26 мая 2022, четверг, 7:56
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Самоуничтожение

8

На днях пришлось поспорить с более молодым коллегой. В присутствии других журналистов я высказал мнение, что независимые СМИ в Беларуси недостаточно освещают дело Николая Автуховича и его голодовку.

В преобладающем большинстве публикаций все сводится к констатации факта: 50-й день голодовки, 75-й, 85-й... Понять, в чем суть уголовного дела, которое заставило предпринимателя из Волковыска пойти на крайние, отчаянные шаги, очень сложно.

Поджоги...гранатомет...затягивание следствия, замена одних обвинений другими, голодовка протеста — вот, почти, и все, что остается в памяти обычного читателя или зрителя. И хотя комментариев на эту тему, в том числе, со стороны юристов и политиков, хватает, тяжело избавиться от впечатления, что судьба человека, который медленно убивает себя, живя на капельнице, отступает на задний план перед политическими или еще какими-то обстоятельствами. Но человека же надо спасать...

В ответ коллега обвинил меня в том, что я, как журналист «старой формации», призываю прессу выступить в защиту оппозиционера, в то время, когда этим должны заниматься правозащитные организации. А медиа, мол, должны заниматься своим делом. По его мнению, чем чаще они будут писать и говорить о Николае Автуховиче, тем быстрее угаснет интерес широкой публики к его делу. Надо сперва учитывать интересы читателя и его психологию.

Возможно, коллега будет прав. Действительно, массовую аудиторию в последние дни куда более интересовали обстоятельства смерти Майкла Джексона и его похороны в Лос-Анджелесе, чем голодовка отечественного предпринимателя в тюрьме. И я целиком согласен с тем, что призывать людей на баррикады — не функции СМИ. Даже в политике такие призывы потеряли смысл.

Но ведь если мы априори уверены, что белорусского читателя абсолютно не интересует судьба человека — при том, достаточно известного, то это довольно печальная констатация.

Ситуация нехорошая со всех сторон. Власти со своей стороны всеми правдами и неправдами перекрывают доступ прессы к информации. Например, адвокату Автуховича запрещено высказываться по сути его дела, а следствие не идет ни на какие контакты с негосударственной прессой. Единственный официальный источник информации — тюремный врач. В результате, оценка событий звучит только из уст правозащитников и политических деятелей. И хотя нет оснований им не доверять, все равно получается одностороннее освещение дела.

С другой стороны, читатель не хочет знать ничего о голодовках и обо всем, что может испортить ему настроение, либо вывести из состояния иллюзорного равновесия.

Он избегает этой темы, как, например, и темы смертной казни. Как известно, после принятия резолюции ПАСЕ, в которой властям Беларуси настойчиво рекомендуется (если она хочет получить статус наблюдателя) отменить казнь, один из осужденных уже был расстрелян, а еще одному недавно вынесенный смертный приговор. И это не вызвало заметного резонанса в прессе, как и в обществе в целом.

Правда, на канале ОНТ в эфир недавно вышла передача, посвященная теме смертной казни в Беларуси. Во время ее мы снова смогли убедиться в существовании главной проблемы — отсутствии информации. Приглашенный на передачу председатель БХК Олег Гулак, например, отказался давать комментарий по поводу условий, в которых удерживают в местах заключения осужденных на смерть. Отказался по той простой причине, что официальных сведений нет, а правозащитников (и даже близких родственников) к осужденным не допускают. Представители же пенитенциарной системы, естественно, заявляли, что все делается согласно закону, а значит — все в полном порядке.

Какое отношение имеет упомянутая мной тема к делу Автуховича? А это просто другая сторона одной медали. Белорусское общество не готово задаваться сложными моральными вопросами и даже не очень-то ими интересуется (а зачем, когда в стране есть главный человек, который за все отвечает — пусть он и решает).

Но это не значит, что на темы смерти и моральной ответственности не надо писать. Одна статья или даже целая серия статей не способны изменить общественное мнение. Однако, стоит напомнить, что, например, во Франции гильотина была приведена в действие последний раз не так давно — в 1977 году (в то время она передвигалась по разным городам этой страны), при жизни нынешнего взрослого поколения. Смертная казнь во Франции была отменена, несмотря на то, что общественное мнение целиком ее поддерживало. Сегодня в ЕС за возвращение казни выступают только маргинальные политики.

Было бы непростительной ошибкой полагать, что чья бы то ни было смерть, даже принесенная в жертву каким-то идеалам и принципам, может улучшить ситуацию в какой бы то ни было сфере жизни. Самоуничтожение человека просто легло бы на общество и на нас всех еще одним черным пятном.