8 августа 2022, понедельник, 16:31
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

В Беларуси проходят не выборы, а спецоперация КГБ

35
В Беларуси проходят не выборы, а спецоперация КГБ
Фото: charter97.org

«Выборы» в Беларуси уже нужно считать сфальсифицированными.

25 сентября на Конференции ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве состоялась рабочая сессия «Беларусь: выборы во время кризиса прав человека». Дискуссия была организована сайтом charter97.org при поддержке Вышеградского фонда и польского фонда Международной солидарности.

На заседании сессии выступили недавно вышедший на свободу политзаключенный, кандидат в президенты на выборах 2010 года Николай Статкевич, лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрей Санников, бывший глава МИД Словакии, эксперт Немецкого фонда Маршалла Павол Демеш, президент польского Института общественных дел Яцек Кухарчик, российский правозащитник, руководитель организации Freedom Files Юрий Джибладзе, директор словацкого Института общественных проблем Григорий Месежников. В рабочей сессии приняли участие представители Министерства иностранных дел Польши, дипломаты стран Евросоюза, включая послов Нидерландов и Швейцарии Поля Беккерса и Андрея Мотыла, правозащитники и журналисты.

Открывая сессию, Николай Статкевич призвал не признавать итоги предстоящих «президентских выборов» в Беларуси:

«Сейчас в Беларуси идет кампания, которую почему-то называют «выборами». Она уникальна даже для такой уникальной страны, как Беларусь. Все уже знают, что у нас не считают голоса избирателей, но сейчас власти превзошли сами себя — они сфальсифицировали голоса кандидатов. Эти выборы уже нужно считать сфальсифицированными — проведена очень тонкая для Лукашенко спецоперация, когда для массовки спецслужбы выдвинули своих кандидатов.

Белорусский народ не верит ни в какие «выборы». И мне странно желание европейских чиновников признать некий прогресс в Беларуси и играть в игры с Лукашенко. Во-первых, это глупо, потому что развернуть Лукашенко от России совершенно немыслимо. Его режим — это марионеточное образование, вся белорусская экономика — это убыточный филиал российской экономики. Россия может добиться любых уступок от Лукашенко, повысив цены на нефть и газ до рыночных. И меня освободили из тюрьмы только потому, что российских денег уже не хватает — диктатор пытается получить кредиты от Запада и заодно припугнуть Путина и получить дополнительные средства от него. Но эти деньги нужны Лукашенко только для того, чтобы избежать реформ. Этот человек считает, что он должен контролировать все - потеряв контроль над экономикой, он потеряет власть.

Позиция демократических сил Беларуси однозначная и единая — мы не считаем это выборами. Это фарс. Я считаю себя быть достойным кандидатом в президенты Республики Беларуси. Мои права были нарушены, я пять лет провел в тюрьме под сильным давлением. Я не могу признать эти выборы выборами. Признание этой кампании станет предательством белорусского народа.

Я пять лет пытался показать испуганному белорусскому обществу — идеалы есть, ради них стоит идти на жертвы! А сейчас европейские политики почему-то пытаются доказать белорусам, что Лукашенко прав, а Статкевич нет. Но мы будем бороться за нашу страну, мы понимаем, что только мы можем сделать ее свободной и независимой, но, пожалуйста, не мешайте нам это делать!»

Андрей Санников призвал поддержать стремление белорусов к свободе и независимости, заявив, что у власти в стране сегодня находятся серьезные преступники:

«Хочу согласиться со словами Николая Статкевича об истинных причинах его освобождения. Пропаганда утверждает, что освобождение политзаключенных – это «гуманистический» жест диктатора. Но реальной причиной стал недостаток денег. Только из-за этого были выпущены политические заключенные. Но существует опасность. Сейчас мы слышим, что Лукашенко нужно «наградить» за освобождение политических заключенных. Однако, получив желаемое, он снова посадит в тюрьмы новых политзаключенных и опять начнет ими торговать.

В Беларуси нет никаких «выборов», нет никаких «кандидатов».Те «кандидаты», которые в них участвуют – являются частью одного и того же сценария одной и той же группы, которая называется спецслужбы или КГБ. И нет никаких причин принимать за чистую монету то, что происходит в Беларуси – ни до дня «выборов», ни после него.

Что важно: ситуацию, в которой сейчас находится Беларусь, невозможно рассматривать отдельно. Во всем регионе — динамичные изменения, причиной которых стала Украина. То, что сделали украинцы – это продолжение того, что начали белорусы 19 декабря 2010 года, когда вышли на протест против диктатора за свободу. И сегодня Украина несет этот факел борьбы за нашу свободу.

Без должного отношения к Беларуси невозможно поддержать и стремление Украины к независимости и территориальной целостности. Весь регион находится в движении, потому что хочет быть свободным. И белорусы не отличаются от других восточноевропейских народов. Мы тоже хотим быть свободными и жить при демократии. Просто необходимо помочь нам этого добиться.

Нас часто обвиняют, что оппозиция разрознена, что она не может объединиться, но сегодня мы объединены. Все демократы бойкотируют эти «выборы». И этот критерий должен быть основой для отношения международного сообщества к Беларуси.

Мы ожидаем, что Евросоюз будет придерживаться своих ценностей, и отношения с диктатором будет выстраивать на принципах, а не на факте того, что Беларусь помогает экспортировать папайю и киви в Россию.

Лукашенко находится у власти уже 21 год. За это время он и его режим совершил страшные преступления. Вчера мы это уже обсуждали: похищения политиков, убийства журналистов.

У власти в Беларуси находятся серьезные преступники, которые начали свои преступления в 1995 году, сбив двух американских воздухоплавателей, потом была уничтожена Конституция Республики Беларусь и так далее.

Любое признание этого режима, любая попытка считать приемлемым для Евросоюза то, что происходит в Беларуси, в том числе, означает и признание российского военного присутствия в нашей стране. А это уже проблема для международной безопасности».

Российский правозащитник Юрий Джибладзе заявил, что в отношении режима Лукашенко сегодня ни в коем случае нельзя снимать санкции ЕС — наоборот, санкции против диктатуры должны быть только усилены.

«Всего лишь три дня тому назад здесь, в Варшаве, я встретился и беседовал с высокопоставленным чиновником Евросоюза в Брюсселе. Он играет существенную роль в формировании европейской политики по отношению к Беларуси и как раз ведет диалог с белорусскими властями от имени Евросоюза.

И я задал ему вопрос: «Действительно ли правда то, что ЕС, как все говорят, может снять экономические санкции с Беларуси после освобождения всех политзаключенных?» Дипломат ответил: «Да, мы должны выполнить свою часть. Лукашенко свою часть выполнил, освободил политзаключенных – теперь наш шаг, теперь мы должны сделать свое дело». То есть, какие-то символические санкции останутся, но основные, экономические, будут сняты. Конечно, при условии, что «выборы пройдут нормально».

Эта позиция демонстрирует серьезные заблуждения со стороны институтов ЕС. Когда они говорят «если выборы пройдут нормально», они подразумевают, что это будут «настоящие выборы». Но мои коллеги уже говорили: там не состоятся выборы, которые можно было бы признать честными и открытыми.

Ситуация в Беларуси перешла в очень глубокий, системный кризис прав человека. И даже полная реабилитация всех политзаключенных может быть только исходной точкой. А ведь есть еще целый ряд очень четких условий в соблюдении прав человека, которые должны быть основанием для развития каких-либо политических и экономических отношений с Беларусью.

Анализ рекомендаций, которые были представлены ОБСЕ, начиная с Московского механизма (это отчет 2011 года), а также других ежегодных отчетов, включая ООН, показывает: ни одна из этих рекомендаций белорусской властью не была выполнена. За исключением освобождения политзаключенных, которое является, как сказал Николай Статкевич, классической игрой в обмен заложниками.

Как только Лукашенко получит снятие экономических санкций, как только начнутся частные инвестиции – а можно заключить, что ЕС подготавливает почву для частных инвестиций – он спокойно арестует очередную группу политзаключенных и снова будет вести игру заложниками, чтобы получить дальнейшие уступки.

Эти люди не совершали никаких преступлений 19 декабря 2010 года и в последующие месяцы, но все эти политзаключенные находятся под надзором правоохранительных органов, их гражданско-политические права ограничены, они не могут участвовать в «выборах», их реабилитация не состоялась.

Следует также обратить внимание на несправедливое судопроизводство, пытки, жестокое обхождение милиции – ничего не изменилось. Были приняты очередные, довольно-таки ужесточающие законы, которые ограничивают право на самовыражение, новые законы о блокировке интернет-сайтов, недопустимости проведения собраний – репрессивный аппарат получил еще больше полномочий.

То есть, положение изменилось от плохого к еще худшему. Как сказал специальный докладчик в ООН по Беларуси: нарушения имеют системный и систематический характер.

Агрессия России в восточной Украине, а также аннексия Крыма позволили Лукашенко занять позицию «миротворца» по отношению к Западу. В результате чего Европейский Союз, или отдельные политики в ЕС, попали в эту ловушку, в этот самообман. Они думают, что Лукашенко является «гарантом» независимости Беларуси и Украины в случае дальнейшей агрессии России в этом регионе. У нас есть все основания считать, что все как раз наоборот: Лукашенко вообще не может быть гарантом суверенитета и независимости».

Директор словацкого Института общественных проблем Григорий Месежников предостерег от возможности «гибридизации» европейской политики, под которой следует понимать отступление от демократических приоритетов в сотрудничестве с авторитарными режимами:

«Истории Николая Статкевича и многих людей, находящихся в зале, подтверждают: все, что происходит в Беларуси, не соответствует международным нормам. Я здесь представляю гражданское общество Словакии - людей, которые с самого начала процесса демократизации в Восточной и Центральной Европе принимали в нем непосредственное участие.

В последнее время все мы являемся свидетелями своеобразного феномена: «гибридизации» политики. Мы видим «гибридные войны», «гибридную» политику, «гибридные» партии. Авторитарные режимы, используя свою изобретательность, пытаются эти элементы внести в свои практики. Мне кажется, что все, что происходит в последнее время, в том числе в контексте так называемых Минских переговоров – это все попытка белорусского режима ввести в заблуждение международных партнеров.

Если Евросоюз сейчас поддастся на эти элементы «гибридности» – это будет не просто отход от тех ценностей, на которых он построен. Это будет шаг назад и в отношении граждан тех стран, которые имеют надежды на европейский путь – в том числе и Беларуси. Евросоюз не имеет права сейчас отступить от тех ценностей, которые он в последние 20-25 лет применял к странам, что намеревались вступить в ЕС.

Словакия как раз и является тем примером, когда Евросоюз не поддался на соблазн «гибридизации». Я имею в виду ситуацию, когда премьер-министр страны Владимир Мечьяр пытался вести с ЕС интеграционные переговоры, проводя политику, не соответствующую демократическим принципам. Евросоюз тогда на поводу у Мечьяра не пошел, и в Словакии, после того как население поняло, что ЕС не собирается отказываться от своих демократических ценностей, это привело к победе демократических сил.

Ценности демократии и люди в Беларуси, которые за них борются, заслуживают соответствующего отношения, и в случае, если этого не произойдет – это войдет в полное противоречие с политикой Евросоюза.

Что касается Минских переговоров – то это как раз тот случай, когда белорусский режим воспользовался ситуацией. Но никаких изменений не произошло, и то, что происходит – это не только вызов Евросоюзу по отношению к Беларуси, но и вызов Евросоюзу по отношению к самому себе».

Президент польского Института общественных дел Яцек Кухарчик напомнил о решительности европейских политиков после ареста белорусским диктатором кандидатов в президенты на выборах 2010 года и о том, что геополитические вызовы не должны влиять ни на риторику, ни – тем более – на принципиальность Европейского Союза:

«Одно только освобождение политзаключенных не должно поменять нашего отношения к режиму Лукашенко.

Хочу напомнить, что когда-то в этой гостинице министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский организовал конференцию – после того, как режим Лукашенко обрушился с репрессиями на оппозицию на выборах 2010 года. Я помню, как министр Сикорский тогда сказал, что Лукашенко должен подготовить самолет для бегства, потому что демократия приближается к Беларуси.

Естественно, четыре года назад была такая атмосфера в Евросоюзе. Эта атмосфера совершенно отличалась от той риторики, которую мы слышим сейчас. Тогда были времена больших надежд на демократизацию, связанных с «арабской весной». Мне кажется, что этот контекст настолько поменялся, что политика ЕС по отношению к Беларуси стала следствием этого смещения парадигм.

Война в Украине как раз и стала тем фактором, который больше всего повлиял на регион. Можно говорить о смещении фокуса европейской политики: больше внимания обращается на «горячие» точки, а не на нарушения прав человека в Беларуси.

Война в Сирии и необходимость разрешения связанных с ней проблем еще больше добавляет в контекст европейской политики какое-то чувство «усталости» - усталости от распространения европейских демократических ценностей. Можно говорить о появлении риторики в пользу так называемой «реальной политики». Например, в реакции на вмешательство Путина в сирийский конфликт, когда говорят, что необходимо сотрудничать с ним в Сирии и вместе вести борьбу с «Исламским государством».

Мне кажется, что точно так же меняется подход к режиму Лукашенко в Беларуси. Я хочу обратить ваше внимание на весьма любопытный и противоречивый факт: Европейский совет по внешним делам, довольно почтенная организация, говорит о том, что после освобождения политзаключенных внешняя политика ЕС должна развиваться так, чтобы снять санкции и начать сотрудничество с белорусским режимом.

Этот документ более-менее четко говорит о том, что снять санкции надо не потому, что мы ранее дали слово, а Лукашенко сдержал свою часть обещаний и теперь наш черед – а потому, что освобождением политзаключенных Лукашенко показал, что он старается уклоняться от «объятий» Путина. А полностью дистанцироваться от России ему якобы не дают экономические санкции со стороны Запада.

Мне кажется, что это неправильная аргументация, и она не может быть основанием для смены политики и снятия санкций. Есть большой риск в том, что снятие санкций с Лукашенко может стать репетицией для снятия санкций с России. Именно поэтому следует сопротивляться попыткам снять санкции с белорусского режима, и Европейский Союз должен вести борьбу за свои ценности.

Если мы начнем играть в геополитические игры – мы будем играть по правилам Путина, а не по своим правилам».