27 апреля 2017, четверг, 2:24

Что ждет луканомику в 2017 году

16

Слишком много негативных факторов будут влиять на экономику Беларуси.

Banki24.by проанализировали события конца 2016 — начала 2017 года.

Итак, во-первых, в первом квартале мы не выйдем из рецессии. Даже оптимистичный официальный прогноз на 2017 год предусматривает, что ВВП Беларуси за январь—март сократится на 0,4%.

Напомним, в этом прогнозе учтены поставки российской нефти в полном объеме, т. е. на уровне 24 млн тонн. Как известно, в декабре белорусские власти договорились с Транснефтью лишь о графике поставок на первый квартал. Импорт сырья из России составит около 4,5 млн тонн вместо желаемых правительством Беларуси 6 млн тонн.

Ограничение поставок нефти окажет на экономику страны каскадный эффект: упадет производство нефтепродуктов, обрушится оптовой товарооборот. В итоге долями процента сокращения ВВП Беларусь вряд ли отделается.

Во-вторых, не начнут расти реальные денежные доходы населения. Правительство наколдовало, что производительность труда по ВВП в первом квартале останется в минусе на 0,3%. А поскольку динамика доходов с недавних пор не должна опережать темпы изменения производительности, реальные заработки граждан просто обязаны будут уменьшиться. Совмин этому не перечит, прописав на январь—март падение доходов на 0,5%.

В красной зоне останутся пенсии, т. к. бюджет ФСЗН исполняется с огромным скрипом. В частности, на днях были опубликованы последние правки в доходы и расходы Фонда соцзащиты на 2016 год. Оказалось, что доходную и расходную часть бюджета ФСЗН пришлось урезать на 0,5 млрд BYN каждую.

Но и этот секвестр дался властям крайне нелегко: ФСЗН недобрал к плану 1 439 млн BYN взносов на соцстрахование, которые перечисляются нанимателями, но берутся из оплаты труда работников. Для закрытия гигантской дыры чиновникам пришлось срочно делать латку из средств республиканского бюджета — на сумму 921 млн BYN (более 9 трлн BYR!).

Впрочем, для сбалансированности расходы на пенсии и пособия все равно пришлось скорректировать вниз. От пенсий власти отпилили кусок в 378 млн BYN, от пособий — 133 млн BYN.

В-третьих, в первом квартале Беларусь скорее всего продолжит торговать в минус. Сальдо внешней торговли товарами и услугами составит минус 0,2% к ВВП. На это рассчитывают экономические ведомства. Однако вероятно и то, что помощь придет с неожиданной стороны. Упомянутое выше сокращение поставок нефти может привести к искусственному занижению импорта.

В-четвертых, будет заморожено все, что так или иначе связано с потребительским спросом — розничные продажи, жилищное строительство, кредитование.

Эйфория от новогодних закупок сменится постпраздничным унынием. Многие промышленные предприятия, сбывающие продукцию в Россию, остановят свои конвейеры на декаду, а то и на полмесяца. В 2016 году мы уже видели реальное падение товарооборота ритейла на 7% и более. Не исключено, что в первом квартале положение розницы еще усугубится.

Активность по сдаче новых квадратных метров в первом квартале сильно зависит от прошлогодних заделов. На что стоит рассчитывать в 2017 году, понять нетрудно: ввод жилья вполне официально планируется опустить до показателей 14-летней давности.

В тучные докризисные годы кредитование было по преимуществу директивным, нерыночным. Но зарубежные кредиторы правительства Беларуси жестко настаивают на его сворачивании. Поэтому новые кредиты, как и в 2016 году, будут выдаваться в основном за счет прихода денег по старым займам.

В-пятых, Беларусь не увидит денег от МВФ. Власти до сих пор вяло бодаются с Вашингтоном по вопросам тарифной политики в жилищно-коммунальной сфере и относительно способов проведения реформы госсектора.

В декабре премьер Андрей Кобяков в интервью агентству Reuters вслух помечтал о заключении соглашения до конца первого полугодия. Минфин же оказался куда более прагматичным. В тексте и цифрах республиканского бюджета не содержится ни единого упоминания о кредите МВФ в 2017 году. Выполнять суровые условия ЕФСР по достаточности объема ЗВР придется своими силами.