25 января 2021, понедельник, 4:47
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Эмануил Зэльцэр: Белорусский КГБ не лучше гестапо – мне угрожали смертью (Обновлено)

30

Сенсационное интервью по выходу на свободу арестованный в Минске юрист дал американской радиостанции «Свобода».

Пресс-центр Хартии’97 приводит интервью «Радыё Свабода» с Эмануилом Зельцером на своем сайте.

Отвечая на вопрос, как оказалось, что Минск и вообще Беларусь стали причастны к ситуации с наследством Бадри Патаркацишвили, правда ли, что у этого грузинского олигарха были инвестиции в Беларуси, Эмануил Зельцер ответил:

«Здесь два взаимосвязанных аспекта. Кроме того, что здесь есть активы Патаркацишвили, я приехал в Беларусь в очень неудачное время – 12 марта, когда из Минска был вынужден ехать посол США. В КГБ мне потом так и сказали, это «дополнительные санкции» -- мой арест. А Бадри Патаркацишвили на самом деле инвестировал деньги в Беларусь: в «Белнефтехим», «Нафтан». Серьезные деньги. Но на самом деле я там даже не должен был быть».

Эмануил Зельцер сказал, что подробности своего приезда в Минск и ареста он хотел бы сообщить позже в письменном виде. Его аргумент – в Минске остался адвокат, который давал подписку о неразглашении дела, и Зельцер опасается навредить адвокату неосторожным словом. Он обещает рассказать все возможное.

Отвечая на вопрос, как с ним обращались в изоляторе КГБ и позже в тюрьмах, Зельцер сообщил, что ему не давали лекарств, без которых он не мог обойтись как человек, больной хроническими заболеваниями. И подтвердил, что его избивали:

«Уже после ареста меня избили, разукрасили лицо полностью. За что? Хотели, чтобы я позвонил в Нью-Йорк, дал своим коллегам информацию, которая не соответствует действительности. А моего клиента Джозефа Кея (родственника Патаркацишвили) выманил в Беларусь. Мол, тут все хорошо, приезжай. Я отказался, в итоге меня избили и сказали, что в следующий раз убьют. Я позвонил…».

Но следователи своего не добились: при разговоре с Нью-Йорком Зельцер смог намекнуть, что его слова нужно понимать наоборот, и в итоге Джозеф Кей в Минск не прилетел. А против Зельцера «закрутилось» дело: вначале его обвинили в провозе наркотиков, за которые приняли его лекарства, потом появились будто бы «фальшивые документы», а в последний день изучения дела – «попытка коммерческого шпионажа». В могилевской колонии, где Зельцер отбывал три года по двум последним обвинениям, тюремщики признавались: «впервые видим виновного в таком преступлении!».

О нахождении в изоляторе КГБ у Эммануила Зельцера самые плохие воспоминания. Например, вызвать врача, чтобы засвидетельствовать избиение, ему разрешили не сразу, а через 2 месяца, когда следов не осталось.

«Белорусское КГБ не лучше гестапо», - резюмирует бывший узник «американки».

Очень подробно отвечал Эмануил Зельцер на вопросы о причастности к его делу российского олигарха-беженца Бориса Березовского. По словам Зельцера, тот спровоцировал его арест в Минске. Цель – убрать его как адвоката Джозефа Кея с дороги к наследству Патаркацишвили, чьим компаньоном ранее был Березовский. По словам Зельцера, Березовский продал свою долю в общем бизнесе и претендует на наследство незаконно.

На вопрос, почему планы Березовского так активно поддержали в Беларуси, Зельцер заявил, что дело в личных дружеских отношениях Березовского и Лукашенко:

«Березовский говорил, что они в близких отношениях. Мол, так случилось, что он стал секретарем Совбеза России и приезжал в Минск. При мне в Лондоне Березовский разговаривал с ним по телефону и называл по имени – Александром. Ни Григорьевичем, и не Сашей. Интерес там есть серьезный. В письменном виде я попробую более подробно рассказать», - пообещал Зельцер.

Отвечая на вопрос «Беларусь многие называют последней диктатурой Европы, но есть люди, которые с этим не согласны. На чьей вы стороне?», американский юрист сказал:

«Беларусь — наследница всего худшего, что было в СССР. О чем можно говорить: у каждого следователя в кабинете висит портрет Дзержинского. Это же убийца! Даже в России уже не найдешь портрет Дзержинского. Нигде в странах СССР не встречал организации с таким чудовищным названием «КГБ», только в Беларуси. Всюду смогли переименовать, потому что очень ужасное слово, звучит как «гестапо». В Беларуси даже ухудшились те традиции».

В изоляторе и колонии Зельцер общался не только со следователями, но и с обычными заключенными, врачами, тюремщиками.

«Много хороших людей, реально хороших людей. Помогали мне. Вот даже, когда я голодал, то поддерживали меня. Даже до того, что когда я был совсем без сил, кровать могли за мной застелить. Могли вещи мои постирать. Вообще такое впечатление, что там до 90% сидит тех, кто попал туда из-за беззакония или с нереальными сроками. 99% из них в Англии, США и так далее просто не были бы в тюрьме. Вот человек украл мобильный телефон. Представляю, в Америке вы пришли в полицию и сказали, что у вас украли мобильный телефон. Посмеются, но запишут. Здесь – 9 лет дали парню! Дикость! Или человек выдал справку о болезни. Об этом писали в белорусских газетах. За это получил 50 тысяч рублей, а от суда – 6 лет. Это был врач. Он со мной находился в санчасти, дежурным. Очень хороший человек…».

