нас это остро и больно воспринимать, потому что памятны все эти раны 2020 года, памятны нам каждодневные аресты-суды, которые происходят. На сегодняшний день кажется, что невозможно никакое примирение. Но при этом очень важно обратить внимание на ситуацию. Предпосылки весьма существенные: нужно освободить всех, кто сидит по политическим мотивам».

Даже ценой того, что Лукашенко называет «переворачиванием страницы», Пинчук отвечает: прежде всего важны жизни людей, так как в тюрьмах Беларуси людей по сути медленно убивают. Другое дело – как потом разрабатывать подходы к тем, кто нарушал законы. Так Пинчук видит мнение Беляцкого, так считает и сама:

«Преступники должны быть наказаны, это однозначно. Что касается людей, которые имеют другое мнение, то мы должны найти какой-то консенсус».

Наталья Пинчук уверена, что режим Александра Лукашенко закончится раньше или позже, а вопрос только в том, как долго будет идти этот процесс – она надеется на то, что союз с Россией ослабнет.

«Нам не повезло с соседством, нам не повезло с Россией, которая постоянно поддерживает Лукашенко и его режим, – считает Пинчук. – Это, к сожалению, создает проблемы не только нам, а и другим государствам. Ослабление России – это вероятный шанс для Беларуси».

Изменения в лучшую сторону, уверена она, будут, и речь не об оптимизме или пессимизме: все диктаторские режимы рано или поздно падают.

«Многое зависит от нас, но многое зависит и от той геополитической ситуации, которая складывается вокруг нас, – говорит Пинчук. – Хотелось бы верить в лучшее, хотелось бы при всем моем пессимизме. Но, разумеется, никто не откажется от того, чтобы мы оказались в Беларуси – той, которая бы сейчас не была чем-то страшным, чем-то серым-мрачным, где нельзя было спеть песни на том языке, которым ты хочешь, высказать свое мнение. Свободная Беларусь для нас прежде всего».

Написать комментарий 1

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях