21 сентября 2017, четверг, 9:53

Литература и Чергинец

46
Ирина Халип

Новая война вокруг школьной программы.

Ну что, сограждане, расслабились? Лето на дворе, детям никто не пудрит мозги, да и волна общественного гнева по поводу недосыпания Коли и насильственного перевода школ на другой режим работы как-то заглохла: а вдруг за лето ничего не изменится да само рассосется? Так вот, зря вы расслабились: на пороге белорусских школ уже застыл в ожидании включения в школьную программу Николай Чергинец.

Свое желание войти в учебники он, впрочем, высказал еще полтора года назад. Именно тогда он прислал в Национальный институт образования письмо, в котором от имени своего союза писателей «предлагает следующие произведения для включения в учебные планы по изучению современной русскоязычной литературы Беларуси в 11-х классах, как обязательных к изучению, так и рекомендованных для внеклассного чтения.

Романы:

«Сыновья», «Операция «Кровь» - Н.Чергинец

«Цвела, цвела черемуха» - Н.Ильинский

Рассказы:

«Земляки-сибиряки», «Вита», «Была весна» - С.Трахименок

«Зимогор», «Тихо вокруг», «Надо терпеть» - О.Ждан

«Эффект лотоса», «Золотая рыбка» - А.Андреев

Пьесы:

«Как одноглазый ежик и крот шли на дискотеку», «Блиндаж» - Е.Попова

«Корона любви», «Юный адъютант» - А.Делендик

Поэзия:

В.Поликанина, В.Блаженный, А.Скоринкин, А.Аврутин, Т.Гусаченко-Краснова, Ю.Сапожков.

Конец цитаты. Комментировать тут, по-моему, нечего. Не роман же Н.Ильинского (к слову, тоже милицейского отставника) «Цвела, цвела черемуха» и его значение в мировой литературе. Но белорусским литературоведам комментировать пришлось. Есть предложение союза писателей – нужно на него отвечать. И вот к каким выводам пришла рабочая группа:

«1. К сожалению, некоторые тексты по ряду признаков не соответствуют требованиям, предъявляемым к школьной программе. В большей степени это касается прозы. Большинство из них не нашло оценки ни в критике, ни в литературоведении.

2. По мнению специалистов (ученых-литературоведов, учителей), могут быть включены рассказы О.Ждана, повести С.Алексиевич, стихи поэтов (В.Блаженный) и пьесы Е.Поповой.

3. Романы Н.Чергинца вызвали вопросы, так как они адресованы в большей степени взрослому читателю, профессионально ориентированному на такую литературу, а не школьнику. Романы велики по объему, содержит много специфичных милитаристских подробностей, сложных для восприятия одиннадцатиклассников. Эти тексты не обладают высокой степенью художественности, доказанной и подтвержденной в литературоведческих исследованиях. С большой оговоркой можно включить только один роман Н.Чергинца («Сыновья»).

4. Сложно включить роман Н. Ильинского «Цвела, цвела черёмуха», учитывая его проблематику, но, к сожалению, его текст во многом «вторичен», так как не только напоминает эпопею М.Шолохова «Тихий Дон», роман «Поднятая целина», но и роман А. Иванова «Вечный зов», послуживший автору лекалом, поскольку позаимствованы практически все сюжетные ходы и характеры героев. Данный текст по стилевым особенностям близок массовой литературе, не обладает высокой степенью художественности, доказанной и подтвержденной в литературоведческих исследованиях.

5. Рассказы С. Трахименка («Вита», «Была весна», «Земляки-сибиряки») не соответствуют критериям высокохудожественной прозы, адресованы скорее массовому читателю, не учитываются психофизиологические особенности развития школьников.

6. Не включили рассказы А.Андреева «Золотая Рыбка» и «Эффект лотоса», посвященные теме любви, проблеме взаимоотношений между мужчиной и женщиной. В обоих рассказах в основе сюжета ─ мотив измены одного из супругов. Тексты не отвечают задачам литературного образования в школе, поскольку адресованы взрослому читателю. Прозу А.Н. Андреева на фоне текстов Н. Чергинца, Н. Ильинского и С. Трахимёнка выгодно отличает то, что текст написан правильным языком, в ней просматриваются литературные традиции русской психологической прозы, намек на эрудицию, хоть какое-то чувство юмора. Предлагаем включить только один его рассказ «Чудо».

7. Напомним, что произведения должны обладать высокой степенью художественности, отмеченной и доказанной в литературоведческих исследованиях; быть образцами литературного мастерства, т.е. соответствовать принципам самобытности, стилевой оригинальности, а также композиционной завершенности и соответствия образного строя и речевой фактуры текста избранной теме; создавать почву для сопоставительного изучения с предшествующей или последующей литературной традицией; отражать взаимосвязь с другими видами искусств; выражать непреходящие эстетические и нравственные ценности; соответствовать возрастным психофизиологическим особенностям школьников.

Всем вышеизложенным критериям соответствуют произведения А. Солженицына, В. Астафьева, В. Аксенова, В. Маканина, В. Распутина, Л. Петрушевской, Т. Толстой, В. Белова, А. Приставкина, Ю. Нагибина, Л. Улицкой и др., включенные в школьную программу по русской литературе для 11 класса в раздел по современной литературе.

Просим посмотреть на предложенные Вами произведения с этих позиций, дать свой комментарий. Будем признательны, если вы поможете нам и вышлете те произведения, которые не вызовут сомнений ни у специалистов, ни у родителей».

Вялая переписка писателей с литературоведами продолжалась больше года. Но в нынешнем июне, когда преподаватели и родители расслабились – каникулы как-никак, - Николай Чергинец решил нанести последний удар и пожаловался министру образования на злодеев-литературоведов. Сначала он вспоминает «Войну и мир», «Тихий Дон» и «Поднятую целину», которые, оказывается, помогли выиграть Отечественную войну, а затем переходит к делу:

«Сегодня, под видом «оптимизации» школьных программ именно эти гениальные произведения составители предполагают вынести за рамки систематического и зучения, перенеся их в раздел внеклассного чтения. Мотивируется это якобы сложностью и большим объемом материала. Но ведь в советские времена куда менее оснащенные разного рода техническими премудростями, в отсутствие интернета, мобильной связи и прочих достижений современного технического прогресса, школьники с любовью осваивали эти произведения, активно участвовали в диспутах по ним, стремились быть похожими на героев этих произведений. Еще не поздно исправить готовящуюся ошибку, задумавшись над тем, кем вырастут современные школьники, так толком и не познакомившиеся с этими шедеврами.

А ведь «оптимизаторы» заметно сокращают еще и объемы изучения творчества И.Бунина, С.Есенина, М.Цветаевой, А.Твардовского, вычеркнуты из программы знаковые произведения В.Астафьева, гениальные произведения Валентина Распутина «Прощание с Матерой», Владимира Богомолова «Иван», «Плотницкие рассказы» Василия Белова… Зато почему-то увеличивается количество часов на изучение мистического романа М.Булгакова «Мастер и Маргарита», еще во времена пресловутой «перестройки» ставшего своего рода знаменем либерально-русофобских сил. Практически полностью игнорируется творчество современных русских поэтов и прозаиков патриотического направления…

Зато белорусским школьникам для чего-то предлагается изучать творчество проживающей в Израиле и известной своими русофобскими взглядами Дины Рубиной, ее «коллеги» по неприятию русской действительности Татьяны Толстой («Кысь») или третьестепенного петербургского поэта Виктора Сосноры вкупе с его не менее третьеразрядными коллегами по модернистскому лагерю А.Цветковым, И.Сатуновским или Д.Воденниковым…»

Дальше – все в том же духе: злодеи-составители программ пытаются воспитать не патриотов, а каких-то непонятных европейцев. Да, там так и написано: патриотические ценности подменяются «так называемыми общеевропейскими».

Я не знаю, писал ли Чергинец подобные письма предыдущему министру образования Михаилу Журавкову. Может быть, и писал, но безуспешно, - учитывая, что эпопея с включением в школьную программу перечисленных в первом чергинцовом письме тянется полтора года. Но сейчас момент выбран правильно: образованием руководит коммунист, который всего за полгода умудрился отобрать у учителей и детей субботы, запретить родительские комитеты и «поставить на уши» всю школьную систему ради утреннего сна Коли Лукашенко.

Представляете, что он может сотворить за год? За два? А за пять? Конечно, чиновники столько не живут, но в случае с Карпенко и полугода оказалось достаточно для полного разгрома. Так что время, адресат и, главное, риторика («русофобские взгляды», «либерально-русофобские силы», «пресловутая «перестройка») выбраны правильно. Он добьется. Ведь когда образованием начинают управлять коммунисты, гуманитарную часть они почему-то всегда отдают на откуп отставникам.

А Влад Бумага теперь уж точно будет собирать стадионы. Потому что между чтением Чергинца и просмотром подростковых видеоблогов на YouTube не только любой старшеклассник выберет последнее, но даже его родители.

Ирина Халип, специально для Charter97.org