21 февраля 2018, среда, 0:44
Рубрики

Дмитрий Бондаренко: Сильного шепота на кухне недостаточно, чтобы тебя стали уважать

19

Надо, чтобы в день 100-летия БНР в Минске собрались 100 тысяч белорусов.

19 декабря 2010 года в Беларуси прошли президентские выборы. После закрытия избирательных участков десятки тысяч человек вышли на демонстрацию против фальсификаций итогов голосования. Она стала самой массовой акцией протеста в Беларуси за последние годы.

В седьмую годовщину Площади Достоинства Сharter97.org восстанавливал хронологию событий с участником Площади-2010 и координатором гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрием Бондаренко:

- Вы организатор многих политических кампаний и акций протеста. Было ли у вас ощущение, что именно эта Площадь будет особенной?

- Для нашей команды единственным оправданием участия в выборах всегда была необходимость проведения Площади. Потому что люди и страна должны показывать свою волю к независимости и свободе, готовность к сопротивлению. Мы отчетливо понимали, что власть ничего менять не собирается, ведь на посту главы ЦИК оставалась Лидия Ермошина, не было никаких изменений в Избирательном кодексе.

Для нас эта кампания была особенной, потому что в ней принимал участие наш кандидат, мой друг Андрей Олегович Санников. В 2001, 2006 годах мы работали в определенном смысле «на дядю», на псевдоединых кандидатов Владимира Гончарика и Александра Милинкевичa. Это были люди, которые в самый важный момент прятались в кусты. И в 2010 году нам было проще, ведь у нас был свой кандидат.

- Хотелось бы восстановить хронологию событий. Что вы увидели, когда пришли на Октябрьскую площадь? Какими были ваши первые впечатления?

- Еще до Октябрьской площади поступила информация о том, что был избит кандидат в президенты Владимир Некляев, брутально избиты десятки других людей, которые не смогли дойти. Перед нами встал вопрос, открыта ли Октябрьская площадь, сможем ли мы туда пройти. Народу собралось очень много. Подошла достаточно внушительная колонна стороннников Николая Статкевича и Виталия Рымашевского, которые призвали своих соратников собраться на Привокзальной площади. Тысячи людей уже находились на Октябрьской площади.

Удивило, как абсурдно себя проявила власть. На площади был залит каток. На нем на огромной скорости ездили крепкого вида мужчины, не знаю, может из хоккейной команды Лукашенко. Это вызывало смех.

Безусловно, первые впечатления были, что собралось огромное количество людей. Это давало надежду на то, что вечер будет динамичным. Мы ведь знаем, что Лукашенко грозился, что никто не выйдет. Но, как обычно бывает с его прогнозами, все вышло наоборот. Людей было очень много, и акция была мощной.

- Собравшиеся на Октябрьской площади заняли проспект и двинулись маршем к Площади Независимости. Какой была энергетика и динамика этого марша?

- Для меня еще очень важным моментом было то, в какую сторону будет движение. Из всех кандидатов для нас важным было мнение и точка зрения Николая Статкевича. Это очень авторитетный человек и политик, который участвовал в проведении многих акций. Нужно было договориться о том, что мы делаем дальше.

Николай предлагал, чтобы люди подошли к администрации Лукашенко, а затем двигались к Площади Независимости. Был еще вариант двигаться к телевидению на улице Макаёнка. Но когда мы начали выходить на проезжую часть, стало ясно, что спускаться в подземный переход или как-то разворачивать людей - достаточно сложно. Протестующие пошли по проспекту в сторону площади Независимости. Собравшихся было очень много, ощущалась эйфория, ведь все очень долго ждали это событие. Активистам «Европейской Беларуси» удалось пронести на площадь аппаратуру, большинство кандидатов в президенты очень сильно выступили, хотя власти пытались все заглушить российской попсой.

Началось движение. При подходе к пересечению с улицей Ленина, возле Макдональдса, было отчетливо видно количество людей и фантастическая энергетика марша. Появилась надежда на то, что могут быть изменения. Это был в определенном смысле момент истины.

Я был на многих акциях протеста, был на Майдане во время Оранжевой революции. Хочу отметить, что настроения были очень похожими, а людей было даже больше, чем в первый день Оранжевой революции. Поэтому нам не стоит себя принижать, 19 декабря белорусы показали свою силу и желание “людзьмi звацца”.

- Независимые кандидаты предложили властям переговоры, но мы прекрасно знаем, чем все закончилось. Как вы оцениваете действия властей?

- Не могу согласиться с тем, что нам известно все, что произошло на Площади. Еще многое предстоит узнать. Не понятно, кто готовил эти провокации, кем была первая группа людей, которые начали бить стекла. В тюрьме КГБ меня допрашивали военные контрразведчики. Они были реально удивлены и не знали, что это была за группа людей. Я им отвечал, что это была не оппозиция, а кто-то из ваших. Что провокацию готовили власти и кто за все это отвечает - мы когда-нибудь узнаем.

Конечно, все лидеры оппозиции были настроены мирно. Задачей было простоять ночь, продержаться до утра. По опыту Майдана, по опыту других стран, по белорусскому опыту, было ясно, что утром должны присоединиться новые люди, начнутся забастовки в стране.

Лидеры оппозиции предлагали властям переговоры. Скажу, что до взрыва в метро 11 апреля 2011 года еще сохранялась возможность выхода из тупика, в котором страна находилась и продолжает находиться многие годы. По взрыву в метро по-прежнему есть много вопросов. Это событие окончательно перечеркнуло все надежды на мирные переговоры.

- Какие уроки можно извлечь из событий Площади-2010? Что бы вы хотели пожелать белорусам в седьмую годовщину этого события?

- Я считаю, что Андрей Санников, вся его семья, руководители нашей команды, активисты и многие тысячи людей отдали все силы, чтобы эта Площадь получилась. Ведь мы находимся в совершенно другом положении, если сравнивать даже с Украиной. Мы не можем выставить сцену, экраны, настроить звук, так как в Беларуси нет системной оппозиции. В Киеве протестующим помогала даже милиция или, по крайней мере, не мешала. У нас же это невозможно.

По моему мнению, Марши Свободы, многие Дни Воли, “Чернобыльские Шляхи”, защита Куропат, Площадь 2006 года, Площадь 2010 года - самые яркие страницы белорусского Сопротивления.

Cтрана и народ должны показывать, что они не согласны с диктатурой, показывать стремление к свободе. Сильного шепота на кухне недостаточно, чтобы тебя начали уважать в мире. Мы были на Площадях, мы боролись, мы пошли в тюрьмы, мы делали то, что могли. Белорусам и стране есть чем гордиться.

Нам всем нужно продолжать борьбу разными формами. Делать это на своем, локальном уровне: убеждать людей, знакомых, как-то привлекать их к Сопротивлению.

Для меня очень большой неожиданностью стало общение с одним моим ровесником. Он рассказал, что был занят своим делом, интересами своей семьи, но только в 2010 году у него открылись глаза, он начал интересоваться политикой и историей нашей страны и рассказывать об этом своим близким. Это пример действия на локальном уровне.

У нас впереди славная дата - 25 марта 2018 года, 100-я годовщина провозглашения Белорусской Народной республики. Это событие может объединить все политические силы, течения и направления. Не исключаю, что это может подтолкнуть власти к какому-то совместному празднованию.

Я желаю, чтобы в день 100-летия БНР в Минске собрались 100 тысяч белорусов. Даже не против власти, не против диктатуры, а на огромный праздник столетия восстановления нашей Независимости.