17 августа 2017, Thursday, 2:21

Юрий Хащеватский: Лукашенко пора в бессрочный декретный отпуск

52

Диктатор оговорился «по Фрейду».

Если бы несусветность некоторых высказываний Александра Лукашенко могла где-то конденсироваться, собраться воедино, а затем быть направленной в виде сгустка энергии против него – диктатора мгновенно бы вышвырнуло куда-то в безвоздушное пространство.

Но такой формулы трансформации слов в динамический процесс пока, увы, никто не придумал, и высказывания Лукашенко пока остается только фиксировать: частью «для Гааги», как любит писать один известный российский блогер, частью для «топлива» в другом важном процессе – накапливании народного гнева, который, как говорится, помнит все и забывать и прощать не собирается.

На днях, 11 августа, диктатор подкинул увесистую охапку хвороста в костер будущих народных выступлений. Рассуждая в Бресте о возвращении декрета №3, Лукашенко заявил буквально следующее: «Мы вычленим людей по персоналиям: кто может, но не хочет, кто хочет, но не может, и тех, которым надо лопату в зубы — и пошел работать. Пусть на меня не обижаются».

Прокомментировать скандальное высказывание диктатора сайт Charter97.org попросил известного белорусского режиссера Юрия Хащеватского:

- Я прокомментирую этот пассаж следующим образом: во-первых, диктатор оговорился «по Фрейду». Это разделение на тех, кто «может, но не хочет и кто хочет, но не может» - очень важный посыл. Белорусы должны четко увидеть и начать понимать, кто в стране «хочет, но не может». И в данном случае диктатор им невольно помог.

Теперь абсолютно и совершенно понятно: Лукашенко давным-давно «хочет, но не может». Это самый главный завуалированный посыл в его высказывании! Уже больше 20 лет человек, страдающий недугом «хочет, но не может», мучает страну.

Хочет-то он много: резиденции, дворцы, «Боинг», «майбахи», гонять по центру Минска на лыжероллерах. К сожалению, он может пока достаточно много из этого списка. Но не может самого главного: не может управлять страной. Это все давным-давно должны были понять.

Символично и то, что Лукашенко говорил это все по поводу декрета №3. Это означает только одно: человека, который выпускает все эти нелепые декреты, надо отправить в декретный отпуск. Может там он родит что-нибудь, но уже для самого себя – какие-то новые сентенции, новые «идеи».

Нынешний Лукашенко похож на лягушку Гальвани. Уже нет никакой живости и свежести – только желание получать «энергетические разряды» в виде денег. Не имея денег, он лежит обездвиженный в лабораторной пробирке, пока Путин не подведет к нему легкое электричество в виде кредитов. Тогда лягушка начинает дергать лапами.

Вся его сентенция о «тунеядцах», высказанная в Бресте – это продукт дергания лапами. Подвели разряд – дернулся рефлекс: деньги нужны, надо заставить всех работать. Ведь денег нужно все больше: уже есть не только дети и внуки, но могут пойти и правнуки. И белорусы, по мнению диктатора, должны отдавать последнее, чтобы обеспечить его семью. Обеспечить Колю золотым пистолетом, «правильным» расписанием в школе.

И тут для Лукашенко наступает самый страшный момент. Теоретически белорусы могут это сделать – обеспечивать его семью. Но уже практически все не хотят это делать. Это страшный и переломный для диктатуры момент: народ мог бы содержать режим, но категорически этого не хотят. А Лукашенко хочет, чтобы в стране был установленный им «порядок», но уже не может его поддерживать.

Для диктатора это – когнитивный диссонанс. Перед Лукашенко встала огромная проблема. Мы можем помочь решить ему это проблему, потому что единственный выход из нее – отправить Александра Григорьевича в бессрочный декретный отпуск. На-все-гда.

- Если в первой части своего высказывания диктатор оговорился «по Фрейду» и даже невольно указал на свою слабость, то как реагировать на вторую половину фразы – откровенно хамскую и оскорбляющую белорусов?

- Это из его личного опыта. Когда Лукашенко командовал своим совхозом, на него даже заводили уголовное дело за рукоприкладство. Все помнят, как он в зубы механизатору «трескал». Это его метод. Но раньше мог применять его только к механизаторам, а сейчас пытается ко всей стране.

Диктатор не понимает одного: самая неприемлемая работа для людей – та, которая не имеет смысла. А Лукашенко добился этого эффекта в масштабах всего государства: большинство людей работают совершенно бессмысленно. Выпускают никому не нужную продукцию, обслуживают предприятия, которые способны только проедать кредиты. Эту бессмысленность Лукашенко ввел в ранг своей экономической политики.

Эта бессмыслица наложила оковы на руки талантливого и трудолюбивого белорусского народа. И сколько это еще продлится – зависит только от нас. Белорусам пора понять, что они уже могут стряхнуть эту бессмысленную диктатуру и убрать ее из своего настоящего и будущего. Уверяю вас, это уже многие могут и почти все хотят.

И тогда сразу не станет этой проблемы – давать кому-то «лопату в зубы». Более того – практически никто не будет работать лопатами. Для этого сейчас есть совершенно другие технологии. После преодоления всей этой лукашенковской бессмыслицы главным «инструментом» будут мозги. Но мозгами надо «шевелить» уже сейчас, мои дорогие сограждане!