20 сентября 2018, четверг, 16:41
На марше
Рубрики

Без работы останутся сотни тысяч белорусов?

46
Карикатура: mt5.com

Экономика вступает в более острую фазу кризиса.

На могилевском заводе «Строммашина» работников переводят на 1-часовой рабочий день. Режим работы на предприятии будет с 7.00 до 8.00, а оплата производится «пропорционально отработанному времени». Соответствующее уведомление рабочие на днях получили из отдела кадров. Несогласных с новым «графиком» увольняют.

Тенденция это или частный случай? И если тенденция – то какими она может обернуться последствиями?

Ситуацию для Charter97.org комментирует координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» и представитель Белорусского Национального Конгресса в Бресте Андрей Шарендо:

- Это явление характерно для всех областных центров. У нас один из ведущих заводов «Брестгазоаппарат» живет, что называется, от заказа до заказа. Если заказов мало, людей отправляют на 3-хдневный, а то и на 2-хдневный, а иногда и на 1-дневный рабочий день. И это – региональный «флагман»!

Что же тогда говорить о районных центрах – таких, как Барановичи, Пинск… Там людей, насколько мне известно, летом отправляют в «отпуск» за свой счет.

Это картина, характерная для всех белорусских регионов. Это паралич, разбивший всю нашу экономику.

- А как люди, которым нужно кормить семьи, реагируют на эти вынужденные «отпуска» и неполные рабочие недели?

- Естественно, что люди начинают как-то «крутиться». Переходят на «подножный корм»: собирают грибы и ягоды, благо сейчас лето. Правда, за это в других областях, говорят, уже начали отслеживать с помощью фотоловушек и штрафовать.

У нас, в Бресте, доходит и до более вопиющих фактов, как в случае с белорусами, поехавшими в Украину для регистрации на себя ввозимых из ЕС авто. Заработали они по 20-30 долларов – а потом получили огромные штрафы.

Но важно даже не это. Важно, как изменилось отношение людей к власти. Электората, который был у Лукашенко в середине и конце 90-х, сейчас не осталось. Власть полностью провалила так называемый «социальный контракт» - его сейчас вообще нет. А это значит, что в глазах даже очень далеких от политики белорусов сегодняшняя власть стала нелегитимной.

- Какие конкретно явления вызывает наибольшее возмущение?

- Социальное расслоение. Люди возмущены той прорвой, которая отделяет их от нового привилегированного класса – чиновников и прочих людей Лукашенко, имеющих доходы, во много раз превосходящие то, что удается заработать простому человеку.

Коттеджи и дворцы строятся в том самый момент, когда за их стенами большинство людей, особенно многодетные и пенсионеры, буквально экономят на еде. Еще немного – и лозунг «Мир хижинам, война дворцам» снова станет популярным.

Пока я вижу повсеместное, но еще тихое возмущение. Однако в любой момент оно может вырваться на улицы и перерасти в голодные бунты безработных. Что бы там ни говорили в официальных сводках про «избыток» рабочих мест в Беларуси – в ответ на это есть суровая жизненная правда. Люди сейчас работают за гроши – и это факт. Особенно хорошо это видно в регионах.

- Может ли социальная ситуация обостриться в ближайшее время?

- Мы сейчас видим, как из-за новых американских санкций происходит обвал российского рубля и фондового рынка восточной соседки. Вполне вероятно, что экономика России вступает в более острую фазу кризиса. И она утащит туда вслед за собой и белорусскую экономику, намертво привязанную к ней 24-летней политикой одного известного персонажа. Белорусский рубль уже начал свое падение по отношению к доллару и со временем может «войти в штопор», опередив даже падение российского.

Для белорусских же предприятий ситуация еще более рискованная, чем для финансов. Ведь они практически полностью завязаны на российский рынок сбыта, на котором из-за падения курса рубля, наш товар станет неконкуретноспособным и начнет вытесняться дешевым российским. Более того, российские товары скорее всего хлынут на белорусский рынок. И тогда мы действительно увидим 1-дневный рабочий день не только на проблемных заводах, но и на очень многих, если не всех, предприятиях. Без работы останутся сотни тысяч белорусов.

- Сможет ли власть удержать ситуацию?

- Понимаете, чтобы контролировать процессы в период острого социального-экономического кризиса, надо обладать хотя бы каким-то влиянием, я уже не говорю – уважением, среди народа.

В этом смысле показательна ситуация с недавним «инсультом» Лукашенко. Как только появились первые слухи, стало понятно: никакого сочувствия к нему у людей нет. Наоборот: редко когда приходилось видеть в нашем городе такую смесь радости и надежды. Люди всматривались в каждый выпуск новостей, чтобы найти подтверждение одной фразе: «Свершилось».

А когда Лукашенко появился в телевизоре – начался шквал обсуждений: в самом ли деле это он? Люди до последнего хотели верить, что им показывают «двойника» или даже «тройника».

Это означает, что уважения к правителю страны совсем не осталось. Белорусы списали его в утиль и только и ждут, когда он уйдет.

Лукашенко еще из последних сил бежит вслед за уходящих поездом, рискуя распластаться на рельсах, но никто уже не слышит его криков и не воспринимает стареющего диктатора всерьез. Проводники заняты своими делами, двери вагонов закрыты, в тамбурах озабоченный люд сквозь клубы дыма обсуждает, как дотянуть до зарплаты. В этой картине не находится места тому, кто еще недавно мнил себя «начальником поезда».