По словам Зельцера, тюремная система в Беларуси полностью не соответствует западным стандартам гуманного отношения к заключенным. Он отметил плохие условия, отсутствие реальной медицинской помощи и как явление последнего времени – полную безработицу заключенных, которых нечем занять. Изменить ситуацию при большом количестве заключенных невозможно, по словам Зельцера, без кардинальной судебной реформы: на примере своего процесса Зельцер считает, что белорусская судебная система непрофессиональная и полностью зависимая от властей. «За то обвинение, что мне предъявил прокурор, в США он бы получил 7 лет тюрьмы как виновный в обмане», - сказал Эмануил Зельцер.

Отвечая на вопрос, при каких условиях он бы вернулся в Беларусь, Зельцер ответил:

«Первое условие – если у руля не будет Лукашенко. Хочу сказать, к Беларуси, к ее людям у меня нет никаких претензий. Считаю, что страна хорошая, могла бы быть прекрасной европейской страной, люди хорошие. Не считая КГБ – люди хорошие. Даже узники тюрем, даже администрация. Все всё понимают. Страна могла бы быть прекрасной, но – не получилось при этом руководстве».

Белорусский суд отказался арестовать беглого российского олигарха Березовского

Сегодня же интервью в Эмануилом Зельцером опубликовало агентство БелаПАН. Отвечая на вопрос, действительно ли на суде в Минске в качестве свидетеля выступил опальный российский олигарх Борис Березовский, Зельцер ответил:

«Да, основным свидетелем. Явился с вооруженным охранником, который ходил по залу, демонстративно помахивая полами пиджака: показывал огнестрельное оружие.

Суды с участием наших клиентов, в которых фигурирует Березовский, уже идут в различных юрисдикциях. Вероятно, их количество будет возрастать. Березовский уже приговорен к длительным срокам тюремного заключения в России за мошенничество… Кстати, в суде в Минске, отвечая на мой вопрос, он подтвердил это с особой гордостью.

Предъявлять ему иск лично будет слишком много чести, да, вероятно, я и не успею. Считаю, что Россия добьется его выдачи уже в ближайшем будущем. Англии он порядком поднадоел, плюс начинают выявляться новые факты о его деятельности».

Отвечая на вопрос радио «Свобода», почему Березовского не задержали в Беларуси, Зельцер сообщил:

«На процессе по моему делу адвокат обратился к судье и прокурору – это сбежавший преступник и его нужно арестовать. Оба в ответ улыбнулись. Реакция была – смех. В юридическом смысле судья отклонил просьбу адвоката. Сам Березовский на это сказал – да, я в России беглый преступник. Примерно так и сказал. Это показательно, как он был уверен в своей неприкосновенности. Гарантию неприкосновенности Березовскому дал белорусский суд».

«Я ощущал себя заложником»

В интервью радио «Свобода» Зельцер подтвердил, что Березовский приходил к нему в изолятор КГБ, и они «разговаривали два часа».

Эмануил Зельцер также подтвердил слова своего секретаря Владлены Функ о том, что в самолете, который летел в Беларусь, он оказался, «попив кофе с барбитуратами».

Американец считает, что стал заложником, и сравнивает эту ситуацию с Сомали, где морские пираты захватывают корабли, чтобы потом потребовать миллионный выкуп.

«Решили, что с паршивой овцы хоть шерсти клок. И начали мной торговать. Причем делалось это открыто. Я себя так и чувствовал – заложником», - сказал Зельцер.

Напомним, что Эмануил Зельцер является адвокатом гражданина США Джозефа Кея — дальнего родственника грузинского бизнесмена Бадри Патаркацишвили. После смерти 12 февраля 2008 года Патаркацишвили Дж.Кей предъявил документы, согласно которым он назначен исполнителем завещания умершего. Документы были составлены Зельцером, однако родственники Патаркацишвили объявили их подделкой, после чего Зельцер был задержан в Минске. Предполагается, что Зельцер прилетел в Беларусь по делам, связанным с завещанием Патаркацишвили. Между тем, суд Тбилиси в мае и в феврале (повторно) признал Кея исполнителем завещания, подтвердив тем самым подлинность документов.

Арест Зельцера в Минске связывают с тем, что он отстаивал интересы Джозефа Кея. На наследство Патаркацишвили также претендует опальный российский олигарх Борис Березовский, которого связывают с Александром Лукашенко давние отношения.

Бадри Патаркацишвили считался самым богатым человеком Грузии. По данным СМИ, его состояние составляет 12 миллиардов долларов.

Зельцер и его секретарь Владлена Функ были задержаны 12 марта 2008 года. 11 августа за использование заведомо ложных документов и покушение на коммерческий шпионаж Зельцер был приговорен к трем годам лишения свободы, Функ — к одному. Своей вины они не признали.

31 октября Верховный суд Беларуси оставил приговор в силе. Все судебные процессы прошли в закрытом режиме.

США неоднократно призывали белорусские власти освободить Э.Зельцера из соображений гуманности, поскольку в заключении его здоровье серьезно ухудшилось.

30 июня в Минске состоялась встреча Александра Лукашенко с американскими конгрессменами. В тот же день белорусский правитель пообещал конгрессменам освободить Зельцера и подписал указ о помиловании. Вечером 30 июня Эммануил Зельцер был освобожден из могилевской колонии.