23 мая 2024, четверг, 14:47
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

В Минске могут закрыть еще один костел?

4
В Минске могут закрыть еще один костел?

Храм готовят к «ремонту».

Костел Воздвижения Святого Креста на Кальварии ждет масштабный капремонт. Подготовка к ремонтно-восстановительным работам в Красном костеле ранее уже стала формальным поводом к закрытию храма для богослужений.

По информации на Goszakupki.by, предприятие «Минская спадчина», которое занимается строительством, реконструкцией, реставрацией и восстановлением объектов на территории исторического центра города Минска (но, как видим, не только), планирует провести обследование технического состояния строительных конструкций и инженерных систем перед началом капитального ремонта с модернизацией и реставрацией костела Воздвижения Святого Креста, шести часовен-усыпальниц и входных ворот, расположенных на территории минского Кальварийского кладбища.

Кальварийское кладбище возникло на холме у дороги на Раков в XVIII веке. Тот холм называли Святым местом. Во время заседания капитула кармелитов в 1745 году в Лиде минский конвент получил разрешение на основание Кальварии — святого места, куда стекаются толпы благочестивых, больных, калек, старцев на покаяние. Через пять лет здесь был поставлен деревянный костел, напоминает nashaniva.com.

В 1836 году старый деревянный костел на Кальварийском кладбище сгорел. На его месте, благодаря фонду Павликовских, в 1839-1841 гг. построен новый каменный костел в стиле псевдоготики. Это был один из двух католических храмов, возведенных в Минске в течение XIX века, вторым был костел на Золотогорском кладбище. В крипте под Кальварийским костелом похоронены художник Ян Дамель и минский епископ Матеуш Липский.

В 1830 году по фундации Кобылинских на входе на кладбище поставлены ворота в классицистическом стиле с кладбищенской атрибутикой.

Кальварийское кладбище отличается необычным количеством часовен-усыпальниц, которое может сравниться разве что только с виленским кладбищем Росы. Несколько часовен построено в стилистике классицизма, среди них выделяется усыпальница епископа Павла Равы, другие — в неоготическом стиле и даже в стиле модерн.

С одной из кальварийских усыпальниц, кстати, связана мистическая история, о которой нам когда-то рассказал краевед Павел Дюсеков:

«Поздней осенью умерла юная девушка. Ее должны были похоронить на Кальварийского кладбище. Положили во гроб, отпели, гроб замуровали в склепе. Но говорят, что девушка не умерла, а находилась в состоянии летаргического сна, и, очнувшись, так и не смогла выбраться из этой смертельной западни. С тех пор ее призрак по ночам бродит по кладбищу. Говорят, что в 1980-е склеп вскрыли и обнаружили там скелет женщины, сидевшей в углу и сжимавшей в руках пряди своих волос. Одни говорят, что после этого призрак исчез, другие утверждают, что по сей день можно увидеть белое привидение, которое бродит среди могил».

Большинство часовен прекрасно сохранилось. На модерновой часовне, например, остались и металлические двери с накладными филенками, и металлические рамы витражей. Не повезло только одной из готических часовен, от которой за последние десятилетия осталось лишь несколько кусков простенков. Охранный статус кладбища как памятника истории не позволил эти остатки «упорядочить» (читай — снести), как это было сделано в 2012 году с остатками усыпальницы семьи Вериго на кладбище Крупцы, выходящем на «образцовый» кусок проспекта Победителей возле Дроздов.

Но и на Кальварийском кладбище не все хорошо с захоронениями. Несмотря на охраняемый статус всего комплекса, в рамках законодательства о захоронениях здесь периодически выбрасывают на мусорку старые кресты и ограждения из захоронений, за которыми нет ухода. Последний такой случай произошел в июле 2021 года. В этом плане ситуация очень напоминает благоустройство военного кладбища, зачисткой которого в свое время возмутилась белорусская общественность и профессиональное сообщество.

Начало обследований, которое должно повлечь за собой подготовку к ремонтно-восстановительным работам, с одной стороны, позитивный шаг к сохранению нашего историко-культурного наследия. Но с другой стороны, та же причина, проведение обследований и ремонтных работ после странного небольшого пожара стало формальным поводом к закрытию в сентябре 2022 года Красного костела в Минске. Эта мера, очевидно, была вызвана не столько производственной необходимостью и мыслями о безопасности верующих, сколько желанием наказать Католическую церковь, сохраняющую свою независимость. Сведения об угрозах отобрать храмы поступали также из Могилева и Бобруйска.

Как и в случае с Красным костелом, здесь снова фигурирует «Минская спадчина». Поэтому возникает справедливый вопрос, не станут ли работы на минской Кальварии официальным поводом для закрытия костела Воздвижения Святого Креста, то есть очередной репрессивной мерой против белорусских католиков?

Написать комментарий 4

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях