8 августа 2022, понедельник, 16:13
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Европейский ответ Евразии: с Россией нужно быть твердыми

16
Европейский ответ Евразии: с Россией нужно быть твердыми
Фото: EPA

В Братиславе стартовал новый проект Хартии-97.

Страны «Вышеградской четверки» (В4) – Словакия, Польша, Чехия и Венгрия – поддержали предложение Хартии-97 о реализации аналитического и одновременно медийного проекта «Восточное партнерство: Европейский ответ Евразии». Цель проекта - провести всестороннее обсуждение, выработать, довести до сведения правительств и широкой общественности информацию о том, насколько успешной и соответствующей интересам как Европейского Союза так и стран-участниц «Восточного партнерства» (Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Молдова, Украина) является упомянутая инициатива.

В рамках проекта в столице Словакии Братиславе в офисе Польского института состоялась первая рабочая встреча встреча авторитетной международной экспертной группы, объединяющей представителей ведущих аналитических центров Вышеградской группы, Беларуси, Украины, России.

В дискуссии приняли участие директор словацкого Института общественных проблем Григорий Месежников; президент венгерского Международного центра демократических реформ, экс-министр обороны Венгрии, посол Иштван Дьярмати, старший научный сотрудник M.E.S.A.10, бывший госскеретарь МИД Словакии Милан Ежовица, председатель правления украинского фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко, аналитик и координатор программ Института общественных проблем Лукаш Венерски (Польша), аналитик чешской организации EUROPEUM Мартин Мишло, руководитель российской организации Freedom Files Ольга Захарова, директор варшавского фонда «Хартия-97» Владимир Кобец, главный редактор сайта charter97.org Наталья Радина, координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко, эксперт Немецкого Фонда Маршалла, экс-министр иностранных дел Словакии Павол Демеш, исполнительный председатель Вышеградского фонда Карла Вустерова, известный украинский политолог Григорий Перепелица, дипломаты стран ЕС аккредитованные в Словакии, представители правительственных и общественных организаций, а также СМИ Словакии.

И хотя градус высказываний об эффективности «Восточного партнерства» участников дискуссии существенно отличался, но, тем ни менее, ни один из них не рискнул назвать эту инициативу полностью соответствующей интересам участников. Но что важнее всего, эксперты из Беларуси, России и Украины высказались в том ключе, что попытки «чесать под одну гребенку» все расположенные на Восток от ЕС страны – несостоятельный подход.

Какой же должна быть политика Евросоюза в отношении стран-соседей? На этот вопрос charter97.org ответили участники дискуссии в Братиславе:

Иштван Дьярмати, президент Международного центра демократических реформ (Венгрия):

- Почему программа Восточного партнерства является провалом? Этот регион не является ни более стабильным, ни более демократичным, ни более процветающим. Этот регион не достиг ни одной поставленной изначально цели.

Почему так вышло? Есть внутренняя и внешняя причины. Мы пришли в тупик. Нет никаких перспектив в том, чтобы быть членом Восточного партнерства. Мы уперлись в стену. Теперь у нас два варианта: повернуться назад или разрушить эту стену. Сейчас мы возвращаемся назад, говоря себе, что это означает прогресс, но на самом деле стена все еще там. А внешняя причина в том, что мы недооценили уровень коррупции в этих странах. Что мы видим в Украине, Молдове, Азербайджане, Армении, Беларуси? Это не коррупция, как в Венгрии. Это власть, захваченная коррумпированными олигархами. Это гораздо хуже и страшнее простой коррупции. А второй фактор — мы недооценили российское влияние в этих странах.

В западных странах не понимают этого, не понимают России. Это и приводит к такому результату: мы проигрываем России. И это позор, потому что Россия — слабая страна, которая только пытается казаться сильной. Они используют вооружения, что многие люди в мире расценивают как силу, а на самом деле это слабость, ведь у них кроме военной силы нет ничего, чтобы другим странам предъявить. И такая демонстрация происходит не только в Украине: до Украины то же произошло с Грузией. И у них четкий посыл к остальным странам — к Армении, Беларуси — если не будете делать то, что мы велим, мы используем силу против вас тоже.

Основная причина, почему мы проигрываем России, в том числе, проигрываем ей в Украине, — это потому что мы играем по правилам России. Какая была реакция на военное вторжение и аннексию в Крым? Никакой. Мы реагируем неадекватно. Но я думаю, есть выход. Из истории видно, что диктатуры выигрывают битвы, но демократии выигрывают войны.

Это будет долгая война. Мы готовы к ней? Или мы будем использовать агрессию России как повод остаться в стороне? Война в Украине — отличный повод не проводить реформы и отличная возможность для нас, чтобы не поддерживать Украину. Все в выигрыше. Но ведь нет никаких сомнений в том, что экономически Евросоюз намного сильнее России. Мы должны использовать наши преимущества и вводить санкции. Но у нас нет стратегии, и мы не хотим над ней работать, ведь это будет означать, что все, что мы сделали до сих пор, было не верно. Это также будет означать необходимость изменить свое отношение к Восточному партнерству и России.

Богдан Яременко, председатель правления фонда «Майдан иностранных дел» (Украина):

- Тема «танцев с диктаторами» была одной из острейших в ходе обсуждения темы «европейского ответа Евразии». Большинство экспертов, а в их числе и я, убеждены, что жертвование принципами во имя «диалога» с диктаторами – несостоятельный подход, который не принесет никому ничего хорошего.

Мне, как представителю страны, не только декларирующей определенные принципы, но и отстаивающей их с оружием в руках, отбивая неспровоцированную агрессию России, чье недовольство вызывает сам факт того, что украинцы способны выбирать способ мышления и жизни отличный от российского, понятно, что было тяжело сосредоточится на чем-нибудь ином кроме интересов Украины.

Основные тезисы моего выступления сводились к тому, что обобщающие подходы ко всем странам «Восточного партнерства» должны быть заменены со стороны ЕС индивидуальными планами. При чем даже условное разделение стран «Восточного партнерства» на две подгруппы желающих и нежелающих добиться членства в ЕС будет всего лишь полумерой, слишком уж различаются ситуации внутри всех государств.

При этом, план сотрудничества для Украины с Европейским Союзом должен быть направлен на три основных цели:

- укрепление обороноспособности Украины. Я против того, что бы украинские чиновники использовали войну, как оправдание нежелания или неспособности реформировать страну. Но сермяжная правда состоит в том, что потеряв в результате войны около 20 процентов своей экономики, ежедневно тратя 5-7 млн.дол.США на военные действия (кстати, приблизительно столько же ежедневно Украина тратит и на возвращение внешних долгов), хороня тысячи своих сыновей и дочерей, и заботясь о сотнях тысяч вынужденных переселенцев с Донбасса и Крыма, Украина просто не будет способна полностью сконцентрироваться на внутренних реформах, до ослабления военной и террористической угрозы со стороны Российской Федерации. Европейский Союз может получить от Украины твердые политические гарантии об отказе в обозримом будущем продвигаться военными средствами вглубь оккупированных территорий, но от обязан предоставить возможность Украине приобрести или получить военное оборудование, системы и вооружения, способные гарантировать твердую устойчивость обороны своей страны;

- борьба со всепоглощающей коррупцией в Украине. Этот враг украинского государства нисколько не менее опасен, чем «русский мир». ЕС должен разработать долгосрочную программу действий в этом вопросе, включая образовательный, информационный, законодательный, правоохранительный и другие сегменты. Одной из основ этого плана должна быть ставка на увеличение способности гражданского общества контролировать власть;

- создание, опять же таки с привлечением гражданского сектора, эффективного механизма контроля за реализацией Соглашения о ассоциации между Украиной и ЕС. При этом желательно начать предметный разговор о том, каким образом предусмотренные Соглашением изменения и реформы способны привести к улучшению качества и уровня жизни украинцев, в особенности в условиях отсутствия четкой перспективы вступления в ЕС.

Григорий Месежников, президент Института общественных проблем (Словакия):

- Программа Европейского союза «Восточное партнерство» (ВП) при всей неоднозначности достигнутых ею к настоящему времени результатов стала, несомненно, важным фактором европейской политики. Очевидно, потребуется определенное время для осмысления того, каким образом на дальнейшее осуществление этой программы повлияют результаты майского саммита в Риге. Те, кто ожидал от саммита большего, не скрывают разочарования. По их мнению, Евросоюз не сумел внести большей определенности в поисках ответа на вопрос, что необходимо предпринять Евросоюзу в ситуации, когда три государства, подписавшие с ним Соглашение об ассоциации (Украина, Молдова и Грузия), все более настойчиво стучатся в его двери, убежденные в том, что чем яснее и четче будет их европейская перспектива, тем легче им будет проводить необходимые реформы.

Их оппоненты-реалисты утверждают, что учитывая непростую ситуации, в которой Евросоюз оказался в последнее время – вопрос об отношениях с Россией (прежде всего санкции), «долгоиграющая» проблема с Грецией, не очень радужные перспективы взаимоотношений с Британией в свете непредсказуемого на данный момент поворота событий после намечаемого референдума о дальнейшем членстве Британии в ЕС, тот компромисс, который удалось достичь на саммите в Риге, не стоит рассматривать как неудачу. К тому же показателен сам факт, что Россия в своем стремлении предотвратить продвижение бывших советских республик, ныне независимых государств, в Европу, решила пойти на острый конфликт с Западом и продолжает повышать свои ставки именно из-за программы ВП. Нельзя забывать, что детонатором российско-украинской войны стало непреодолимое желание нынешней российской власти задушить украинский Евромайдан и лишить Украину европейской перспективы.

Как бы сегодня ни оценивались экспертами и политиками результаты рижского саммита, для того, чтобы ВП не превратилось в некий формальный политический ритуал необходимо:

- не останавливаться на достигнутом и продолжать движение вперед, углубляя процесс взаимодействия ЕС а стран ВП,

- найти специфические подходы к каждой из шести стран ВП, с учетом того, что в рамках ВП образовались две группы государств, с разным статусом и разными намерениями их политических элит,

- не отступать от норм, принципов и ценностей, на которых выстроена вся современная система либеральной демократии в связке с моделью евроинтеграции (свобода, права человека, демократия, право народов независимых государства самостоятельно решать свою собственную судьбу, без вмешательства извне),

- напрочь исключить любую возможность влияния нынешнего российского режима на дальнейшее осуществление программы ВП так, чтобы отношения ЕС с Россией ни в одной из плоскостей не пересекались с его отношениями со странами ВП (за исключением тех случаев, когда сами страны ВП добровольно допускают такую возможность). У России нет и не может быть права вето на вступление в ЕС независимых, соседних с ней государств. Лишь они сами вправе распоряжаться своим будущим.

Все вышесказанное в полной мере относиться к восточно- и центрально-европейским членам ЕС, в том числе к странам Вышеградской четверки. Полтора десятилетия назад они смогли воспользоваться предоставленной им возможностью и вступили в ЕС – свободно и без вмешательства извне. Сегодня их моральной обязанностью является оказание помощи странам ВП в создании как можно более благоприятных условий для поступательного движения в Европу. Солидарность со странами ВП и их гражданским обществом должна стать императивом.

Владимир Кобец, директор фонда «Хартия-97» (Варшава):

- Значимость Беларуси для региона сегодня является недооцененной, во всяком случае, никак не отражена в политике Евросоюза по отношению к этой стране. Мы можем сказать, что у политиков ЕС отсутствует стратегия в отношении Беларуси, все действия определяются текущими событиями.

Ошибочность этого подхода видна хотя бы в том дуализме, который присутствует в положении Беларуси — с одной стороны, страна вошла в ЕвразЭС, с другой — является членом Восточного партнерства. Это взаимоисключающие друг друга проекты — Евразийский союз способствует экспансии российского авторитарного влияния и российской авторитарной модели, в то время как Восточное партнерство — это часть Европейского демократического проекта.

Таким образом, совершенно очевидно, что демократическая Беларусь имеет критическое значение для успеха Европейского проекта, в то время как Беларусь авторитарная означает фактически утверждение российской модели и российской экспансии в регионе.

При осуществлении двусторонних контактов должно быть четкое понимание следующего: соглашаясь на безусловное возобновление отношений с Лукашенко, ЕС уступает путинской модели, подрывая собственную безопасность и веру в европейский проект у обществ стран Восточного Партнерства.

Именно поэтому в отношении Беларуси должен действовать особый подход принципа «большее за большее». Большее количество контактов с режимом должно компенсироваться большей поддержкой гражданского общества.

Вовлечение страны в Восточное партнерство и иные контакты не должны работать на консервацию режим, именно поэтому следует быть очень внимательными в выборе инструментов взаимодействия.

При взаимодействие на многосторонней основе Беларусь может играть значительную роль в продвижении демократии и прав человека в регионе, однако это должно быть гражданское демократическое общество Беларуси, которое должно получить доступ ко всем элементам восточного партнерства. 

У гражданского общества РБ есть большой опыт сопротивления авторитарному, а затем и диктаторскому режиму, и все рекомендации, которые оно представляет западным политикам, оплачены не только собственным опытом, но свободой и кровью. Безусловно, огромную роль в сопротивлении диктатуре и российской пропаганде играют независимые СМИ, и, конечно, сайт charter97.org в этом смысле является лидером.

Ольга Захарова, руководитель неправительственной организации Freedom Files (Россия):

- Восточное Партнерство - это европейская перспектива для стран участников, фактически, экспорт ценностей, на которых основан Европейский проект - демократия и права человека, через которые только и возможно достижение заявленных целей для Европейского партнерства - стабильность, процветание, безопасность.

Что же обещает и экспортирует Евразийский союз? Это сообщество автократов, главным обещанием для которых является гарантия сохранения их власти, сохранения благосостояния кланов, которые выросли из советского гебистско-партийного прошлого. Вот это и есть главный предмет экспорта - сохранение автократии с благосостоянием немногих, при помощи силы и уничтожения общественных институтов, замена их имитацией.

Фактически, это такая перманентно действующая бандитская сходка, в которой живут по понятиям, и где случаются «терки» и «разборки», потому что между главарями таких формирований не может быть устойчивых договорных отношений, и каждый готов выстрелить другому в спину. Вот такой проект противостоит Европейскому проекту.

«Русский мир» фактически является инструментом подрыва стабильности тех, кто не хочет участвовать в «Евразийской сходке».

Нынешние агрессивные действия, начиная с пропаганды, направлены на то, чтобы демократический мир согласился на новый передел мира, и это будет поражение Европейского проекта. Фактически, разговоры о том, что Лукашенко, возможно, не такой уж и диктатор, если он посылает «позитивные сигналы» на запад, а Алиев, конечно, автократ, но у него есть углеводороды и трубы - это начало поражения, это признание как раз таки идей, идущих их Евразийского союза - что есть только раздел сфер влияние, а ценности - это только фиговый листок, его прикрывающий.

Европейский союз является для ценностно-ориентированных жителей стран Европейского партнерства именно ценностным ориентиром. В Беларуси и Украине люди выходили на площади именно под флагами Евросоюза. Отказаться от ценностного подхода, сменив его на «политический прагматизм» - значит предать этих людей и признать победу путинско-евразийского подхода, играть по этим правилам.