5 марта 2024, вторник, 12:27
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Крестный отец

1
Крестный отец
Ирина Халип
Фото: «Наша Ніва»

Назвался крестным политзека – полезай в наш ад.

Знаете, кто был самым известным в Европе политзаключенным после Площади-2010? Не Владимир Некляев, не Николай Статкевич, не Андрей Санников. Самым известным белорусским политзеком был Дмитрий Бондаренко. Потому что его символическим крестным был депутат Европарламента Марек Мигальски.

Символические крестные из числа западных парламентариев – замечательная инициатива немецко-швейцарской правозащитной организации «Libereco - партнерство за права человека». Она появилась именно после 19 декабря 2010 года, когда в тюрьмы бросили сотни человек, а десятки были приговорены к реальным срокам. «Шефство» над Дмитрием Бондаренко взял польский депутат Марек Мигальский. По законам жанра дальше напрашиваются слова: «и тут такое началось…» Потому что оно действительно началось.

Дмитрий был болен. Ему предстояла сложная операция на позвоночнике, от которой зависела не только возможность и дальше нормально передвигаться, но и жизнь. В СИЗО КГБ три месяца его отказывались везти на консультацию к неврологу. Мигальский орал об этом на весь мир – в интервью, в каждом выступлении на заседаниях Европарламента и польского Сейма. Он регулярно связывался с семьей Дмитрия – женой и дочерью – и отчитывался о том, что он сделал и что планирует дальше. Он завалил ДИН, МВД и прочие инстанции заявлениями, которые дублировал в прессе. О состоянии здоровья Бондаренко знал, пожалуй, каждый европейский политик. И к Мигальскому присоединялись – начинали говорить о том же в своих парламентах.

Марек боролся за Бондаренко так же отчаянно, как жена Дмитрия Ольга и дочь Юлия. Он создал сайт, на котором собирались подписи за освобождение Дмитрия. В августе 2011 года Мигальски пытался приехать в Беларусь и собирался добиться допуска в колонию к Бондаренко, но режим запретил ему въезд – обычная история. Депутат выдвинул Дмитрий Бондаренко на премию Сахарова, что привлекло еще больше внимания к состоянию Дмитрия и ситуации в Беларуси. И пусть в том 2011 году премию Европарламента получили активисты «Арабской весны», - благодаря усилиям Марека Мигальского ситуация в Беларуси не ушла в тень на фоне полыхающего революциями Востока. Возможно, в том числе благодаря ему Дмитрий остался жив и не стал инвалидом.

В работе Марека Мигальского не было никакого подвига или чего-то особенного – он просто делал именно то, что и должен делать символический крестный белорусского политзаключенного.

Сейчас в Беларуси тысячи политзаключенных. Понятно, что на всех сидящих не напасешься депутатов, но на сегодняшний день более 400 парламентариев из разных стран Европы стали символическими крестными белорусских политзаключенных. Четыре сотни европейски депутатов – неужто они не сила? Сила. И если скажут вместе, хором, если выкрикнут фамилии своих крестников – услышат все.

Но выражение «символический крестный» само стало символическим. Есть сотни политзаключенных, чьи фамилии не знают даже в Беларуси, не говоря уже о мире. При этом у них есть те самые символические крестные. Фотография с листом бумаги с надписью «#WeStandBYyou» для сайта Libereco, собственных соцсетей и строчки в резюме - это, конечно, тоже очень важно и трогательно. Любое проявление внимания к белорусским политзаключенным всегда вызывает благодарность. Но с листком можно сфотографироваться и просто так, не беря на себя никаких обязательств. А если уж назвался крестным – полезай в наш ад.

Заваливай требованиями все государственные инстанции. Грози им карами небесными. Кары небесные в 99 процентах случаев не сработают, но в одном – могут. Какой-нибудь прокурор вдруг сообразит, что кровиночка хочет в Европе учиться, и на всякий случай выполнит свои надзорные обязательства. Требуй доступа к политзаключенным адвокатов, дипломатов, Красного креста. Требуй встреч с белорусскими чиновниками. Спамь от души. Шум такого рода может казаться бессмысленным на первый взгляд, но может и спасти чью-то жизнь.

Не поймите неправильно: я бесконечно благодарна каждому, кто хотя бы слово «Беларусь» произносит на фоне полыхающего мира. Но 400 европейских парламентариев, объединенных одной инициативой, не сомневаюсь, могут намного больше.

Тем более что их в эту инициативу не приговор какого-нибудь судьи Кацера отправил.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Написать комментарий 1

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях