6 декабря 2021, понедельник, 20:34
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Линас Линкявичюс: Никаких компромиссов с властями Беларуси не будет

12
Линас Линкявичюс: Никаких компромиссов с властями Беларуси не будет
Линас Линкявичюс

Демагогия и манипуляции вокруг БелАЭС — неприемлемы.

Об этом заявил в эксклюзивном интервью Charter97.org министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс. По словам главы внешнеполитического ведомства, политика его страны в отношении Беларуси с приходом нового правительства не изменится.

- В Литве уже работает новое правительство. Меняются ли приоритеты Литвы в отношении Беларуси?

- Основные направления сохраняются во всех аспектах. Преемственность – это одна из черт нашей внешней политики за долгие годы. Так что исключений нет, будь то евроатлантическое направление, восточная политика или отношения с соседями.

- Сейчас мы наблюдаем основную проблему – это строительство АЭС в Островце. Звучат резкие заявления. Минск даже утверждает, что «никакая новость о Белорусской АЭС не будет для Литвы хорошей».

- Тут я хочу уточнить. Мы долго и терпеливо разговаривали и будем разговаривать. Но нам никак не удается объяснить того, что мы требуем. А мы не требуем чего-то особенного, наши требования согласованы с международными нормами и стандартами. Это первое.

Во-вторых, мне не совсем понятно, почему наши соседи нервничают. Мы неоднократно уже заметили, что выбор оценки этой станции избирательный. Я имею в виду многочисленные приезды экспертов МАГАТЭ. МАГАТЭ приезжает не по своему усмотрению, а тогда, когда ее приглашают, и приезжают смотреть тот сегмент, который указывают хозяева. К примеру, выбор площадки - самая, на наш взгляд, главная причина, почему все пошло неправильным путем. С самого начала строительства не было соблюдения этих стандартов. Перед тем, как начать строительство, нужно было согласовать все стандарты. В том числе и с соседями.

Есть и другие вопросы, такие как воздействие на окружающую среду, но самое основное – это выбор площадки. Есть соответствующие бригады экспертов МАГАТЭ, есть шесть модулей и среди главных – выбрать площадку. Этого не было сделано. Мы требуем, чтобы это было сделано хотя бы сейчас. Плюс сейсмические характеристики и т.д. Команда, которая приезжала, работала не по первым четырем модулям, по другим. Я не эксперт и не призываю всех так сильно углубляться, я лишь привожу пример, что когда эксперты рассматривают свой узкий сегмент и положительно его оценивают, наши соседи делают обобщающие выводы, что все прекрасно. И когда мы в этом сомневаемся, нас упрекают, что никакая хорошая новость на нас не производит впечатления.

У терпения есть пределы и на нас это впечатления и не будет производить, поскольку это манипуляция. И разговор глухого с немым. И здесь не будет никаких уступок.

Мы много раз показали делами, что если у наших соседей есть прогрессивные устремления или шаги – вести диалог, обсуждать безвизовый режим, мы всегда на их стороне. Мы были среди тех, кто согласился, что нужно снять санкции, когда они освободили политзаключенных. Но в данный момент игр быть не может. Сейчас идет пропагандистская игра. Распространяются лживые, обобщающие выводы и от нас требуют компромиссов. Компромиссов не будет никаких. Поэтому, если объект строится не в соответствии со стандартами, у нас будут приниматься законы, которые ограничат доступ изготовленной на этом небезопасном объекте продукции на рынок. Ответ может быть только таким и мы, конечно, убедим и своих соседей, и Еврокомиссию.

А интересно и важно это должно быть всем, поскольку мы сейчас с вами разговариваем в 40 километрах от объекта и это очень чувствительно. Кстати, по тем же меркам МАГАТЭ должны быть планы эвакуации больших населенных пунктов (а Вильнюс таким и является) в период чуть ли не до двух суток. Так что должны быть и такие трудоемкие упражнения. Так что по всем меркам это очень чувствительно и то, что АЭС строится на большем расстоянии до Минска, чем до Вильнюса, мало меняет дело. Так что мы защищаем всех, в том числе белорусов.

Я бы указал еще на такой момент. За последний год было шесть инцидентов, обо всех мы узнали из печати. Не из первоисточника. Сначала это отрицалось, потом наши соседи пытались представить все это в упрощенном виде. Но это тоже неприемлемо. Как мы можем подходить к этой станции в будущем? Мы слышали неоднократные заявления со стороны руководства страны, что объект будет сдан в самый быстрый срок, как можно дешевле. Это тоже, кстати, имеет мало чего общего с безопасностью. Здесь должны быть не те критерии. Так что если там кто-то нервничает, то я бы посоветовал посмотреть на себя самих, как они себя ведут и демагогия, манипуляция фактами неприемлема и не будет приемлема. Хочу об этом заявить.

- Вы планируете встречу со своим белорусским коллегой?

- Мы планируем, но какой толк от этих встреч, если ничего не меняется? Но, конечно же, будем встречаться, я встречался и раньше. Но главное, я – не энергетик и не пытаюсь быть специалистом в строительстве АЭС, я просто говорю об общих принципах, которые не соблюдаются. В этом вся суть и вся проблема. И нужно говорить о том, что есть на самом деле, а не о том, что кажется.

- Недавно спикер литовского Сейма встречался c послом Беларуси. Какие приоритетные вопросы сейчас стоят перед Литвой в отношениях с Беларусью?

- Очень много вопросов. Это же наши соседи, у нас граница больше шестисот километров. Это, кстати, внешняя граница ЕС, Шенгена, так что мы заинтересованы в том, чтобы белорусы смогли больше выезжать из страны. Поэтому переговоры между Беларусью и ЕС очень важны. Долгое время они вообще не проводились, но начиная с 2012 – конца 2013 года, когда мы председательствовали в ЕС, мы как-то вместе сдвинули этот вопрос с мертвой точки. Есть большой прогресс в том, что касается реадмиссии, что очень важно. Это ненормально, когда белорусы должны платить 60 евро за визу, в то время как, например, россияне платят 35 евро. Мы хотим, чтобы белорусы могли свободно выезжать и мы – то окно или дверь, которые могут этому послужить. И вообще диалог с Беларусью в том, что касается сотрудничества с ЕС – важен. Беларусь – член Восточного партнерства, специфический член, но, тем не менее, мы заинтересованы, чтобы все это проводилось и дальше.

- Но Литва заинтересована и в том, что касается выдачи генерала Усопчика. Этот вопрос поднимается?

- Вопрос этот поднимается, но, скажем так, безуспешно. Это одна из сфер, где сотрудничать очень сложно. Но я еще раз повторяю, это все не тормозит. Если есть принципиальные моменты, то это не является причиной вообще не разговаривать и не сотрудничать. Наоборот, мы всегда были за перемены и прогресс. Мы переживаем за все это, это ведь наш сосед. Кстати, Беларусь для нас является очень важным экономическим партнером, что тоже очень важно. Так что диалог многоплановый и не заклинивает на чем-то одном. И я думаю, в будущем все это будет происходить и дальше, но, повторюсь, есть какие-то принципиальные вопросы и создается впечатление, что они превалируют. Так не должно быть.

- По вашим наблюдениям в международных структурах и в ЕС, белорусский вопрос есть в повестке дня?

- Может быть, не очень часто, в связи с тем, что очень много кризисов и прочего не очень хорошего даже в нашем регионе, но насколько я чувствую и знаю, есть искреннее желание, чтобы в областях, где это возможно, в отношениях между ЕС и Беларусью были положительные сдвиги. То, что вы говорите про руководство – это не нам выбирать, белорусы сами выберут и тут никто не намерен вмешиваться.

- Разве что констатировать качество «выборов»...

- Это уже европейские стандарты, есть наблюдатели, которые не всегда делают положительные выводы. Мы не признаем «парламент» Беларуси, поскольку предвыборный процесс, возможность свободной работы политических партий оставляет желать лучшего. Мы не собираемся вмешиваться во внутренние дела, просто имеем свое мнение и, если это мнение не совпадает, то это не трагедия. Но соседи должны разговаривать, так что и в будущем мы будем открыты для диалога в тех областях, где виден прогресс.

- Недавно в Беларуси было принято решение по бесплатным пятидневным визам. Как вы оцениваете такого рода действия?

- Если есть какие-то льготы по поводу виз, то можно оценивать только положительно. Только мы сразу заметили, что эти пять дней касаются только тех, кто прилетел воздушным транспортом. Наверное, не нужно убеждать, что это не основной вид транспорта, для наших жителей он не актуален и не является каким-то прорывом. Тем более, что мы уже много лет ждем ответа от белорусской стороны по поводу малого приграничного движения.

- В чем вы видите причину того, что Минск до сих тянет с этим соглашением?

- Откровенно скажу – не знаю. Даже когда я сам короткое время был послом в Беларуси, разговаривал с тогдашним премьером Мясниковичем, спрашивал его, что нам еще нужно сделать, чтобы вы приняли положительное решение. Тем более, что все процедуры с литовской стороны уже завершены. Тогда было сказано, что никаких претензий нет, а нужно немного времени. Так что это «немного времени» до сих пор продолжается.

А это было бы действительно прорывом, поскольку упрощенный режим помог бы проживающим в пятидесяти километрах от границы людям навещать родственников, белорусы смогли бы приезжать и в Вильнюс, и в Друскининкай. Это могло бы быть, но этого нет и я не знаю, какие у этого причины. Так что, отвечая на вопрос о пятидневном безвизовом въезде – это положительное решение, но не прорыв. Мы ожидали большего. И давно уже ждем моментов, о которых я только что говорил.

- Вы упомянули о евроатлантическом направлении внешней политики Литвы. На протяжении всего времени нахождения Лукашенко у власти можно было слышать резкие высказывания о НАТО. Что вы имели в виду под евроатлантическим направлением, если мы ведем речь о Беларуси?

- Я просто привел приоритеты внешней политики нашего правительства. А то, что не все этому рады – мы понимаем, но не всегда понимаем причины этого. Ведь это ни против кого не направлено. Мы просто хотим не имитировать, а гарантировать свою безопасность и заняться этим серьезно. И это, повторяю, ни против кого не направлено, не имеет и не будет иметь наступательного характера. Но мы никогда не будем толерантно смотреть на происходящее вокруг нас, если европейские границы перекраиваются силовым путем. Это, конечно же, неприемлемо.

- О силовых аргументах. Беларусь – близкий союзник России...

- Это тоже не удивляет, это союзное государство.

- Не усложняет ли это двустороннюю повестку дня?

- Мы разговариваем со всеми исходя из принципа равенства и уважения друг к другу. А то, что не совпадают во многом оценки, то это неудивительно, поскольку мы замечаем, что между государствами очень большая интеграция. Единой валюты нет, но есть интеграция военная, в области безопасности особенно.

- Литва рассматривает это как угрозу?

- Мы рассматриваем это как факт, который нужно оценивать очень серьезно. Это, конечно, имеется в виду, посколько концентрация вооружения, военной силы... Очень парадоксально и не удивляет, что Россия обычно обвиняет в этом других. Но если сопоставить силы, принимающие участие в учениях, концентрацию ВВС или тяжелой техники – тут даже нечего сравнивать.

- Вы спрашиваете у коллег по НАТО, как рассматриваются аспекты безопасности, связанные с Беларусью?

- В контексте безопасности – это единый регион.

- Какие в данном случае выделяют особенности?

- В данном случае я могу предъявить только динамику военной деятельности, которая не способствует взаимному доверию, интенсивность и количество учений, которые проводятся без предупреждения. В прошлом году таких учений со стороны НАТО было ноль, со стороны России – 20.

- Вы говорите о России, а вопрос был про Беларусь.

- Так мы только говорили, что это тот же сегмент. Сейчас будут учения «Запад» и военная техника уже сейчас направляется в Беларусь. Так что в присутствии и дислокации военной силы большой разницы нет.

- В НАТО понимают опасность Сувалкского коридора?

- Это учитывается теми, кто занимается военным планированием и военным руководством. Этот термин уже знаком не только специалистам. Все должно учитываться в момент кризиса и напряжения. Но мы должны предотвратить напряжение, чтобы реагировать по факту, нужно сделать так, чтобы этого не случилось.

- Беларусь продолжает оставаться среди стран, где нарушаются права человека. Как Литва смотрит на сегодняшнюю ситуацию в этой сфере?

- Мы имеем очень много замечаний в этом плане. Это касается свободы волеизъявления, действий политических партий, СМИ и т.д. Большой шаг был, когда были отпущены политические заключенные, что мы приветствовали и что способствовало отзыву санкций. Но сдвиги – это хорошо, но прорыва или революции в этой области мы не видим. Мы хотим, чтобы в наших действиях, диалоге между Литвой и Беларусью, ЕС и Беларусью намечался какой-то прогресс. Если шаги делаются в положительную сторону – это хорошо, главное, чтобы не было движения назад. В этом плане мы хотим способствовать этому. Хотя есть разные оценки ситуации, важно, чтобы была положительная динамика.

- Насчет порта. Россия пытается переманить Беларусь в порт в Усть-Луге. Как вы смотрите на это?

- Это всегда предлагают. А смотрим мы на это так: это было бы подальше и подороже. Был бы ущерб. Это уже политические заявления, но я думаю, что все-таки победит прагматический подход. Тем более, что использование Клайпедского порта выгодно и Литве, и Беларуси.

- Мы видим, как литовский бизнес, особенно после введения Россией контрсанкций, двинулся в Беларусь. Открываются предприятия, но это связано с рисками. Литовские бизнесмены осознают эти риски? Когда-то бывший кандидат в президенты Андрей Санников заметил, что когда он сидел в тюрьме, рядом с ним были и литовские бизнесмены...

- Некоторые осознают, каждый проходит через свой опыт. Мы откровенно про это говорим, но бизнес все равно рискует. А если говорить про интенсивность санкций, то не только ЕС ввел их против России, но и Россия против нас, что, конечно, изменило многие векторы работы бизнеса. В три раза вырос товарооборот с США, открылись рынки в Китае, по другим направлениям. Диверсификация помогла с другой стороны. И бизнес выбирает за себя.

Некоторым не повезло, у кого-то дела идут не так хорошо, но я не вижу в будущем изменений в этом климате риска. Но в общем, конечно, выгодно и естественно, когда соседи торгуют, общаются. Объективные причины для сотрудничества есть, но есть и степень риска, который не все понимают адекватно.

- В свою время бывший посол Украины в Беларуси Роман Бессмертный назвал Беларусь пробкой в регионе между Балтийским и Черным морем...

- Эта пробка иногда вылетает, иногда энтузиастами заталкивается внутрь. Зависит от мотивации.

- Это не первый раз, когда ЕС пытался вести диалог с Лукашенко. Мы знаем, как это закончилось в 2010 году. Какой подход в данный момент превалирует с ЕС?

- Было бы ошибкой построить стену и думать, что этим все решится, потому что раньше изоляция была тотальная. Но когда изолируешь кого-то, то изолируешь и самого себя, лишаешь себя возможности влиять, общаться, разговаривать и пытаться что-то изменить путем диалога. Я всегда за контакты в этом плане. И сейчас это превалирует. Если до 2013 года было больше тенденций изолировать, то сейчас больше пытаются работать через контакты. Так что это тоже влияет на жизнь.

- Что бы вы назвали ближайшим приоритетом Литвы кроме АЭС в отношениях с Беларусью?

- Я бы выделил упрощение визового режима. Чтобы был ощутимый сдвиг в плане его упрощения, чтобы наши соседи свободнее могли ездить по миру, хотя бы по Европе. Это направление было бы важно для всех. И, конечно, нужно продолжить другой диалог с ЕС. Это не будет являться не основным, а будет исходит из приоритетов Беларуси по сближению с Россией. Но в том, что касается диалога с ЕС, я бы хотел более ощутимых результатов.

- Наверное, сложно разговаривать, когда стороны стоят на разных ценностных позициях?

- Мы только что упомянули, что вопрос с безвизовым режимом продвигается, торговля идет, экономика тоже работает, несмотря на нюансы или «пробку». Так что избирательно нужно смотреть. Избирательно нельзя смотреть на безопасность АЭС, а в остальном нажимать надо на те моменты, где мы видим прогресс.