6 декабря 2022, вторник, 1:19
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Уцененный диктатор

63
Уцененный диктатор

Лукашенковское «экономическое чудо» в центре Европы доживает последние месяцы.

Лукашенко потерял в цене примерно половину. В начале текущей недели Беларусь вынуждена была провести девальвацию национальной валюты, опустив ее по отношению к доллару более чем на 50 процентов.

Девальвация в Беларуси не является признаком какого-то внезапного экономического кризиса. Не является она и следствием особой недемократичности режима Александра Лукашенко. То, что батькина валюта резко обесценилась, стало результатом уменьшения размеров халявы, которую Беларусь имела в отношениях с Россией. Проще говоря, если бы Россия не помогала «младшему брату», девальвация случилась бы уже давным-давно.

Основной формой помощи была поставка российской нефти в Беларусь по цене, заниженной в сравнении с мировыми ценами. В батькином рационально обустроенном хозяйстве отнюдь не вся эта халява шла на внутреннее потребление. Известная часть после прохождения через белорусские нефтеперерабатывающие заводы отправлялась на экспорт. Естественно, по ценам мирового рынка. Беларусь, таким образом, становилась экспортером нефтепродуктов, не имея при этом никакой собственной ресурсной базы.

По российскому опыту мы прекрасно знаем, что приток нефтедолларов поддерживает курс национальной валюты. Когда нефть дорожает, рубль растет. Как ни парадоксально, Лукашенко умудрялся с российской помощью встраиваться в эту систему и жить по «законам» нефтедобывающего государства, подкармливая свой народ и укрепляя таким образом авторитарный режим.

Понятно, что и это не делало Беларусь преуспевающей в экономическом смысле страной. Все ссылки любителей батькиных порядков на качество дорог, чистоту улиц и т. п. упускали из поля зрения важнейший момент — большое число белорусских гастарбайтеров в России. Низкий уровень жизни выталкивал людей за границу в поисках заработка, и это становилось главным показателем «достижений Беларуси». Но, как показала нынешняя девальвация, даже тот уровень жизни, при котором отток рабочей силы сочетался с отдельными достижениями, поддерживался искусственно за счет спекуляции нефтепродуктами на мировом рынке.

Когда Россия ограничила объем ресурсов, продаваемых Беларуси по заниженным ценам, кризис оказался неизбежен. Даже то, что Кремль в ходе торга с Лукашенко пошел на некоторые уступки, не изменило сути проблемы, поскольку уступки эти касались топлива, используемого непосредственно для нужд белорусского народа. А вот возможности спекуляции, насколько сейчас известно, оказались в основном пресечены. Приток нефтедолларов резко сократился. Выявилось большое отрицательное сальдо платежного баланса. Иными словами, батькино хозяйство теперь покупает на мировом рынке значительно больше, чем продает.

Какое-то время подобный дисбаланс может поддерживаться за счет внешних займов. Недаром Лукашенко так обхаживает Россию в поисках миллиардов долларов. Но в любом случае невозможно бесконечно сохранять непосильный для слабой в экономическом смысле страны уровень потребления.

После долгих переговоров Россия в очередной раз решила батьку поддержать, предоставив кредит в 3 млрд долларов. Однако обставила эту помощь условиями, важнейшим из которых является девальвация. Она была осуществлена буквально через пару дней после того, как завершились переговоры о кредитах. Батька был приперт к стенке и оказался вынужден действовать по законам экономической логики, несмотря на все свои прошлые оптимистические заявления.

По сути дела Россия в нынешних условиях выполнила ту роль, которую в свое время выполнял МВФ по отношению к ней самой. И которую выполняет ныне руководство Евросоюза по отношению к живущей не по средствам Греции (с той, правда, разницей, что греки, входящие в зону евро, не могут прибегнуть к девальвации и вынуждены для оздоровления экономики просто сокращать все свои сильно раздутые бюджетные расходы).

Если Лукашенко не станет в дальнейшем обменивать политические решения (типа признания Абхазии и Южной Осетии) на новые российские миллиарды, Беларуси придется менять характер своей экономики. К этому, собственно говоря, дело уже идет. У батьки, в частности, есть масштабная программа приватизации, в соответствии с которой западный капитал может поставить под свой контроль крупнейшие белорусские предприятия. Словом, лукашенковское «экономическое чудо» в центре Европы доживает последние месяцы.

Дмитрий Травин, научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге, «Новая газета»