23 апреля 2024, вторник, 11:23
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Игра престолов: русская версия

4
Игра престолов: русская версия

Условия для разрушения системы сложились окончательно.

Я периодически использую термин «суверенизация системы», говоря о кризисе и переходе к катастрофическому сюжету. Термин интуитивно понятный, но требует своей «расшифровки» и главное — следствий из того, что под ним понимается.

Сущностно здесь все вполне очевидно: в ходе нарастания кризиса каждый из отдельных блоков системы начинает вести себя таким образом, чтобы сократить собственные издержки, отказываясь принимать участие в общих издержках системы, игнорируя их и пренебрегая. На практике это означает оптимизацию каждой подсистемы при отказе учета интересов целого. Естественно, что каждая подсистема в процессе оптимизации сокращает собственные издержки (внутренний процесс) и перехватывает ресурс других подсистем (внешний процесс). Возникает известная борьба между частями некогда общей системы, и вот здесь начинаются следствия.

Всегда — подчеркну, всегда — в ходе подобной оптимизации из системы «вымываются» и пропадают наиболее развитые и узкоспециализированные виды (если мы говорим о экосистемах) или социальные группы (если речь идет о социальных системах). Исчезновение высокоразвитых и узкоспециализированных групп ( в нашем конкретном случае речь идет о группах в управляющем контуре, так как именно они являются наиболее развитыми по отношению к системе) приводит к возникновению «воронки катастрофы» - общие издержки системы начинают стремительно расти, ее устойчивость столь же быстро падает, и чем дальше происходит процесс исчезновения развитых групп, тем туже скручивается эта «воронка», тем быстрее она совершает оборот, циклически разрушая системную устойчивость.

Во всех системах, и социальная не исключение, начало изменений характеризуется «всплытием реликтов» - то есть, форм организации, присущих предыдущим фазам развития. Появление таких реликтов и архаических форм маркирует необратимую точку, за которой, собственно, катастрофа переходит к последней стадии — фазовому сдвигу. Легализация наемнических формирований и частных вооруженных структур, которые ранее существовали, но в латентном состоянии и под контролем государства, является таким «всплытием». Вооруженные формирования, неподконтрольные (или условно подконтрольные) государству — классический шаг к известной феодальной раздробленности, особенно в условиях стремительно дичающей и скатывающейся во тьму веков страны.

Легализовав ЧВК «Вагнер», группировку «Ахмат», передав им явочным порядком государственные атрибуты и право на насилие, власть утратила над ними контроль (хотя какие-то номинальные отношения остаются — но все они носят уже сугубо понятийный бандитский характер). Элитные группировки, понимая, что начинают опаздывать, тоже формируют собственные вооруженные структуры (та же территориальная оборона — фактически базовая структура для создания региональных армий). В условиях стремительно разваливающегося государства контролировать эти группировки власть будет не в состоянии уже через очень короткое время.

Конечно, пойдут и обратные процессы — различные бандформирования начнут «слипаться», возникнет вначале договорная форма кооперации, затем лидерская — но всё это уже за пределами государственных структур, которые и сами начинают процесс распада и быстрой архаизации. Система быстро упрощается, в ней падает видовое разнообразие, и в этот момент бывшие еще вчера системные игроки переходят в маргинальное состояние, а их место занимают вчерашние маргиналы, находящиеся немного ранее на периферийных по отношению к системе позициях. Возникают новые социальные лифты, очень быстро меняющие весь управляющий контур.

С этого момента система снова начинает усложняться, возникают условия для эволюционного роста, новые виды и социальные группы ожесточенно конкурируют друг с другом, занимая освободившиеся позиции, система переходит в новое состояние. В случае, если оно оказывается устойчивым, процессы стабилизации быстро выбивают из системы аутсайдеров, «не вписавшихся» в эволюцию, если новое состояние системы неустойчиво — цикл повторяется, но на более низком ресурсном уровне. Ожесточенность схваток снижается, архаизация происходит гораздо более глубоко.

Что важно понимать во всех этих процессах? То, что социальные группы, которые «запускают» фазовый сдвиг, имеют наименьшие шансы его пройти, так как свой ресурс они тратят на окончательное разрушение системы и на перевод ее в состояние катастрофы. Пользуются плодами всегда те, кто входит в события вторыми — они входят в них с нерастраченным ресурсом и уже поэтому обладают преимуществом.

Так как мы еще на пути к переходу, все те силы, которые сегодня на слуху, в ходе перехода либо исчезнут совсем, либо выпадут из событий. А «на коне» окажутся те, кто сегодня либо незаметен и вообще не проявлен, либо известен, но не считается чем-то серьезным. Причем сразу нужно оговориться — все нынешние силы, которые представлены во власти, в лучшем случае перейдут в подчиненное положение. В худшем — их просто элиминируют в ходе идущих процессов. Как пример — офицеры Генерального штаба в ходе революционных событий 1917-1922 года, перейдя на сторону красных, стали так называемыми «военспецами» и встроились в новую систему, но уже на подчиненных ролях. В ходе нынешних событий какая-то часть правящей сегодня знати может рассчитывать на подобное подчиненное положение — но это потолок, выше которого у нее шансов уже не будет. Альтернатива — условный Обводный канал или Гаага.

На мой взгляд, условия для разрушения системы уже сложились окончательно, теперь вопрос — кто именно окажется разрушителем, а кто — воспользуется любезно созданной для него ситуацией.

Анатолий Несмиян, telegra.ph

Написать комментарий 4

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях