16 июля 2020, четверг, 3:22
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Роман Безсмертный: Регион проигрывает из-за пробки в виде режима Лукашенко

28
Роман Безсмертный: Регион проигрывает из-за пробки в виде режима Лукашенко

Очень тяжело прогнозировать, чем закончится визит Лукашенко в Киев, утверждает бывший посол Украины в Беларуси Роман Безсмертный.

В интервью сайту charter97.org Роман Безсмертный отметил, что ситуация в двухсторонних отношениях неприятна для обеих сторон. Кроме того, незримым участником диалога является Москва.

Политик также полагает, что белорусский режим тормозит развитие всего региона – от Черного до Балтийского моря и является «пробкой».

- Роман Петрович, Александр Лукашенко приехал в Киев. Что ожидать от этого визита?

- Мне очень тяжело прогнозировать, я могу говорить лишь об общих характеристиках ситуации. Она неприятна для обеих сторон. Неприятна для Украины, потому что сегодня товарооборот обоих государства в части черного рынка достиг таких объемов, что перестает быть незамеченным и начинает влиять на серьезные сегменты рынка.

Официально говорят, что рынок светлых горюче-смазочных материалов состоит в Украине на 36% из белорусских. Неправда. Он сегодня уже превзошел 50%. Почти половина в этом – нелегальный импорт. Что касается товарооборота молочной продукции -  маховик раскручен на черном рынке так, что нужно что-то делать и давать ответы на вопросы. А ответы можно дать лишь в случае, когда будет отрегулирован вопрос границ. Все уперлось в это. С одной стороны называется мнимый долг (причем его суммы прыгают), с другой стороны – висит вопрос об обмене ратификационными грамотами. Этот вопрос можно было давно решить и отрегулировать торговый оборот. Сегодня ситуация такова, что обе стороны в этом заинтересованы, но нужно иметь в виду, что незримым участником этого диалога является Москва.

Нахождение Беларуси в Таможенном союзе, хилый, но курс Украины на евроинтеграцию – свидетельство того, что разнонаправленность в развитии интеграционных процессов Украины и Беларуси фактически делает  возможным присутствие третьей стороны.  

- Украина и Беларусь в разной степени, но участвуют в Восточном партнерстве...

- Сегодня главнейший вопрос для Украины, чтобы хоть как-то заявлять о своем реальном участии в европейской политике – это участвовать в Восточном партнерстве. Отработанный формат однозначно возлагал на Украину важнейшую роль в процессах ВП. Было понятно, что все государства ВП имели перспективу только в фарватере движения Украины в сторону европейской интеграции. Сейчас позиция украинских властей фактически довела ВП до умирания. Можно предъявлять претензии к Лукашенко, Алиеву, но это все производные от позиции Януковича. Я прекрасно понимаю, что европейские политики согласились на этот проект прежде всего для того, чтобы Украина реально демонстрировала движение в Европу или педалировала ситуацию. Сегодня в преддверии Вильнюсского саммита – это главнейший вопрос, как сможет себя повести Украина в вопросах ВП, насколько продуктивным будет работа этого проекта.

Важно обратить внимание на один момент. Если взять историческую ретроспективу, то люди, населяющие Украину, имели перспективу лишь тогда, когда складывалось пространство, условно говоря, от Вильнюса до Симферополя. Это пространство имело какие-то европейские характеристики и параметры лишь тогда, когда составляло общность. И если это состоится, то все эти страны будут иметь выгоды от присутствия в ЕС. Если нет, то больше всех от этого пострадает Беларусь, на втором месте – Украина. Страны Балтии же прекрасно справятся с автономным пребыванием в ЕС.

- А от совместного только выиграют?

- Безусловно. Прежнюю историю никуда не денешь – ни средневековье, ни нахождение в составе СССР. Это отразилось на этносах, экономике этих государств, внутренней гуманитарной сфере. Поэтому очевидно, что ухватившись за идею ВП, европейцы и сами эти государства не понимали, что дали Украине, Беларуси, Молдове прекрасный шанс войти в европейскую семью. Я не могу сказать, почему этому вопросу не уделяется надлежащее внимание украинскими властями, но то, что этот проект с украинской стороны хромает – несомненно. 

- На саммит в Вильнюсе намерены пригласить главу МИД Беларуси Владимира Макея, который находится в списке невъездных белорусских чиновников. Что вы думаете по этому поводу?

- Отношения между цивилизованными государствами Европы и такими странами, как Беларусь или нынешняя украинская власть, в любом случае строятся по принципу «плохой мир лучше, чем хорошая война». Европейцы понимают, что каким-то образом нужно  влиять. Поэтому отношения европейских государств с такими странами будут развиваться по синусоиде – моменты потепления будут сменяться моментами обострения отношений. В любом случае нужно иметь какие-то отношения, влиять.

Поэтому для меня не было сюрпризом, что после обострения отношений, наступившего после преступных действий Лукашенко в 2010 году, нужно было искать способ, как вести диалог. Можно было свести отношения до технических консультаций, но все равно вести какой-то разговор. Ведущую роль в этом сыграли литовские политики, чтобы на момент диалога снять эти решения. Они не снимаются совсем, а на определенный период, и, я думаю, это правильно хотя бы в отношении Украины. Тем более, что если удастся за руку привести Януковича в ЕС. А на саммите происходит именно так: его берут за руку, приводят туда и открываются двери для 46-миллионной нации. Последствия этого – колоссальное позитивное влияние на Украину. Нерешение этого вопроса в Вильнюсе означает провисание страны в европейской и внутренней политике, что будет иметь следствием экономические провалы.

- Можно ли рассматривать Лукашенко, как проводника Москвы в отношениях Кремля и Киева?

- Нет, я никогда не считал, что Лукашенко формирует свою политику с Киевом, как посредник, проводник Москвы. Он использует Москву, как и Киев, в реализации своих интересов. Он выполняет условия существования так называемого союзного государства, Таможенного союза настолько, насколько это ему необходимо. При этом он кладет государство к ногам Кремля. С этой точки зрения Янукович выглядит более самостоятельным и патриотичным. Что бы ни говорили, он не пускает российское влияние в страну. Собственно, он с Москвой ведет такую же политику, как и с ЕС. Он считает, что Украина - это его государство, каганат.

- Вы упомянули регион Межморья. Если взять ось Украина, Беларусь, Литва – о каком общем проекте можно говорить?

- В данный момент отработать какой-то целостный проект невозможно. Можно отработать «коромысло» Киев – Вильнюс, даже в плане рынка, прежде всего энергетического рынка. Даже сегодня это «коромысло» можно строить, используя Варшаву. Что такое в этой системе Беларусь и почему я говорю об этом «коромысле»? Оно  важно для решения вопроса тоталитарного режима в Беларуси.

Не могу я смириться с тем, что в сердце Европы находится этот «заповедник». Поэтому я строю для себя эту систему с точки зрения нахождения механизма, который отработает все возможные варианты ликвидации этого тоталитарного режима. Регион проигрывает из-за того,что есть эта пробка в виде режима Лукашенко. Для меня более чем понятно, что Москва его пользует в реализации своих интересов. Это создает дополнительный фактор давления на страны Балтии, Украину.  Лукашенко использует этот фактор шантажа. И если взять вопросы энергетики, транспорта – их не решить из-за существования этого режима. Я уже не говорю о спектре гуманитарных вопросов – здесь вообще блокада.

Что происходит с человеческим фактором в регионе? Балтийцы считают себя европейцами, они счастливы, что навсегда ушли от России. Не от СССР, а от России. Белорусы, нагнувшись, тянут плуг, на котором сидит Лукашенко. Они стыдятся близости с украинцами, считая себя ославяненными литовцами. Они мечтают как можно ближе быть к Литве и убежать от союза с Россией. Украина поняла, что спасение утопающих - дело самих утопающих. Поэтому возникает режим Януковича, для которого не нужна ни Москва, ни Брюссель. Все это фактически создает систему консервации ситуации в Беларуси и Украине.

А ведь если взять эту территорию, она даже в личностных отношениях имела бы огромные перспективы, если просто наладить человеческий диалог Беларусь – Украина – Литва - Польша. Если взять все измерения от человеческого до государственного, режим Лукашенко – это проблема для Европы. Поэтому, когда я говорю об этой общности государств, то понимаю, что рано или поздно режим Лукашенко падет, но для того, чтобы отстроить отношения, нужно в информационном плане построить какую-то систему координат. То, что происходит в Молдове, уроки Грузии дали на все ответ.  Рано или поздно приходит день истины -  это день выборов. При обеспечении честности, он приводит любой режим в адекватное состояние.

Фото с сайта ru.tsn.ua