4 марта 2024, понедельник, 11:44
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

«Получается, как в анекдоте: столько обещано, а вам все мало!»

3
«Получается, как в анекдоте: столько обещано, а вам все мало!»

Почему в Беларуси появляются «золотые» огурцы.

Беларусь возглавила антирейтинг среди стран ЕАЭС по росту цен на сельхозпродукцию. Как следует из отчета, опубликованного на сайте Евразийской экономической комиссии, в феврале 2023-го цены выросли на 0,1% по сравнению с январем, и на 19,7% к февралю прошлого года. И это притом, что за прошлый год производство сельхозпродукции увеличилось на 3,6%.

Наиболее заметное подорожание — почти 23% — продемонстрировала продукция животноводства. Хотя в правительстве не раз обращали внимание, что в Беларуси «продовольственная безопасность на высоком уровне», и, в частности, мясом и молоком мы обеспечиваем себя полностью сами, да еще и на экспорт остается.

Выходит, действующее в стране уже полгода жесткое госрегулирование цен не помогает? Почему так заметно выросли цены во вроде бы «аграрной стране», и можно ли улучшить ситуацию в теперешних условиях, «Филин» обсудил с предпринимателем, бывшим госчиновником Николаем Лысенковым.

— Даже по рассматриваемому отчету видно, что из всех стран-соседей в Беларуси самая командная экономика, и все цены действительно регулируются государством. Даже если это экономически не обоснованно, но политически выгодно, то цена будет держаться на том уровне, на котором, ее, условно говоря, закрепил приказ правительства, — говорит предприниматель. — Эта практика складывалась годами. А поскольку в последние десять лет у нас ощущается нехватка валютной выручки, очень много белорусской сельхозпродукции идет на экспорт по заниженным ценам.

И чтобы как-то выкрутиться, предприятия просили разрешить им хотя бы на внутренний рынок продавать продукцию дороже — чтобы компенсировать затраты экспорта.

Сегодня — уже второй год, как наша страна находится под серьезными санкциями, и этим пользуются посредники (потому как продукция из Беларуси идет на экспорт не напрямую от производителя — потребителю). Понимая, что у госпредприятий нет особого маневра, потому что они не могут не произвести или не продать продукцию — у них приказ, обеспечить валютную выручку, — посредники «выкручивают руки» руководителям этих предприятий, чтобы те снижали цены. Те, соответственно, вынуждены идти на уступки.

В последние годы стало это еще более ощутимо, и по сравнению с основными конкурентами цены на белорусские сельхозпродукты на экспорт очень упали. Ну, а поскольку не будешь же постоянно работать в минус, так будут вымываться и оборотные средства, государство такие предприятия поддерживало: какие-то льготные кредиты выдавало, средства вкладывались в модернизацию оборудования и т.п.

Нынче же, отмечает Николай Лысенков, «золотые запасы пана атамана» значительно оскудели, и даже на значимую поддержку силового блока в бюджете денег нет. Что уж говорить о сельском хозяйстве, до которого средства доходят по остаточному принципу.

Для того, чтобы перекрыть убытки экспорта, производители вынуждены были поднять цены на внутреннем рынке. То есть, получая валютную выручку и обеспечивая бешеные прибыли зарубежным посредникам, платим за это мы с вами — потребители, которые покупают продукты в магазинах.

— Такой значимый рост цен, на ваш взгляд, произошел в основном «благодаря» тому, что их завышают отечественные производители, или так повлияли импортные продукты, на которые чиновники особо повлиять не могут, а закупать вынуждены?

— Белорусские чиновники балансируют между экономической составляющей и политической: в первую очередь все вынуждены «любить президента», который якобы даровал нам дешевые продукты, а потом уж получать прибыль. Плюс режим командной экономики.

К тому же во всем мире продукты питания подорожали за последние годы — в связи с пандемией коронавируса, с экономической политикой крупнейших центробанков.

Другое дело, что в той же Европе энергоресурсы подорожали (условно, два года назад покупали тысячу кубов за $200, а в прошлом году, был период, цена превысили отметку в $2000) — поэтому, например, у них огурцы подорожали. А почему в Беларуси они подорожали, сложно сказать: мы как покупали газ за $120, так и покупаем.

Скорее всего, у правительства нет субсидий для поддержки отечественных производителей и перерабатывающих предприятий — и те, чтобы вовсе не обанкротиться, поднимают цены, с согласия властей, только чтобы это было не резко и не слишком ощутимо.

— С огурцами была очень показательная история, когда своих не хватало, а цены на импорт шокировали. И потом премьер-министр Роман Головченко оправдывался, мол, в течение нескольких лет решим вопрос обеспечения огурцами в межсезонье, ездил с инспекцией в тепличное хозяйство, обещая модернизировать и строить новые для обеспечения овощами по доступным ценам.

Почему такая запоздалая реакция, если проблеме не первый год?

— Так и обещаниям не первый год. Модернизировать теплицы, новые пооткрывать — каждые пять лет обещают. Лукашенко говорит ежегодно: ставлю задачу — накормить и на экспорт произвести. Тут, повторюсь, важнее политическая составляющая, главное — пообещать.

Всякий раз, когда идет новая электоральная кампания, мы наблюдаем этот популизм и посулы. Не обязательно, чтобы мы стали жить лучше, главное, чтобы люди думали, что есть прогресс. И получается, как в анекдоте: «Вам уже столько обещано, а вам все мало!».

Поэтому то, что сейчас Головченко заявил о необходимости развивать отрасль — так Лукашенко об этом говорил еще двадцать лет назад. И вроде бы даже деньги какие-то выделили, а дальше на тормозах спустили.

Отрасль, конечно, развивается — она не осталась на тех же позициях, что 20-30 лет назад. Но это развитие настолько медленное, что наши соседи обгоняют нас с лихвой — они и так впереди были, а сейчас уходят в еще больший отрыв. Поэтому иногда кажется, что мы топчемся на месте, а по сравнению с соседями, которые успешно развиваются — что и вовсе назад катимся.

Можно ли как-то исправить ситуацию, — например, отказавшись от модели колхозов в пользу фермером, или в текущей ситуации и условиях санкций это нереально? По мнению Николая Лысенкова, белорусские власти не могут создать условия для прогресса — лишь для его видимости.

— Правительство боится дать деньги частникам, зато вкладывается в убыточные колхозы и перерабатывающие предприятия. Если кому-то из частных предприятий и оказывается господдержка, то, думаю, точечно и благодаря личным связям с чиновниками.

Если бы подобную поддержку, субсидии дали фермерам — они бы уже давно колхозы поглотили. Но, к сожалению, у нас не соблюдается Конституция, где четко прописано равенство прав собственности. А если представить, что выделят средства в поддержку — то не на тех же условиях, что для госпредприятий (не отдал убыточный колхоз долги — их списали), а будут требовать вернуть через год назад.

Сравните, как это происходит в соседних с Беларусью странах: финансирование безвозмездное, и его распределяют для всех, только производи продукцию.

Поэтому, пока не поменяется у властей подход к этой теме, об улучшении ситуации говорить не приходится. В командной экономике это невозможно. А на структурные реформы белорусский режим не пойдет.

Написать комментарий 3

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях