22 мая 2024, среда, 21:29
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

«Пока бежали, все небо было в огнях и вспышках от перехватов»

«Пока бежали, все небо было в огнях и вспышках от перехватов»

Белорусы в Израиле рассказали об иранской ночной атаке.

В конце недели США заявили о готовящейся крупной атаке Ирана на Израиль. В ночь с 13 на 14 апреля сотни иранских беспилотников и ракет полетели в направлении этой страны. Пока системы обороны и ВВС ЦАХАЛ отражают удары, что делают и чего опасаются жители?

«Зеркало» связалось с несколькими белорусами, которые последние годы живут в Израиле. Вот что они рассказали об обстановке там и мыслях насчет возможной большой войны.

Имена собеседников изменены в целях безопасности.

«Мы с товарищами просто смотрим Netflix. Я не верю в большой конфликт»

В Израиле время совпадает с минским. Поздним вечером 13 апреля, в 23.58, от Кирилла на вопрос журналистки, как ситуация, пришел спокойный ответ: «Если честно, это не что-то новое для здешней жизни».

Парень живет в Тель-Авиве с мая 2022 года — туда переехал из Украины, где тоже застал войну. То, что на страну уже полетели беспилотники и ракеты, Кирилла, кажется, не напугало. Воскресенье в этой стране — рабочий день, поэтому у белоруса все еще включен будильник на 14 апреля.

— Да, от Ирана ожидаешь чего-то большего, чем от их «прокси» вокруг — «Хезболлы», Йемена и Ирака. Мы с товарищами сейчас просто смотрим Netflix, — говорит он. — Помимо ограничений массовых мероприятий и учебных занятий, которых и так нет из-за наступающих праздников (с 22 по 30 апреля в Израиле отмечают Песах. — Прим. ред.), ни о каких ограничениях сообщений мы не получали. Мы с товарищами знаем, что делать в той или иной ситуации, а повлиять на нее не можем, поэтому готовы и ждем.

Парень признается, что в последние дни все же следил за ситуацией и обсуждал происходящее с друзьями и коллегами. Он добавляет, что психологически его закалили события 24 февраля 2022-го, когда Россия напала на Украину, и 7 октября 2023-го, когда ХАМАС атаковал Израиль.

— У всех на новости о нападении Ирана была и остается своя реакция. Моя достаточно скептична: я прямо здесь и сейчас не верю в большой конфликт. Но в целом, да, это опасно и меры предосторожности должны быть, — рассказывает собеседник. — Ситуация с атакой ХАМАС была намного тяжелее для меня лично, потому что началась неожиданно — этот нескончаемый поток новостей о насилии, фото и видео даже тяжело комментировать. Но, повторюсь, в войну с Ираном прямо здесь и сейчас я не верю, а вся страна готовится к войне на севере с «Хезболлой».

При этом белорус говорит, что не исключает никаких вариантов, а решать, что делать, будет «по ситуации».

— Я живу в старом доме, у меня нет специальной защищенной комнаты, но прямо возле дома есть недавно открытая станция метро, поэтому в любой ситуации могу быстро пойти туда — до нее 1,5 минуты. А так у меня готовы документы, есть вода, небольшое количество еды, которую можно и легко приготовить, да и уже готовой. Правда, я думаю, что все же у нас сделают выходной, но эта ситуация сойдет на нет, а дальше люди продолжат жить. В этой стране иначе нельзя.

«В Киеве было страшнее. А здесь и государство, и люди более подготовлены»

Антон с женой — тоже из Тель-Авива, они там живут 1,5 года. Мужчина рассказывает, что за лентой новостей следил, как и обычно, и базово к возможному обострению конфликта его семья тоже готова — есть запас воды и еды на несколько дней, подготовлен рюкзак с вещами. Но Антон тоже ко всему относится скептически.

— Про полномасштабную войну с Ираном и так все говорят, что она рано или поздно случится, а то, что США и другие страны просили своих граждан покинуть Израиль, не очень сильно заставляли нас тревожиться, — рассказывает он. — Вот когда война в Украине началась, мы были в Киеве, и там было страшнее: много хаоса, нет понимания, что делать. Нужно было самим как-то выкручиваться и думать, как уехать, достаточно ли это безопасно. А здесь и государство, и люди более подготовлены, знают, где убежища, как себя вести, помогают, успокаивают. Чувствуется, что Израиль заботится о гражданах, защищает их. Плюс стереотип о сильной армии добавляет уверенности. Иран же от нас более чем в 1500 км, к обстрелам мы привыкли, плюс верим в ЦАХАЛ. Немного напрягает иранское «прокси» в Ливане — «Хезболла», они ближе. Но я думаю, там тоже ограничится обстрелами.

Антон тоже надеется, что «уроки 7 октября» выучены и террористов на улицах Израиля жители больше не увидят. Хотя волнение, признается, все же есть.

— Атака ХАМАС была страшной в первый день, когда армия не успела включиться на полную, было много хаоса, мы постепенно узнавали масштабы и жестокость теракта. Ракетные обстрелы нас с женой не так волнуют — в доме есть убежище, мы в худшие дни пару раз в день туда спускались на 10 минут, общались с соседями. Быстро привыкли. Хотя сегодня ложимся спать в одежде, последние пару часов думскроллим (речь о постоянном чтении негативных новостей. — Прим. ред.). Еще во время обстрелов ХАМАС мы старались маршруты прогулок с собакой составлять через общественные бомбоубежища, думаю, будем сейчас так же делать, — объясняет белорус. — Но тут в Израиле обычно говорят, что цель атак и терактов — запугать, нарушить нормальное течение жизни. И лучшее, что ты можешь сделать, — не дать этому случиться, продолжать жить. Стараемся так и поступать.

Собеседник говорит, что пока не видит смысла уезжать из Тель-Авива и, несмотря на очередную атаку и обсуждения в медиа, что она может быть серьезной, чувствует там себя безопасно. Хотя в целом такой вариант не отметает.

— Из страны уехать можно только по воздуху, а во время таких нападений самолеты перестают летать. Думаю, будем смотреть по психическому состоянию: когда станет сильно напрягать, будем думать, куда уезжать. Пока родные вне Израиля волнуются больше, чем мы тут. Сегодня уже писали и спрашивали, спустились ли мы в бомбоубежище. Они больше верят в США — их успокаивает, что те за нас обещают вписаться.

«Какая-то фигня — запустить дроны, которым семь часов лететь и о взлете которых мы знаем. Не знаю, на что они рассчитывают»

Еще один белорус Виктор живет рядом с Тель-Авивом и в 12 часов ночи, когда мы с ним связались, собирался спать. В воскресенье мужчине рано на работу — его будильник заведен на 6 утра.

— Я был на тренировке, вернулся домой — позвонил друг: «Ты знаешь, что случилось? Что у вас там происходит?» Я отвечаю: «Все нормально». Он говорит: «У вас война с Ираном начинается!» Я такой: «Ну, понятно», — пересказывает разговор мужчина. — Сам я ничего не читаю — меня больше как раз информируют друзья из Беларуси и отовсюду. Вы больше в курсе новостей там, чем мы здесь, и больше паникуете. Все, кого я знаю, находятся по домам, никто не нервничает — все спокойны, настроение веселое. На мою жизнь это никак не влияет.

У нас пока закрыты школы, детские сады, а я из строительной сферы — мы продолжим работать. Магазины, кстати, что бы ни случилось, будут открыты. Но, даже если нет, знаете, сколько у евреев дома запасов? Кто недавно приехал — да, у нас на три дня. А они год могут не выходить из квартиры, особенно пенсионеры. И не потому что, знаете, как говорят: «Люди блокаду в Ленинграде пережили и запасаются». Просто они хорошо живут, вот и все.

Рассуждая о той самой слежке белорусов за новостями и общей настороженности из-за войны между соседними странами, Виктор говорит, что ситуации в Украине и Израиле все же разные. И добавляет: максимум, что может случиться за ночь, — придется из-за сирены спуститься в бомбоубежище, а потом вернуться спать.

— Вы же понимаете, что бомбежки Израиля — обычная практика. Украина просто не была к этому готова, а мы готовы. И у нас не стоят армии на границе, как было там. Поэтому я думаю, люди просто будут спать — всем пофиг на это. Хотя есть такие, кто панически боится одного факта обстрелов, и те, кто на работу, из дома не выходит. Но это, может, 10% от населения всей страны. А все остальные живут обычной жизнью, потому что все это привычно.

У меня лично нет бомбоубежища в доме — зданию очень много лет, тогда еще не делали защитные комнаты. Но, если что, мне есть где спрятаться, — убежище через улицу, метрах в 20, мне хватает времени дойти: если летело из сектора Газа, сирена включалась за полторы минуты. Я спокойно вставал, одевался и переходил через дорогу. Сейчас дронам лететь семь часов (в ЦАХАЛ подтвердили, что израильские ВВС отслеживают дроны, «которые достигнут территории Израиля через несколько часов». — Прим. ред.) или сколько там писали — не знаю, что это будет. Мне кажется, их просто собьют (во время подготовки материала США заявили о сбитии нескольких беспилотников, направлявшихся в сторону Израиля. — Прим. ред.), когда они будут подлетать к границе. Какая-то фигня — запустить дроны, которым столько лететь и о взлете которых мы знаем. Не знаю, на что они рассчитывают. Те же ракеты будут видны. Когда их запускали из сектора Газа, ракета до Ашкелона долетала за 30 секунд и их успевали сбивать. А тут какая-то «хрень» вылетит и будет лететь два часа — это смешно.

Виктор, как и предыдущие собеседники, не верит, что ночью и в ближайшее время развернется серьезный конфликт. И напоминает, что сам на происходящее повлиять не может.

— Смысл переживать, если не можешь ничего изменить? Что, всю ночь сидеть смотреть в небо? (смеется) Как будет, так будет. Израиль — то место, где понимаешь, что надо жить сегодня и сейчас, не париться, что будет завтра. Потому что, если тот же «Железный купол» не сработает, ракета может залететь мне в окно или еще что-то случится. Все сейчас в руках армии.

«Пакуль беглі, усё неба было ў агнях і выблісках ад перахопаў»

После 02.10 в редакцию «Зеркала» пришли и тревожные сообщения. Семья белорусов из города Кирьят-Гат, что недалеко от сектора Газы, написала о бомбежках.

— Толькі што нас бамбілі — даляцелі дроны і да нашага города, а ён глыбока ў тыле. Сірэны не было. Я адзін не спаў, убачыў у акне серыю яркіх выбліскаў: адзін, два, дзесяць, дваццаць, — коротко рассказал в сообщении Андрей. — Забегаю ў дзіцячую — жонка ўжо падымае дачку. Я сам бягу за сынам — і з дзецьмі бягом у міклад (общественное бомбоубежище. — Прим. ред.). Пакуль беглі, усё неба было ў агнях і выблісках ад перахопаў. Дроны падлятаюць групамі, мяркуючы па ўспышках — па 25−30 штук. Інтэрвал паміж атакамі 5 хвілін. Толькі што скончылася трэцяя хваля. У небе чутны гул самалётаў. Чакаем канца нападу. У мікладзе людзей няшмат, каля 15 чалавек, бо не было сірэны і многія спалі.

На видео, которое прислал мужчина в редакцию, слышны встревоженные голоса их с супругой и плач детей. Сам микад, в который шла пережидать семья, находится в 20 метрах от дома. Андрей, говоря о сегодняшней атаке, тоже вспоминает 7 октября. Для семьи это третья волна обстрелов, когда приходится укрываться в защитных сооружениях. Супруги с детьми переехали в Израиль, когда на Андрея завели «уголовку» и пришлось экстренно покидать Беларусь.

— Наша хата знаходзіцца на акраіне горада — на паўднёвым захадзе. Мы бліжэй да Газы, таму ў першыя дні вайны з ХАМАС атака дронаў была накіравана не на горад, а на заводы «Інтэл» і прамзону горада, а яны на паўднёвым усходзе — у кіламетры ад нас. Цяжка было ў першы дзень, калі было нападзенне і ХАМАС зладзіў генацыд, масавую разню безабаронных жыхароў, тады мы патрапілі пад жорсткі ракетны ўдар. Прасядзелі ў бомбасховішчы паўдня, увесь двор быў засыпаны аскепкамі — нават адзін ўпаў з даху, калі я выходзіў са сховішча, і зачапіў мне руку. Вось тады было сапраўды страшна — і дзеці плакалі, і гэтае выццё сірэны, перапоўненае людзьмі бамбасховішча.

Андрей пока не делает прогнозов, может ли разгореться серьезный конфликт, но не исключает, что «все может быть». Мужчина собирается делать выводы, когда как минимум будет понятна реакция израильских властей, причем «трезво принятое решение, а не голословная бровада в данный момент».

— Праз 1,5 гадзіны мне выязджаць на працу. Заўтра пагляджу, што робіцца ў цэнтры краіны. Ёсць істотная розніца паміж гэтым нападам іранцаў і хамасскім бязмежжам. Зарас гэта сапраўды больш падобна на баявыя дзеянні — у сваёй масе атака дронаў і ракет была накіравана на стратэгічныя грамадзянскія і ваенныя аб’екты Ізраіля. А 7 кастрычніка тэрарысты проста выразалі людзей, здзекаваліся над палоннымі, жыўцом спальвалі маленькіх дзяцей, гвалтавалі жанчын усіх узростаў, — вспоминает мужчина. — Я думаю, да рэальнай вайны ўсё ж справа не дойдзе. Магу выказаць здагадку, што будзе яшчэ шэраг зваротных нападаў як Ізраілю, так і Ірана, але не вайна.

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях