22 мая 2024, среда, 5:46
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

СМИ: Нелояльным к режиму белорусам запретили продавать имущество

19
СМИ: Нелояльным к режиму белорусам запретили продавать имущество

В стране появились «черные» списки квартир?

Читатели «Белсата» сообщают, что столкнулись с запретом на продажу квартиры. По их информации, появились так называемые «черные списки» с именами людей, связанных с протестами 2020 года, которым квартиры продавать нельзя. Источники «Белсата» утверждают, что такие списки были разосланы в Бюро регистрации и технической инвентаризации (БРТИ), а также в риелторские агентства.

Редакция «Белсата» связалась с человеком, который пытался продать свою квартиру в Беларуси и столкнулся с запретом на продажу.

По словам собеседника, он выехал из страны и пытался продать свою квартиру, оформив доверенность на родственника. Помогало с продажей риелторское агентство. Оно подготовило необходимые документы, сделало фотоснимки квартиры, выставило объявление на продажу и уже даже начало проводить осмотры с покупателями. Но однажды хозяину позвонил представитель агентства и сообщил, что продать квартиру они все-таки не смогут. В разговоре он сослался на то, что во все БРТИ и риелторские агентства были разосланы списки так называемых «экстремистов», сделки по квартирам которых приостановлены. Фамилия нашего собеседника как раз находилась в этом списке. То есть получалось, его квартира не может быть продана.

При этом наш собеседник отмечает, что, по словам риелтора, в списке даже есть люди, которые получали только «административку» в связи с событиями 2020 года.

Продажа квартиры так и не состоялась, а собеседник не предпринимал больше попыток сделать это еще раз.

Надо добавить, что о существовании подобного «черного списка» мы слышали и от других людей. Некоторые из них не так давно продавали квартиры в Минске и утверждают, что их фамилии также проверяли по какой-то базе, которая есть в распоряжении БРТИ.

Что говорят риэлторы

Чтобы получить подтверждение этой информации, журналисты поговорили с представителем одного из риелторских агентств, который пожелал остаться анонимным.

В разговоре с нами он отметил, что, по крайней мере, в их агентстве о таких списках ничего не знают. Он допустил, что в самих БРТИ «черные списки» могут существовать, но, возможно, они засекречены.

В любом случае, говорит наш собеседник, риелторские агентства работают с БРТИ, при заключении сделки необходимо взять нотариально заверенную справку о том, что квартира свободна от обременений и что ее можно продавать. Если приходит ответ, что квартира не может быть продана (например, находится в залоге или право продажи приостановлено судом), то в риелторском агентстве чаще всего не разбираются, по какой причине такие ограничения были наложены судом или какой другой инстанцией. Эти сведения могут передаваться уже непосредственно продавцу квартиры, который самостоятельно дальше разбирается, с чем эти обременения могут быть связаны.

Продажа конфискованных квартир

Однако риелтор упомянул один случай, который показался ему необычным. Произошло это вскоре после того, как стало известно, что на аукцион выставили квартиру Сергея Тихановского (18 февраля 2023 года). Однажды в течение нескольких дней в риелторской базе «с непонятного сайта выскочило много дешевых квартир» (всего около десятка), также выставленных на аукцион. Скорее всего, по мнению собеседника, эти квартиры могли быть конфискованными, как и квартира Тихановских. Но, разумеется, точных причин, почему это произошло, никто не знает.

Примечательно, что эти квартиры быстро исчезли из базы: возможно, их продали, говорит собеседник, а может, настроили фильтры так, чтобы они больше не попадали именно в риелторскую базу.

Некоторое время в риелторских кругах даже ходили слухи, что процесс конфискации квартир и продажи их через аукционы может получить массовый характер – их будут отбирать у противников режима по аналогии с квартирой Тихановских. Но, по словам собеседника, пока он не наблюдает такой тенденции. Если такое и происходит, высказывает мысль риелтор, то, возможно, в единичных случаях и касается людей, которые сильно досаждали режиму. Причем продаваться квартиры таких людей могут напрямую через аукцион, минуя базы недвижимости, имеющиеся в распоряжении риелторов.

Что говорят юристы

Журналисты обратились также за комментарием к юристу, чтобы выяснить, как работает процедура наложения запрета на продажу квартир и могут ли быть у такого запрета правовые основания.

Юрист Human Rights Impact Роман Кисляк отметил, что все запреты могут налагаться только через Бюро регистрации и технической инвентаризации: то ли от судебных исполнителей, то ли от других органов – все данные контролируются БРТИ.

Юрист допустил, что подобные запреты могут налагаться во время проведения какого-то оперативного мероприятия, каких-либо проверок, в результате чего в БРТИ могли быть высланы соответствующие запросы.

При этом, отметил Роман Кисляк, понятие запрета на отчуждение имущества включено в общие регистрационные процедуры. Согласно им запрет может как вводиться по определенным критериям, так и сниматься, если основания для наложения этого запрета исчезают.

Что касается самих «черных списков», то Роман Кисляк не знает об их существовании. Если таковые действительно существуют, то он допускает, что их появление может быть связано с некой проверкой по конкретным людям – на предмет того, есть ли у них какое-либо имущество. Юрист не исключает, что в дальнейшем в отношении этого имущества может налагаться в том числе и запрет на продажу.

Тем не менее, отметил Роман Кисляк, по всем конкретным случаям запрета на продажу имущества необходимо разбираться с тем, какое есть основание для его наложения. Ведь иногда выясняются определенные правовые основания для применения этой меры. Так, например, основанием может служить наличие у хозяина квартиры судимости или обвинения по уголовному или административному делу: «С точки зрения сегодняшней системы, это относительно законные основания для ограничений», отмечает наш собеседник.

Другое дело, что в белорусских реалиях могут случаться такие случаи, когда поступает запрет, но при этом правовых оснований для него нет, говорит Роман Кисляк. Так, как, например, было с запретом выезда из страны не чаще одного раза в 10 дней: людей просто разворачивали на границе, хотя правовых оснований для этого не было. Такая же ситуация может быть и с существованием «черных списков» о запрете продажи квартир – они могут существовать как определенные временные меры, но за этими мерами должны последовать какие-то нормативные акты, вводящие процедуру ограничения. Пока же о таких правовых актах ничего не известно.

Напомним, в начале сентября 2022 года беларусские официальные власти арестовали квартиру Сергея и Светланы Тихановских, описав, по словам Светланы Тихановской, в ней все «вплоть до акварельных красок детей». С середины осени 2022 года стали появляться новости о том, что власти хотят закрепить на законодательном уровне возможность конфискации имущества у лиц, якобы причастных экстремистской деятельности. 16 января закон об изъятии имущества, принятый тайно и опубликованный на Национальном правовом портале, вступил в силу. По его словам, основанием для конфискации имущества могло стать совершение «недружественных действий» в отношении белорусских граждан или организаций, что может трактоваться очень широко, так как соответствующего понятия не прописано в белорусском законодательстве.

18 февраля стало известно, что трехкомнатную квартиру Тихановских выставили на аукцион с начальной ценой лота – 214 860 рублей (почти $77 000), что значительно дешевле рыночной. 6 марта появилась информация, что аукцион по продаже этой квартиры не состоялся из-за отсутствия участников.

Написать комментарий 19

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях