14 декабря 2017, четверг, 15:52

Борис Вишневский: В политике Кремля трудно что-то предсказывать

2
Борис Вишневский

У нынешних российских правителей - типичная психология шпаны из питерской подворотни.

Политика России в отношении Беларуси — это попытки подчинения и экономического давления, считает депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский. По его словам, Беларусь — ближайшая потенциальная мишень Владимира Путина, «которую надо заставить подчиняться».

Об этом, учениях «Запад-2017» и отношениях «союзников» политик рассказал в интервью Сharter97.org.

- Что вы можете сказать об учениях «Запад-2017», с чем связана непрозрачность представленных Россией данных? И что, по вашему мнению, данные учения представляют собой для региона в целом?

- В российской политике все непрозрачно - ситуация с учениями не исключение. Думаю, как и многое другое, эти учения представляют собой очередную демонстрацию силы западным соседям, в первую очередь - странам Балтии. Но всерьез обстановку они не изменят. Не считаю реальной военную угрозу этим странам, так как они члены НАТО. Напасть на члена НАТО Путин не решится.

- Что мы можете сказать об опасениях в Беларуси в связи с этими учениями, стоит ли ожидать, что Россия после маневров отзовет все свои подразделения из Беларуси?

- Беларусь, на мой взгляд, ближайшая потенциальная мишень Путина, которую надо заставить подчиняться, как бывшую часть империи, посмевшую быть самостоятельной. Но думаю, что отзовет. Если власти Беларуси этого потребуют.

- В Литве, к примеру, Департамент государственной безопасности в своем отчете назвал эти учения угрозой национальной безопасности. Можно ли, по вашему мнению, вести об этом речь?

- Угроза, конечно, есть. Но это не связано с учениями. Российская власть упорно считает всю территорию бывшего СССР своей «зоной влияния» по праву прошлого. И потому представляет для всех бывших частей бывшей советской империи постоянную угрозу, требуя от них покорности. Хотя, как уже сказано, членам НАТО силовые операции вряд ли грозят.

- Недавно в Петербурге прошел военно-морской парад. С какой целью российские власти демонстрируют своим гражданам состояние военной отрасли?

- А что им еще демонстрировать? Если, как утверждает Кремль, Россия - это «осажденная крепость», у которой снаружи враги, а внутри «пятая колонна» и «национал-предатели», то надо показать, какая сильная армия и флот.

- В какой ситуации, на ваш взгляд, оказался в данный момент Лукашенко? Вроде бы и с Украиной хочет дружить, и со странами Запада, но тем не менее, вынужден следовать договоренностям с Россией?

- На мой взгляд, Лукашенко - один из немногих европейских авторитарных правителей, несменяемый и не терпящий оппозиции, и при этом постоянно лавирующий между Востоком и Западом в поисках экономических и политических выгод. Он не хочет ссориться с Россией, сближаясь с Западом, и потому не порывает договоренности с Россией.

- Как бы вы определили в данный момент политику России в отношении Беларуси и положение белорусского диктатора?

- Как и политику в отношении Балтии и Украины. Попытки подчинения и экономическое давление.

- Что вы можете сказать об отношении к Беларуси и Лукашенко среди россиян и российских политиков?

- Беларусь - на периферии российского общественного сознания. Отношение к стране, думаю, скорее положительное, к Лукашенко - равнодушное.

- Что вы можете сказать о российском проекте АЭС в Беларуси? Обоснованы ли опасения соседей и самих белорусов в связи с этой стройкой?

- Не занимался этим проектом, не знаю. Но я опасаюсь строительства новых АЭС, это достаточно рискованные проекты.

- Недавно Владимир Путин заявил о необходимости введения миротворцев в Украину. Каковы могут быть действия Кремля в войне на юго-востоке Украины? Может ли Путин уйти из Донбасса?

- Путин, как всегда, лукавит. Верное действие было бы одно: уход из Донбасса и Луганщины, где нет никаких марионеточных «ДНР» и «ЛНР», а есть только территории, которые контролируются российской властью при ее военной и финансовой поддержке. Передача российско-украинской границы под контроль Украины. Прекращение перемещения через эту границу российских военных (замаскированных под «добровольцев» и «отпускников»), техники, боеприпасов.

Но Путину не нужен мир на этих территориях. Ему нужен военный конфликт, позволяющий ослаблять Украину. Поэтому он до последнего будет пытаться поддерживать этот конфликт. Миротворцы имели бы смысл, если бы миротворческие силы контролировали всю восточную часть Донбасса и часть Луганщины, которые сегодня объявлены бандитскими «республиками» - при полном разоружении их «армий». Но Путин будет против этого. Впрочем уйти оттуда ему все равно придется. Вопрос лишь в том, сколько еще российских и украинских граждан заплатят жизнью за его геополитические амбиции.

- Не так давно литовский президент заявила, что во время встречи с Путиным в 2010 году, получила от него список требований, которые принять не могла. В состоянии ли российская политическая элита в данный момент вести равноправный диалог в принципе со своими соседями на западных границах?

- Нет, не способна. Она не способна вести равноправный диалог с теми, кого считает слабее России в военном отношении. И кто, случись что, не сможет дать адекватный силовой ответ. С теми, кто сможет, она старается не зарываться. Это, - увы, - типичная психология шпаны из питерской подворотни. Она не должна применяться в политике. Но применяется.

- Мы видим довольно часто визиты представителей США высокого уровня в этом регионе (Балтия, Польша). Можно ли утверждать, что у России здесь вообще нет шансов? И почему Россия выбирает конфронтационный подход в отношении соседей, а не дружелюбную политику, основанную на взаимном уважении?

- Когда в России сменится власть - тогда сменится и политика. Я бы хотел, чтобы Россию уважали, а не боялись. Чтобы она жила в мире с соседями. Но нынешняя российская власть этого не хочет. Она предпочитает агрессивно-хамский тон общения. Это весьма недальновидно.

- Может ли стать внешняя политика одной из главных тем в ходе предвыборной кампании Путина и какие угрозы вы видите в этой связи?

- Она, конечно, будет одной из тем - но не думаю, что одной из главных. И не думаю, что возникнут новые угрозы. Хотя... в политике Кремля сегодня очень трудно что-то предсказывать.