24 мая 2017, среда, 18:47

Калев Стойческу: Путин не шутит и не блефует

27
Калев Стойческу

Действия России в балтийском регионе принимают угрожающий характер.

Об этом в интервью charter97.org заявил бывший сотрудник министерств иностранных дел и обороны Эстонии, аналитик Международного центра обороны и безопасности Калев Стойческу, специализирующийся на внешней и внутренней политике России.

- В Европе, особенно в странах Балтии и Польше, говорят о возрождающихся имперских амбициях России. Насколько реальны исходящие от РФ угрозы?

- Политики и эксперты обращают слишком много внимания на то, что Кремль говорит, а не на то, что Москва на самом деле делает. А ведь на счету Кремля агрессия против Грузии в 2008 году и в дальнейшем против Украины. По моему мнению, это свидетельствует об истинных намерениях кремлевских властей. Очередным фактором, который превосходно демонстрирует настоящие намерения российских властей, стала концепция внешней политики Российской Федерации. Выступления и речи президента Путина полны скрытой и угрожающeй символики.

Достаточно нелегко определить момент, когда Россия снова начала использовать угрожающую риторику в своей внешней политике. Кажется, что все началось далеко не только с Грузии и совсем не с Украины. Первые проблески подобной риторики можно заметить в начале 2000 годов, когда Путин только только начал свой президентский срок. Именно тогда в словах Путина впервые появляется видение русского мира, с которым мы в странах Балтии не желаем иметь ничего общего.

Тем не менее, Россия совершенно не желает интересоваться нашим мнением, желаем ли мы быть частью «русского мира» и присутствовать в ее сфере влияния или нет. Но ведь каждое государство, как и человек, делает свой выбор с кем оно и к каким ценностям стремится. И такой выбор нужно уважать, даже если он и не нравится. Россия же очень болезненно относится к самостоятельности со стороны других государств в том регионе, который, как считают в Кремле, должен находиться в российской зоне влияния. Так в 2008 году во время саммита НАТО в Бухаресте ни Грузия, ни Украина не услышали предложения членства в Альянсе, в результате в будущем они подверглись российской агрессии.

- Кремль отказался от утилизации плутония и объявил массированные учения гражданской обороны. О чем все это может говорить, по вашему мнению?

- Как ни парадоксально, но, вероятно, это указывает на две совершенно противоположные вещи. Во-первых, Кремль может стремиться таким образом продемонстрировать свою силу и уверенность в том, что политическая инициатива принадлежит ему. Во-вторых, это может указывать на то, что в Кремле возникла паника, что ни Европа, не Соединенные Штаты Америки не принимают российских угроз всерьез. Поэтому Москва делает все возможное и невозможное, чтобы доказать, что она не блефует и настроена решительно.

Мне лично кажется, что более вероятным является следующий сценарий: на самом деле Путин не шутит и не блефует, а действительно в открытую готовится к войне. После войны с Грузией началась резкая милитаризация России, последствия которой мы видели в Украине, а теперь наблюдаем и в Сирии. В той же Сирии у России был превосходный шанс показать, что она желает сотрудничать и понизить таким образом уровень напряженности. Вместо этого бомбы посыпались на больницы, школы, недавно разбомбили конвой с гуманитарной помощью. То есть Владимир Путин вместо того, чтобы разрядить обстановку, пошел на ее дальнейшую эскалацию.

Выход из договора по утилизации плутония это, в первую очередь, политический демарш Москвы, в придачу Кремль требует от США компенсации за санкции, которыми Россия совершенно справедливо была наказана из-за своих агрессивных действий. Трагикомедия и фарс. Неужели Владимир Путин всерьез рассчитывает на то, что Вашингтон согласится выполнить подобные требования? Думаю нет, поэтому я бы ожидал дальнейших попыток со стороны Москвы по нагнетанию напряженности.

- Насколько эффективной оказалась информационная война, которую ведут государственные средства массовой информации Российской Федерации на территории Эстонии?

- Думаю, что информационное воздействие российских средств массовой информации на коренных эстонцев довольно таки скромное. Что касается русско-язычного населения, это воздействие, конечно, проявляется, к счастью, люди смотрят российские телеканалы в основном из-за их развлекательного компонента.

- От каких факторов зависит безопасность Эстонии в частности и стран Балтии в общем?

- Здесь мы говорим об общей безопасности и обороне всех стран нашего региона, в том числе тех стран, что не входят в НАТО (Швеция и Финляндия). Если не дай Бог начнется конфликт, то ни наши шведские, ни наши финские друзья в стороне не останутся. Основным сдерживающим фактором является то, чтобы в Кремле понимали, что любое действие, направленное против, вызовет реакцию Альянса и Скандинавских стран. С другой стороны, в гипотетическом конфликте НАТО – Россия, наши страны являются для Москвы не стратегической целью, а возможностью ударить по Европейскому Союзу. Такой возможности Кремлю давать нельзя. Поэтому мы и пошли на присутствие войск союзников по НАТО в нашем регионе.

В Москве прекрасно понимают, что четыре батальона Альянса никакой угрозы не представляют, но продолжают гнуть свою линию и нагнетать напряженность. Солдаты НАТО - хороший сигнал Кремлю, что Альянс будет себя защищать. Почему Россия начала агрессию против Украины? Да, потому что Киев в тот момент оказался слабым и уязвимым. Мы в Эстонии подобной слабости себе позволить не можем.

- Президент Литвы Даля Грибаускайте в одном из своих интервью заявила, что вооруженные силы страны в случае конфликта должны продержаться около пяти дней, пока на помощь не подоспеют армии союзников. На что рассчитывает армия Эстонии?

- Свои планы обороны у нас, конечно, есть. Во-первых, это самозащита. Конечно, кроме Соединенных Штатов Америки очень немного стран, которые самостоятельно могли бы защититься от России. Но сама идея обороны построена на том, что союзники отреагируют быстро и их войска смогут оперативно появится в нашей стране. Вполне возможно, что первые дни гипотетического конфликта окажутся для нас тяжелыми, но мы рассчитываем, что положение удастся переломить, как только начнут прибывать войска союзников. Очень надеюсь, что ситуацию хорошо понимают и в Кремле.

- Литва надеется на помощь польских вооруженных сил. На чью помощь делает ставку Эстония?

- Мы рассчитываем на помощь всех союзников, но прежде всего на США. Что же касается Литвы, то, думаю, было бы лучше, если бы Вильнюс делал ставку не на помощь Польши, а на взаимодействие с польскими вооруженными силами по защите Сувалкского коридора. Хотя у Польши крупные вооруженные силы, но думаю, что они в первую очередь будут стремиться защищать все-таки свою территорию.

- Тем не менее солдаты НАТО в странах Балтии беспокоят Россию и могут спровоцировать на определенные действия.

- Мы пытались объяснить России, что мы были в НАТО десять лет и до 2014 года, пока в Кремле не решили аннексировать Крым, о коллективной безопасности и присутствии у нас войск союзников никто не думал. Не знаю, кто из нас виноват в сложившейся ситуации, но прежде чем обвинять нас в грехах Кремлю нужно бы посмотреться в зеркало.

- Шведские войска снова после перерыва появятся на острове Готланд. Как это повлияет на баланс сил в регионе?

- Стокгольм надеялся на то, что все будет хорошо. Но получилось все совершенно наоборот. Россия продемонстрировала, что не уважает суверенитет ни Швеции, ни Финляндии. Конечно, что шведов это не может не беспокоить.

- По вашему мнению, нормализация отношений с Россией возможна?

- Мы все на это надеемся, но, когда я смотрю на политику Путина, на действия российской элиты, мне кажется, что они вошли в спираль конфронтации с Западом и из этой спирали им никак не удается вырваться. Это такой классический российский подход, для того, чтобы улучшились отношения, сами они ничего делать не собираются. К ним нужно идти на поклон и договариваться, а сама Москва первой руку вытянуть не собирается. Именно поэтому лично я очень скептически воспринимаю перспективы улучшения отношений Европы, США и России.

**************

Калев Стойческу - бывший сотрудник министерств иностранных дел и обороны Эстонии, начал работать в МЦОБ 11 августа 2014 года. В 1991-2000 годах Стойческу работал в Министерстве иностранных дел Эстонии, в том числе послом в ОБСЕ и послом в США и Канаде. Был членом эстонской делегации на переговорах по государственной границе с Россией и Латвией. В 2002-2014 годах работал в Министерстве обороны: сначала руководителем отдела по сотрудничеству гражданских и военных структур, а с 2007 года - в посольстве Эстонии в Париже советником по вопросам политики безопасности.