19 октября 2017, четверг, 23:08

Два сценария для Трампа

Как может изменится внешняя политика США.

За несколько последних дней президент США Дональд Трамп показал свое видение нового курса по отношению к России. Курса, крайне далекого от того, что ожидали в Кремле.

Примечательно, что внешнеполитические заявления 45-го президента США происходили на фоне острого скандала, переломным моментом которого стала отставка советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна.

До того как стало известно о тайных переговорах Майкла Флинна и российского посла Сергея Кисляка, складывалось впечатление, что новая американская администрация двигается в направлении большой дипломатической сделки с Россией. Переговорные позиции в рамках этой сделки касались комплекса проблем: ядерного нераспространения, борьбы с тероризмом, статуса Крыма и экономических санкций.

Из трех формирующихся приоритетов Трампа два с половиной были завязаны на улучшении отношений с Москвой.

Это намерения закрепить за США статус основного регулятора процессов и взаимоотношений на Ближнем Востоке вопреки желаниям многих, включая Иран, и в Тихоокеанском регионе, вопреки желанию Китая.

Соответственно, поддержка России виделась необходимой в Ираке и Сирии, а в случае эскалации конфликта с Китаем США хотели бы расчитывать на российский нейтралитет.

Третий половинчатый приоритет состоял в том, чтобы Западная Европа не отвлекала значительные ресурсы США, а еще лучше - разделяла материальные затраты в реализации двух первых. Для этого надо было снизить уровень напряженности, возникший из-за конфликта с Россией.

Чтобы обеспечить сильные переговорные позиции с самого начала, Трампу необходима была дипломатическая «наживка» - что-то, что сделает разговор с Москвой доверительным достаточно, чтобы двигаться по повестке дальше.

На эту роль лучше всего подходили экономические санкции США против России. Трамп мог бы протянуть их в виде оливковой ветви налаживания отношений. Причем символизм этого был бы значительно более значимым, чем практическая реализация.

Даже если бы в итоге снятию санкций воспротивился Конгресс США, Россия могла понять и простить.

В таком случае ее мог бы удовлетворить намек Трампа, что он не станет давить на европейских союзников США в вопросе продления европейских санкций.

Однако отмена санкций - не самоцель. Россию интересует в первую очередь признание за нею статуса равной в диалоге с Вашингтоном, закрепление принципа «что позволено США, позволено и России». И Трамп из тактических соображений мог бы пойти на это.

Единственное, что возвращало бы Россию на место, где она и должна была быть – это вопрос Крыма. Поскольку США могут позволить себе многое, но они не аннексируют территории других независимых государств.

Неформально администрация Трампа могла пообещать не упоминать аннексию Крыма как проблему, вывести ее из переговорного поля, но при этом сохраняла бы за собой право в нужный момент использовать ее как рычаг в переговорном процессе. Так было, например, с непризнанием со стороны США присоединения стран Балтии к СССР. Так было и с ГДР до определенного времени.

Примирение с Россией длилось бы столько, сколько потребовали бы основные внешнеполитические задачи. К тому же в окружении Трампа распространено мнение, что Россия со временем будет только слабеть. Поэтому, пока она на пике своих возможностей, удержать ее от шагов, опасных для США, может только конструктивный диалог.

Позже от проблем со стороны России избавит уже логика исторического развития, согласно которой – по мнению стратегов Трампа – Россия неизбежно выпадет из когорты великих держав.

Скандал с Флинном полностью перечеркнул этот сценарий. Теперь Трампу противопоказано вообще упоминать о снятии санкций.

Его оппоненты получили простое, но безотказное орудие давления на президента. Слишком многое из сказанного им ранее может также быть истолковано как сговор с иностранным государством и вмешательство последнего в святая святых - внутренний политический процес США.

Лишая Трампа темы санкций, его оппоненты значительно усложняют ему возможный диалог с Россией. Фактически Трамп оказывается на распутье.

Первый путь - солидаризироваться с позицией "ястребов" в Конгрессе и начать разворот к жесткой позиции по отношению к России. Некоторые пробные элементы такого разворота уже можно проследить. Это выразилось в дебютной речи представителя США в ООН Никки Хейли, в призыве главы Пентагона Джеймса Мэттиса говорить с Росией с позиции силы, а также недовольстве США созданием опасной ситуации в Черном море в связи с пролетами российских боевых самолетов над американским эсминцем.

Второй вариант - продолжать искать пути для улучшения отношений с Россией, но уже идя на уступки, на которые Трамп идти не планировал.

Выбор сценария будет зависеть от того, насколько Россия нужна Трампу и для чего.

Если приоритетами остаются Ближний Восток и Китай – это серьезная мотивация наладить отношения с Россией. В противном случае придется внепланово осуществлять пересборку внешнеполитической стратегии, что ослабит Трампа и потребует дополнительного времени.

Юлия Курнышова, eurointegration.com.ua