23 февраля 2020, воскресенье, 11:25
Осталось совсем немного
Рубрики

Моральный провал Евросоюза

18
Моральный провал Евросоюза
Андрей Санников

Почему ЕС решает спасти последнюю диктатуру в Европе вместо того, чтобы помочь народу Беларуси?

В понедельник, 15 февраля, Европейский Совет принял решение снять санкции со 170 человек и 3 компаний в Беларуси.

Не первый раз ЕС снимает санкции с диктаторов и не первый раз прощает "последнего диктатора Европы" (как называют Александра Лукашенко) за весь тот беспредел, который его режим творит в Беларуси. Однако на этот раз Брюссель побил свой собственный рекорд цинизма.

Когда вводили санкции после кровавого разгона мирной демонстарции протеста в день "выборов" 19 декабря 2010 года, называли три условия для их возможной отмены: "незамедлительное освобождение и реабилитация всех политзаключенных и существенное улучшение положения с правами человека, верховенством закона и демократическими принципами". Только одно условие было частично выполнено - освобождение политзаключенных, хотя за решеткой продолжает оставаться Михаил Жемчужный.

Правозащитники в Беларуси и во всем мире неоднократно выступали с заявлениями, что положение с правами человека в Беларуси не меняется. Накануне решения ЕС Специальный докладчик ООН по Беларуси Миклош Харашти заявил, что ситуация с правами человека в Беларуси и политический климат не меняется и остаются "мрачными".

Режим даже не попытался реабилитировать политзаключенных. Некоторые из нас формально остаются судимыми в связи с незаконным осуждением и приговорами к лишению свободы и поэтому мы поражены в гражданских и политических правах, включая право баллотироваться на выборах, которые должны быть "свободными и честными", как настаивает Евросоюз, напрочь забыв о нашей ситуации.

Санкции против режима в Беларуси, пожалуй, были самым мягким инструментом воздействия, но они были крайне важны для нас. Беларусь живет в ситуации полного беззакония, когда преступникам любого рода прощают все за их лоялность режиму. В таких условиях, естественно, не существует наказания за преступления против оппозиционных политиков, гражданских активистов, независимых журналистов, просто граждан и т.д. Справедливость, измеряемую моралью, можно ожидать только от демократического мира, в данном случае от Евросоюза, который может называть вещи своими именами, не опасаясь последствий. После разгона Площади Евросоюз воспользовался своей прерогативой и обнародовал имена преступников. Это был акт солидарности с народом Беларуси, который подвергается репрессиям, и акт в защиту европейских ценностей.

Как можно было предполагать, ни одно из преступлений режима против

оппозиции не было расследовано за все пять лет после введения санкций, даже исчезновения и убийства, и ни один виновный не понес заслуженного наказания. Тем не менее Брюссель, слишком уставший от своих требований реабилитации политзаключенных, решил вместо этого реабилитировать преступников. Европейский "черный список" включал судей, прокуроров, сотрудников министерства внутренних дел и КГБ, начальников тюрем и колоний и других официальных лиц, отвественных за пытки политзаключенных в Беларуси. Сейчас все они объявлены невиновными.

Как бывший узник совести я могу свидетельствовать, что "черный список" был инструментом сдерживания, который препятствовал беспределу не только в отношении политзаключенных, но и всех узников белорусских тюрем и лагерей. А сегодня палачей простили и выдали им лицензию на зверства.

Честно говоря, это решение ЕС было не только ожидаемым, но и хорошо подготовленным самими официальными лицами Евросоюза. Еще продолжались аресты после разгона Площади в декабре 2010 года, а глава Делегации ЕС в Минске искала пути спасения Лукашенко и его бандитов от санкций и обсуждала это с теми самыми бандитами. ЕС вложил огромные средства в обоснование необходимости абсолютно нереалистичных проектов, призванных помочь Лукашенко выжить, таких, как пресловутый "Диалог о модернизации", который в Беларуси сразу же прозвали "Диалог о модернизации ГУЛАГа".

Позднее делегация ЕС в Минске и чиновники из Брюсселя тщательно отбирали белорусских собеседников для западных визитеров, отдавая предпочтение тем, кто по разным причинам играл на руку режиму.

Даже недавно созданный Европейский фонд поддержки демократии оказывает предпочтение тем, кто лоялен режиму или сотрудничает с ним, а не тем, кто хотел бы изменить невыносимую ситуацию в Беларуси.

За несколько месяцев до принятия решения о санкциях в Минск зачастили высокопоставленные визитеры из Европы, а европейские лидеры делали заявления не о грубейших, регулярных и системных нарушениях прав человека, а о позитивной роли Минска в разрешении кризиса в Украине. А ведь многие аналитики выражают обоснованную обеспокоенность тем, что Минский процесс - это ловушка, организованная Кремлем для того, чтобы втянуть Украину и европейских лидеров в постепенное признание пророссийских сепаратистов в восточной части Украины. Только в Минске могли принять и приветствовать сепаратистов, и только в Минске Кремль может обеспечить полный контроль за ходом переговоров.

Лукашенко не остановил и даже не ослабил репресии против всего общества и против оппозиции режиму. Он просто сделал их менее заметными для внешнего мира, который и так предпочитает не замечать творящегося в Беларуси беззакония. Именно из-за этой слепоты европейские министры иностранных дел разглядели какие-то улучшения в Беларуси и не разглядели непрекращающиеся репрессии. Так им комфортней.

Именно из-за этой слепоты исчезает даже логика. Министр иностранных дел Польши, например, решительно поддержал снятие санкций и даже объявил, что в ближайшее время поедет в Беларусь, совершив, возможно, первый полноценный визит на таком уровне за долгое время. Тот самый министр, который жестко критиковал восточную политику предыдущего првительства - грубейшей ошибкой которого была надежда на то, что Лукашенко способен провести реформы и улучшить состояние с правами человека в Беларуси. Все эти надежды рухнули во время кровавого разгона Площади 19 декабря 2010 года к немалому удивлению тех, кто всегда все знает лучше всех.

Нет никаких сомнений, что нынешняя слабость ЕС приведет к тем же результатам. Более того, надежда на то, что Лукашенко можно использовать для сдерживания агрессии Путина породит еще более подлую и наглую агрессию Кремля в регионе, на этот раз с помощью братского диктатора из Беларуси. Это будет так же неожиданно, и, как и сегодня, никто в Брюсселе не будет нести за это ответственность.

Накануне решения по санкциям и сразу же после него Лукашенко наглядно продемонстрировал отсутсвие намерений хоть что-то изменить. Пару недель назад в зале суда избили независимого журналиста Павла Добровольского и еще двоих молодых людей, протестующих против милицейского произвола.

Сапог омоновца на лице молодого журналиста - достаточно сильное доказательство истинной природы и намерений режима.

Суды над активистами и политическими лидерами, протестующими против этих зверств, продолжаются. Сегодня их дела рассматривают и выносят приговоры судьи, которые уже исключены из "черного списка" и могут продолжать творить беззаконие с благословления Евросоюза.

Только что в Беларуси объявили еще один смертный приговор.

Через день после снятия санкций было объявлено, что Россия и Беларусь примут общую военную доктрину, которая будет направлена против НАТО и внутренних протестов.

Лукашенко не скрывал своей радости по поводу решения ЕС о снятии санкций. Он похвалил Брюссель и тут же объявил, что реформ в Беларуси не будет.

Европейский Союз является крупнейшим объединением государств, которые развиваются на основе общих ценностей. Они имеют право принимать любые решения для защиты себя и этих ценностей. Но, если решение противоречит ценностям, оно угрожает самому Евросоюзу.

Остается вопрос: почему сейчас? Почему тогда, когда режим в Беларуси слаб, а возмущение людей тиранией растет? Когда очевидно, что ситуация выходит из-под контроля диктатуры? Когда у ЕС есть все инструменты для приближения мирных перемен в Беларуси? Почему ЕС принимает решение спасти последнюю диктатуру в Европе вместо того, чтобы помочь народу Беларуси?

Это решение не имеет морального оправдания.

Андрей Санников, лидер гражданской кампании “Европейская Беларусь”, The Interpreter