26 июня 2019, среда, 16:14
Мы в одной лодке
Рубрики

Эколог: Белорусская АЭС очень опасна

23
Линас Вайнюс

Строящаяся в Беларуси Островецкая АЭС — непрозрачный проект, который несет в себе опасность.

Об этом в интервью charter97.org заявил представитель литовской общественной экологической организации «Atgaja» Линас Вайнюс.

По его словам, в связи с отсутствием полной информации о данном проекте, встает масса вопросов, связанных с безопасностью.

- Что с вашей точки зрения является главное опасностью, для Литвы в том числе, если мы говорим об Островецкой АЭС?

- Для всей Литвы не знаю, но для антиядерных активистов, для людей, которые насторожены насчет ядерной безопасности, тревога заключается в том, что эта станция будет запущена и как она будет работать. В первую очередь, это источник повышенной опасности, потому что, как мы знаем, техногенные аварии случаются по разным причинам — из-за человеческой ошибки, по технологическим причинам и любым другим. Так что никто от этого полностью не застрахован, и эта станция тоже не застрахована. Наверное, это общепонятная настороженность насчет того, что что-то может случиться.

Другой вопрос заключается в том, что если эта станция начнет действовать, она начнет вырабатывать ядерные отходы. Кроме того, что в случае больших аварий и выбросов ядерных отходов наружу, возникнет опасность.

Нас настораживает выработка ядерных отходов, которые потом непонятно куда денутся. Конечно, какое-то время они будут храниться рядом со станцией, а потом — останутся они в Беларуси или будут вывозится в Россию... Я так понимаю, это составная часть проекта, что Россия может забрать эти ядерные отходы. Но может и не забрать.

И третий момент нашей настороженности в том, что, будучи таким мощным источником производства энергии, АЭС будет влиять на энергетический рынок окружающих стран и, может быть, и на развитие источников возобновляющейся энергии, развитие энергосбережения и другие рациональные виды производства энергии.

- Белорусскую сторону обвиняют в том, что она непрозрачно ведет строительство АЭС. Что вы могли бы сказать по этому поводу?

- Я полностью согласен с этим утверждением, потому что иногда просачивается информация и нет системного оповещения о происходящем со стороны белорусских властей. Это, наверное, вызвано этим конфликтом, что она строится без согласования, с нарушением конвенции ЭСПОО, поэтому белорусские власти информационно закрылись.

Также, конечно, непонятно, что происходит с качеством строительства, с качеством работ. Общий жизненный опыт показывает, что бывает всякое, нарушения на других подобных проектах, которые возводятся «Росатомом», были. Поэтому есть общее недоверие.

- То есть претензии, которые Литва предъявляет белорусской стороне, имеют под собой серьезное основание?

- Да. Стройка началась без должных согласований даже по законодательству Республики Беларусь, все было в спешке, чтобы догнать и перегнать. А любая спешка в таких проектах к хорошему не приводит. Тем более, что есть примеры того, как из-за повышенных мер безопасности некоторые атомные стройки наоборот продлеваются. Например, строительство АЭС в Финляндии, Франции, Словакии.

Примеров много, в той же самой России, где внедрялись повышенные меры безопасности. И это затягивало все работы. Насколько я понимаю проект Островецкой АЭС тоже будет опаздывать, но все равно, спешка декларируется очень сильно.

- Когда мы говорим о Беларуси, то говорим и об Александре Лукашенко и его режиме. Насколько это накладывает свой отпечаток на процессы, связанные с Островецкой АЭС?

- Вся эта спешка, непрозрачность и накрывает неким занавесом всю эту стройку. Все делается, стуча кулаком о стол. Догоним и перегоним. Конечно, люди понимают по разному, но эта АЭС находится близко к границе с Литвой, рядом с Вильнюсом И это все настораживает вдвойне. В случае любого чрезвычайного происшествия все последствия могут быть намного хуже из-за того, что рядом есть большой город.

- Какие рычаги есть у Литвы для оказания влияния на этот процесс?

- Про реальные рычаги мне в данный момент трудно даже сказать. Может быть, я ошибаюсь, но шанс уже немного упущен. Нужно было раньше прикладывать усилия, и мне кажется, что негативно повлияло и то, что были две станции, которые между собой соперничали. Нужно было договариваться и искать другие способы производства энергии, не ядерные.

- Два проекта — это Калининградский и Островецкий?

- И литовский. Три проекта. Но поскольку мы говорим о Литве и Беларуси, то я говорю о Висагинской и Островецкой АЭС. Калининиградская АЭС — это другой проект, еще более политический, чем два упомянутых.

Сейчас вопрос, конечно, будет заключаться и в том, как будут подключаться линии электропередачи в общую систему, как Литва будет подключаться к этой АЭС в Беларуси и будет ли покупать с нее энергию.

Специалисты утверждают, что одним из реальных способов влиять на этот проект — это развивать ускоренными темпами возобновляемую энергетику в регионе, чтобы она в большей мере покрывала внутренние потребности, что уменьшало бы рынок продажи энергии, которая будет выработана белорусской станцией. Конечно, я не хочу соседям зла, но могу сказать, что если экономические дела в России будут складываться плохо, то это будет тормозить выполнение белорусского проекта. АЭС строят за российский кредит, и, как я понимаю, сейчас вовлечены и разные китайские компании в строительство линии электропередач, подстанций.

И последнее, что я хотел бы отметить. Наша настороженность — это не исключение. Если посмотреть вокруг, то австрийцы очень насторожены тем, что происходит на словацких АЭС, которые тоже рядом с границей, люди протестовали против шведских АЭС. Те же белорусы и латвийцы были насторожены, когда работала Игналинская АЭС. Все понимают, что это источник повышенной опасности и в случае чего, это может привести к печальным последствиям. И это подтверждалось много раз.