24 октября 2021, воскресенье, 10:12
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

The New Times: Можно ли модернизировать концлагерь?

28
The New Times: Можно ли модернизировать концлагерь?

Белорусская оппозиция разделилась на два лагеря.

Несколько оппозиционных партий призвали Евросоюз возобновить контакты с белорусскими властями, утверждая, что именно диалог может привести к либерализации ситуации в стране. Остальные оппозиционеры заподозрили коллег в предательстве, отвергая саму возможность сотрудничества между официальным Минском и Евросоюзом, пишет The New Times.

Споры вокруг возобновления контактов между Брюсселем и Минском начались после визита в Беларусь на прошлой неделе министра иностранных дел Латвии Эдгарса Ринкевичса. В результате его переговоров с главой МИД Беларуси Владимиром Макеем в Витебске, согласно официальным сообщениям белорусской стороны, «министры обсудили переспективы развития межгосударственных отношений между Латвией и Беларусью, а также между Беларусью и ЕС».

Белорусская оппозиция и до этого возражала против возобновления контактов между ЕС и официальным Минском и призывала европейские структуры, наоборот, расширять экономические санкции против властей страны. Но на этот раз неожиданный удар она получила из собственных рядов. Возмутителями спокойствия стали лидер движения «За свободу» Александр Милинкевич, руководитель гражданской кампании «Говори правду» Владимир Некляев и председатель Белорусского народного фронта Алексей Янукевич. В пятницу они выступили с совместным заявлением, где призвали Евросоюз вернуться к полноценному диалогу с белорусской стороной. По их мнению, именно сотрудничество с ЕС поможет белорусскому обществу модернизироваться и приступить к демократическим реформам.

Это уже третья попытка Брюсселя договориться с официальным Минском. Впервые о возможном диалоге в 1998 году заговорил тогдашний руководитель представительства ОБСЕ в Беларуси Ханс-Георг Вик. Его инициатива была попыткой разморозить фактически прерванные (после разгона Верховного Совета страны осенью 1996 г.) отношения между Западом и белорусскими властями.  По версии Вика, диалог ЕС – Беларусь должен был начаться с переговоров между официальными белорусскими структурами и оппозицией. Но из этой затеи ничего не вышло. Белорусские власти сначала согласились на переговоры с оппозицией, но после того как делегаты от власти согласились с требованием оппозиционеров выделить им время на государственном ТВ – Александр Лукашенко отозвал своих представителей. А в конце 1999 года МИД Беларуси отказался продлить аккредитацию Ханса-Георга Вика.

Архитектором второго этапа переговоров спустя 10 лет, в 2008 году, стал министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский. В течение двух лет между ЕС и Беларусью шли интенсивные консультации, в результате которых европейцы заморозили визовые санкции против белорусских чиновников, состоялись официальные визиты Александра Лукашенко в Лондон, Рим и Вильнюс. Кроме того, МВФ запустил программу stand-by по кредитованию белорусской экономики. Но все закончилось 19 декабря 2010 года, когда белорусские власти, по данным местных и западных наблюдателей, грубо сфальсифицировали итоги президентских выборов, а затем жестоко подавили акции протеста оппозиции. Кстати, и Ханс-Георг Вик, и Радослав Сикорский, жестко критиковавшие действия белорусских властей,  стали непримиримыми  противниками возобновления диалога с Александром Лукашенко.

Нынешняя инициатива части оппозиционеров с призывом к ЕС возобновить переговоры с властями вызвала резкий протест у остального оппозиционного лагеря. Председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько раскритиковал идею диалога с властями, выдвинув «дорожную карту» из трех пунктов: освобождение политзаключенных и их реабилитация, проведение свободных и прозрачных выборов и только потом диалог о модернизации.

С ним согласен и координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Владимир Кобец, сравнивший попытку модернизации лукашенковской Беларуси  с модернизацией концлагеря. Можно покрасить забор и посадить розы по периметру колючей проволоки, сказал он, «но от этого концлагерь не изменит своей сути».

Оппозиционер утверждает, что Александр Лукашенко лучше воспринимает жесткий язык давления, а к призывам к диалогу относится как к проявлению слабости. «В 1999 году диалог стоил жизни тогдашним лидерам оппозиции - Юрию Захаренко и Виктору Гончару. В ходе вторых переговоров, в 2010 году, погиб основоположник сайта «Хартия'97» Олег Бебенин. А в 2008 году, когда американцы приступили к политике экономических санкций против белорусского режима, арестовав активы «Белнефтехима», перепуганный режим выпустил политзаключенных», — напомнил Владимир Кобец.

Еще дальше пошел координатор «Европейской Беларуси» Виктор Ивашкевич, считающий призывы к возобновлению переговоров с белорусскими властями  предательством. «В Беларуси часть оппозиции не покидает соблазн постоянно предлагать свои услуги Александру Лукашенко, подразумевая копирование у нас российской практики с созданием системной оппозиции. Раз за разом Лукашенко отвергает их услуги, но они не отчаиваются», — считает он.

Впрочем, авторы воззвания к Евросоюзу уверены в своей правоте.  В минувший понедельник Александр Милинкевич в интервью агентству БелаПАН резко прошелся по своим оппонентам, заявив, что санкции ЕС результатов не дали — «политзаключенных не выпускают, в стране страха больше, влияние оппозиции меньше, проевропейские настроения тоже падают». А ужесточение экономических санкций, по мнению Милинкевича, «просто толкнуло бы Беларусь в Россию». По его мнению, «к санкциям против Беларуси могут призывать только те, кто руководствуется лишь местью Лукашенко либо сознательно или несознательно работает в рамках российской стратегии по аннексии Беларуси».