26 июля 2021, понедельник, 23:21
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

The Economist: Скорина - белорусский Мартин Лютер

10
The Economist: Скорина - белорусский Мартин Лютер

Наш земляк пошел даже дальше, потому что понимал важность новых технологий.

Британский журнал The Economist (перевод – «Радыё Свабода») опубликовал посвященную Франциску Скорине статью, в которой белорусский просветитель и первопечатник сравнивается с инициатором Реформации и переводчиком Библии на немецкий язык Мартином Лютером.

В статье отмечается, что в этом году исполняется 500 лет выхода «95 тезисов о силе и действенности индульгенций» Мартина Лютера, к чему приурочены многочисленные церковные и светские мероприятия.

Но 1517-й стоит вспомнить и по другим причинам. В этом году Франциск Скорина издал книгу псалмов на родном белорусском языке: он был одним из первых, кто использовал кириллицу. Однако за пределами Беларуси, где в его честь названы памятники, улицы и здания университетов, Скорина остается одним из забытых талантов эпохи.

В публикации упоминаются основные эпизоды биографии Скорины и отмечается, что он «жил чрезвычайно насыщенной жизнью». Будучи молодым человеком, он уехал в Италию и стал в Падуе первым доктором медицины из Восточной Европы. За 40-летнюю карьеру Скорина попробовал свои силы в медицине, философии и ландшафтном дизайне. Он также много путешествовал, посещая Россию и контактируя с герцогом Пруссии. «Ходили даже слухи, что он познакомился с самим Мартином Лютером», - пишет The Economist.

Скорина был, вероятно, воспитан как католик, но он посвятил свою жизнь изучению восточного православия. Он был первым, кто перевел Библию на восточнославянский народный язык. Скорина был одним из первых гуманистов эпохи Возрождения, который возложил на себя такую задачу после того, как попытки тех, кто пытался это сделать в средневековье, были безжалостно подавлены. В этом смысле его работа с Библией предшествовала Лютера на несколько лет.

Правда, отмечает The Economist, результат не совсем чистый. Белорусский язык был еще в зачаточном состоянии, поэтому элементы церковнославянского оставались, как и заимствования из чешского. Как Лютер в Германии - Скорина заложил основы современного белорусского языка с использованием кириллицы. Его элегантные предисловия приводятся в качестве первых примеров белорусской поэзии.

Скорина не переводил Библию академически: он хотел, чтобы простые люди читали Слово Божье и осознавали его. Его «Маленькая падарожная кніжыца», книга молитв, была предназначена для светских лиц. Скорина обращался к читателям напрямую, напоминая им, что книга и «содержит дух мудрости». Здесь есть сходство с Лютером, который утверждал, что «простой мирской человек, вооруженный Писанием» превосходил клириков без него.

В сравнении между Скориной и Лютером можно пойти дальше, пишет The Economist. Как и протестантский реформатор, Скорина понимал важность новых технологий. Он первый использовал печатный пресс в Вильнюсе. Скорина был также прекрасным гравером: его яркие гравюры с библейскими персонажами в традиционных белорусских костюмах были рассчитаны на то, чтобы малограмотные граждане сумели понять религиозные идеи. Инновации, которые захлестнули Европу, не остановились на Висле: воплощенная в Скорине, Восточная Европа имела блестящую культуру Возрождения.

Скорине не хватало международной известности, потому что никогда не существовало православной реформации, пишет The Economist. В отличие от Лютера, у него не было желания разрушить структуру церкви. Мартин Лютер стал известен тем, что изменил европейскую историю; у Скорины не было таких амбиций.

Тем не менее, Скорина остается популярным среди своих соотечественников - белорусов: согласно опросу 2012 года, Скорина назван самым известным белорусом.

Мероприятия, посвященные 500-летию его первых переводов, помогут сделать более известными достижения Скорины на международном уровне. ЮНЕСКО организовала ряд мероприятий в деле исследования его влияния на белорусскую литературу, печать и массовую культуру.

Франциск Скорина, подытоживает The Economist, должен быть рядом с Лютером как одна из величайших фигур европейской культуры.