22 июля 2017, суббота, 12:00

Преступление бывшей активистки БРСМ шокировало Минск

27
Фото: kp.by

Отец убитой девушки просит приговорить обвиняемых к пожизненному заключению, чтобы они мучались.

Пока Вячеслав Сухарко плачет в камере, а Александр Жильников прикрывает голову капюшоном, 27-летняя воспитательница детского садика, бывшая активистка БРСМ Алина Шульганова ведет себя так, как будто ничего страшного не произошло. С ее лица не сходит улыбка, она пытается быть вежливой, говорит обо всем подряд, только не о самом главном – о преступлении, пишет kp.by.

По версии следствия, именно она заказала соперницу. Исполнители убили не только 24-летнюю Викторию Кешикову, но и 32-летнего Вячеслава, в которого безответно была влюблена Алина Шульгина. Допрос обвиняемой начался с того, что девушка решила рассказать о себе в свободной форме. Со стороны складывалось впечатление, что Алина наконец-то дорвалась до слушателей, и решила в мельчайших подробностях поведать присутствующим, как встретилась и влюбилась в Вячеслава, как они жили, как расставались. Рассказывая свою историю любви, девушка прямо смотрит в зал, в нужный момент театрально начинает плакать, а потом быстро переключается и снова с улыбкой продолжает свое выступление.

- С Тихомировым я познакомилась в августе 2013 года. Тогда работала в БРСМ. Мы проводили акцию в магазине, собирали канцтовары для малоимущих детей. Вячеслав работал там охранником, подошел ко мне, поговорили, обменялись телефонами, а потом продолжили общение. Через две недели он познакомил меня со совей мамой, а потом я попросила приехать его к своей по таким же обстоятельствам. Они познакомились, - рассказывает в Минском городском суде обвиняемая Алина Шульганова.

Через некоторое время девушка переехала жить к Вячеславу на улицу Алибегова, а однажды придя домой, поняла: молодой человек ей изменил. На кухне стояли бокалы, бутылки из-под вина и шампанского, кровать была перевернута, Вячеслав отпираться не стал.

- Увидела бардак, навернулись слезы. Было уже поздно, решила остаться до утра. Слава говорил, что приходила бывшая, что это было первый и последний раз, волноваться не о чем. Я переехала жить к маме, он звонил, писал смс, просил вернуться. Мы остались друзьями, но продолжали близко общаться, а в январе он прислал сообщение: «Выходи за меня замуж». Думала, это шутка, перезвонила, договорились встретиться. Он стоял на улице с букетом цветов, я сказала: «Если ты так хочешь, давай подадим заявление в ЗАГС». Слава стал отнекиваться, говорить, что нужно лучше узнать друг друга, я переехала к нему, - говорит Алина.

Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

«С нами будет жить Виктория. Будет помогать по хозяйству»

Сейчас обвиняемая пытается выкрутить историю так, что она не очень-то и хотела быть с Вячеславом, особо не переживала после очередного разрыва, не навязывалась. Но даже из ее рассказа становится ясно: девушка не отступала от молодого человека, постоянно звонила, приезжала то с продуктами, то помочь выпить лекарство. Всю ответственность она перекладывает на других, мол, соперница Виктория сама во всем виновата, угрожала ей, а Вячеслав не знал, как с ней расстаться, и поэтому обратился за помощью к Алине. Но уточнить эти детали не у кого, Вячеслав и Виктория мертвы, а Алина вправе придумывать что угодно.

Сразу после переезда к Славе она заметила в квартире чужие женские вещи, парень объяснил, что здесь жила квартирантка, больше она не появится.

- В июне 2015 года Тихомиров позвонил мне, сказал, что для меня есть сюрприз: «С нами будет жить Виктория. Будет помогать по хозяйству». Ну ладно. Мы жили в разных комнатах, потом нашли с ней компромисс, вместе ходили в магазин, Славу не делили, он встречался только со мной. А 26 июня он сказал, чтобы я съезжала, забирала вещи, он остается с Викой, - рассказывает в суде обвиняемая Алина Шульганова.

Год назад, в декабре 2015 года, после убийства Вячеслава и Виктории соседи рассказывали «Комсомолке», что молодые люди жили как шведская семья. Сейчас Алина эту тему обходит стороной, называя Викторию помощницей. Когда летом у Вячеслава случился инсульт, Алина в тот момент была в Турции на отдыхе. Она сразу же вышла на связь с его мамой, Викой, позже помчалась к нему в больницу.

- В сентябре 2015 года ко мне в окно постучался Слава, зашел в гости, посидели. Попросил помочь ему выпить лекарство, а то Вика исчезла на три дня, я поехала с ним к нему домой, помогла принять лекарство. В это момент Вика стала колотить в дверь, у них состоялся неприятный разговор, она упала с лестницы. Когда я шла домой, она на меня набросилась, угрожала, толкнула в цветочную клумбу, я упала, но молча поднялась и ушла. Все угрозы были только с ее стороны, - невозмутимо рассказывает Алина. На этом она закончила свою душещипательную историю.

- Это все? А что вы скажите по предъявленному обвинению? – уточнила гособвинитель.

- Я не планировала похищение человека. В разговоре с Сухарко и Жильниковым может и допускала, что они нанесут Виктории легкие телесные повреждения: синяки, ссадины, ушибы. Не думала, что они совершат такое тяжкое преступление. Прощу прощения, что не сообщила об этом в милицию, - на секунду расплакалась Алина.

- А что бы это изменило? Людей уже не вернуть, - парировала прокурор.

- Ну, может быть я понесла не такое тяжкое наказание, - честно ответила Алина.

Заплатила частному детективу 1.400 долларов, чтобы он нашел компромат на соперницу

Несколько лет назад девушка закончила педагогический колледж имени Максима Танка, работала в детском садике, в гимназии №28 педагогом-организатором, потом в БРСМ, откуда ее уволили, и она снова устроилась в детский сад. Желание убрать соперницу было таким огромным, что только человеку, который выдавал себя за частного детектива, Алина заплатила 1.400 долларов. Откуда такие деньги?

- Воспитательницей я получала 2,5 миллиона рублей, в БРСМ – 4 миллиона. Зарплата в БРСМ позволяла мне откладывать, - уточняет обвиняемая.

В августе 2015 года она стала искать в интернете частного детектива, говорит, насмотрелась фильмов и решила проверить Викторию.

- Хотела понять: можно ли ей доверять? Думала, она хотела завладеть квартирой Вячеслава. Почему, когда он меня выгонял из квартиры, я уходила, а она - нет? – рассказывает Алина.

С частным детективом они встретились в кафе, он пообещал найти на Викторию компромат, договорились о сумме в 500 долларов. Ничего такого, чтобы опорочило возлюбленную Вячеслава, найти не удалось. Зато сыщик узнал важную вещь: квартира Тихомирова записана на его родителей, за эту ценную информацию он взял 200 долларов. И пообещал, что его друг «доведет Вику до постели», снимет это на камеру и будет готов компромат. Алина продолжала давать деньги, на которые якобы Виктории устраивали свидания с подставным человеком.

Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

Историю Алины внимательно слушает поляк Томаш Забело, потерпевший по делу, отчим убитого Вячеслава. На судебное разбирательство он прилетел прямо из Варшавы. Забело - юрист в собственной компании, в 1996 году он женился на маме Вячеслава Тихомирова и вся семья переехала жить в Польшу.

- Сразу со Славой было трудно, он не смог окончить польскую школу, за кражу и драку в общественном транспорте был приговорен к 8 годам лишения свободы. В 2013 году, выйдя на свободу, его выдворили из страны. Сразу он в Минске работал грузчиком, охранником в ГУМе, потом в университете. Это был очень сильный мужчина, два метра ростом, больше 100 килограмм, он вышел из тюрьмы хорошо сложенный, бицепсы были 40 сантиметров, занимался в тренажерном зале, никогда не пил, - вспоминает Томаш Забело. – Я знал, что они расстались с Алиной, потому что она не занималась домом, не готовила, не убирала. Он стал жить с Викой, когда случился инсульт, она ухаживала за Славой, он учился заново говорить, а 1 декабря ему дали группу по инвалидности. Я относился к нему как к сыну. Да, сразу с ним было непросто, но после тюрьмы он изменился, многое понял, стал другим человеком.

«Они должны расстаться со своей жизнью. У вас это возможно»

Томаш Забело
Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

Мама Вячеслава не смогла прилететь на суд, после убийства сына ей поставили диагноз «депрессия», женщина даже лечилась в психиатрической больнице. Сейчас у неепроблемы с сердцем, врачи рекомендовали воздержаться от перелетов и участия в суде.

- Мы не будем предъявлять моральный иск. Они (показывает рукой на клетку – Ред.) должны расстаться со своей жизнью. У нас в Польше это невозможно, а у вас – возможно, - заявил потерпевший Томаш Забело.

Александр Кешиков, отец убитой 24-летней Виктории, в суде был немногословным. Рассказал, что дочка работала продавцом, раз в месяц приезжала к нему в гости и даже привозила в гости Вячеслава. Молодые люди собирались пожениться.

- Я бы им дал пожизненное наказание. Расстрел для них слишком мягкая мера, - говорит потерпевший.

Он также потребовал выплатить ему в качестве моральной компенсации один миллиард рублей. Воспитательнице детского сада грозит до 15 лет лишения свободы.За разбой и убийство с особой жестокостью Сухарко и Жильникова могут осудить к исключительной мере наказания - расстрел. В суде до понедельника объявлен перерыв.

Александр Кешиков
Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