20 февраля 2019, среда, 9:34
Призыв Рады БНР
Рубрики

Светлана Алексиевич: Надеюсь, Нобелевская премия защитит меня от Путина

9
Светлана Алексиевич
Фото: charter97.org

Белорусская писательница не боится противостоять режимам Путина и Лукашенко.

Книги Светланы Алексиевич - это странствие по подвалам Советского Союза, в фундаменте которого она обнаружила много тайн и мертвецов, пишет корреспондент El Mundo (перевод – inopressa.ru) Альберто Рохас, предваряя интервью с писательницей, которая в прошлом году получила Нобелевскую премию.

«Какую цену заплатили вы лично за свой писательский путь?» - спросил журналист.

«Я выросла, когда писала эти книги, и они изменили меня полностью. Но это трагическое знание. Любой человек предпочел бы не знать таких вещей, но в то же самое время мы не можем сбежать от нашей реальности», - сказала Алексиевич. Она остерегла от сакрализации писательского труда: «Онкологу в детской больнице гораздо труднее, чем мне», - но отметила, что ужасы, которые она повидала в Афганистане, доводили ее до отчаяния.

По словам Алексиевич, матери и дети страдают еще сильнее, чем мужчины, участвующие в войне. «Когда война заканчивается, женщины продолжают страдать, так как они должны ухаживать за ранеными и даже за душевнобольными. Для меня важна эта мысль: существует культ бога Марса. Тех, кто уходит на войну, мы награждаем орденами. И все же я считаю, что любая война - это убийство. Это варварство. Мы должны убивать идеи, а не людей», - сказала она.

«В СССР вы противостояли могущественным силам, а теперь вам приходится противостоять таким лидерам, как Владимир Путин или Лукашенко. Вас не удручает, что ничего не меняется?» - спросил журналист.

«Для русского писателя противостояние власти - нормальная ситуация. С XVI века. А вот что сложнее - противостоять твоему собственному народу, который поддерживает авторитаризм Путина и Лукашенко. Вот что сложно. Тяжело видеть, что ты втянута в войну против твоего народа, где слова демократов не слышны, а пропаганда диктаторов - слышна», - ответила Алексиевич.

«Не испытываете ли вы физического страха перед противостоянием Путину?» - спросил журналист.

«Об этом я не хочу даже думать. Надеюсь, Нобелевская премия защитит меня от него, хотя я в этом совершенно не уверена», - ответила писательница.

«А ревизионизм в отношении истории СССР тоже имеет место?» - спросил журналист.

«Многие молодые люди ностальгируют по СССР. Потому что считают, что их родители разорены системой. В России богатство страны сосредоточено в руках 7% населения. Возможно, родители рассказывали этим молодым людям, что раньше народу жилось лучше. Коммунистическое равенство вселяет в них тоску о прошлом. Кроме того, в 90-х мы были простодушными романтиками. Думали, что, выйдя из Гулага, обретем счастье. Бегали по площадям и призывали свободу, не зная, в чем она состоит. Деньги моментально приобрели огромное значение. Для нашего общества это стало чем-то вроде атомной бомбы. В ту эпоху были изданы книги Солженицына, но люди шли мимо них и отправлялись покупать новую одежду, продукты, которых раньше не пробовали, билеты в незнакомые страны... Материальные ценности возобладали», - сказала Алексиевич.

«Оставил ли СССР какое-то позитивное наследие?» - спросил журналист.

«Некоторые люди, хотя в советский период они даже отсидели в тюрьме, признают, что существовали определенный идеализм, определенное людское братство. Они не находили расслоения на бедных и богатых», - сказала Алексиевич.

«Почему вы перешли от боли, главной темы ваших пяти книг, к любви - путеводной нити того, что вы пишете сейчас?» - спросил журналист.

«Потому что я нуждаюсь в убеждении, что любовь для нас - единственное спасение», - ответила писательница.