8 декабря 2019, воскресенье, 22:21
Осталось совсем немного
Рубрики

Балто-Черноморский союз: как защититься Восточной Европе

19
Балто-Черноморский союз: как защититься Восточной Европе
Алексей Гончаренко

Если мы хотим выжить как субъекты, мы должны быть сильными.

В ситуации назревающего конфликта между старой Европой и США западноевропейские лидеры активно продвигают новую геополитическую ось «Лиссабон-Владивосток», которая оставляет за бортом интересы стран Восточной Европы. Альтернативой этому проекту должен стать Балто-Черноморский союз.

Один известный француз сделал открытие: противоположности притягиваются. Более чем через два века другой известный француз понял его слишком буквально и сказал: Россия – глубоко европейская страна. Каждое очередное заявление Эммануэля Макрона подтверждает опасную для нас тенденцию возникновения новой геополитической оси «Лиссабон-Владивосток». Очевидно, в обход стран Восточной Европы, как и «Северный поток-2».

Немецкая коллега Макрона Ангела Меркель – человек старой закалки, и на публике старается не делать громких заявлений. Однако на практике Германия делает все, чтобы в немецкие предприятия наконец поступил российский газ. За шелестом российских денег не слышно даже протестов из-за океана от основного союзника по Североатлантическому альянсу – США. Европейские ценности выгодно отправлять на экспорт. Сами же западноевропейские демократии предпочитают руководствоваться в политике прагматичным расчетом.

Что во всей этой ситуации остается нам, странам на востоке Европы? Нам остается стигматизированный страх перед российской угрозой, усиленный травматическим опытом советской власти. Лидеры Германии и Франции упорно не слышат заявлений о «танках в Варшаву за сутки», не замечают военных учений на границе со странами Балтии. Да что там говорить, предпочитают скорее забыть о российских войсках на Донбассе и про украинский Крым.

Шесть лет назад Украина тоже не могла поверить в то, что экзистенциальная боязнь российского империализма станет реальной. Путин мечтает о восстановлении империи, и это отнюдь не наша «подозрительность», господин Макрон.

Насколько эффективным будет НАТО в случае прямой или гибридной агрессии России против, например, Литвы? Пойдут ли европейские страны на прямое объявление войны? Отсутствие координации по, например, последним действиям Турции в Сирии вообще заставляет задумываться о том, является ли НАТО как организация эффективной в оперативной реакции на вызовы, которые ее ожидают. А странам Восточной Европы следует признать, что в имеющейся геополитической системе мы находимся на европейском рубеже. Фронтир не оставляет пространства для полутонов. Если мы хотим выжить как субъекты, мы должны быть сильными.

Для того, чтобы изменить ситуацию в нашу пользу, нужно начать переосмысливать стратегии безопасности в двух следующих направлениях:

1. интеграцию в направлении Балто-Черноморского вектора;

2. усиление собственных оборонительных возможностей через союз с США.

Балто-Черноморский союз уже символически сформировался в июне этого года во время печально известного голосования за возвращение российской делегации в ПАСЕ. Именно Украина, Польша, Литва, Латвия, Эстония и Грузия должны стать первыми членами союза и основными инициаторами Балто-Черноморской интеграции, а в перспективе работать над тем, чтобы привлечь к себе Беларусь.

Идея такого объединения имеет давнюю историю. Страны имеют исторический опыт сосуществования в границах Речи Посполитой, угрозы имперской политики России, а также, собственно, опыт создания такого союза. Впервые Балто-Черноморский союз возник почти сто лет назад на конференциях 1919-20 годов. Идею поддерживали в Польше, Украине, Эстонии, Латвии, Литве, Беларуси, Финляндии. Балто-Черноморскую геополитическую концепцию и перспективы объединения разрабатывали украинские мыслители Степан Рудницкий, Михаил Грушевский, польские политики Юзеф Пилсудский, Лех Валенса, литовские политики Альгирдас Бразаускас и Казимира Прунскене, латвийский министр Зигфрид Мееровиц, эстонский министр Карл Роберт Пуста, грузинские политики Ноэ Жордания и Евгений Гегечкори. Вопрос возникал на саммитах 90-х годов в Украине и Литве и получил новое дыхание в выступлениях польского президента Анджея Дуды. Что там говорить, даже диктатор Беларуси Александр Лукашенко во времена, когда маятник его политики колебался от Москвы, повторял риторику оппозиционного ему Зенона Позняка о важности Балто-Черноморской интеграции.

Идея Балто-Черноморского союза вновь возникает в условиях, когда наднациональные проекты ЕС и НАТО требуют трансформации. Глобалистская стратегия интеграции Брюсселя как центра не срабатывает. Президент Франции Эммануэль Макрон видит выход в перезапуске панъевропейского проекта, который стоит на трех столпах – «свободе, защите и прогрессе». Однако он не видит, что его политика «Европы до Владивостока» отрицает ключевой столп – «защита» для стран, являющихся непосредственными соседями России.

В Европейском Союзе голос Восточной Европы тоже не очень слышно. Попытки Польши занять место самостоятельного значимого игрока встречают критику Западной Европы. Последним заявлением Макрон фактически поставил Польше ультиматум: в нарастающем конфликте между США и Европой Польша должна оставить все польско-американские оборонные инициативы. Парадоксально, но в этом отношении европейские политики становятся еще более консервативными, чем те, кого они так часто в этом обвиняют.

Лидеров Западной Европы, на самом деле, можно понять. Они живут в своем понимании мира, у них в приоритете совсем иные проблемы. На фоне разрушения старой безопасности и экономической системы, они предпочитают сохранять статус-кво, несмотря на то, что в этом им будет помогать Россия. Ценностный диссонанс и противоречие между декларациями и реальными действиями имеют гораздо более опасные последствия, чем может показаться: если забрать у Европейского Союза ценностную составляющую, то это объединение превратится в Сообщество угля и стали образца 1950-х годов.

В таком случае нужно понимать, что Балто-Черноморский союз в перспективе дает нашим странам контроль над стратегическим коридором между двумя морями и выходы в эти моря. С Грузией к этому добавляется также выход к Кавказскому и Ближневосточному региону. Это даже больше, чем уголь и сталь. На фоне ожесточенной борьбы за «Северный поток-2», за украинскую газотранспортную систему, за китайскую инициативу восстановления «Шелкового пути» – это неоценимое преимущество.

Если Западная Европа не готова предлагать новые ориентиры, то Балто-Черноморский коридор должен стать не только территорией генерации общей экономической выгоды, но и территорией генерации новых смыслов. Балто-Черноморский союз создает новые вызовы и дает возможность ответить на них. В этом и есть настоящая идея европейскости. Европа – это поиск нового. Мы должны взять на себя миссию дать новые ответы на то, чем может быть Европа сегодня.

Однако Балто-Черноморский союз может быть эффективным только в случае, если будет выполнено второе условие: рост военной мощи каждого из государств. Эффективным инструментом реализации стратегии может стать установление военного альянса с США.

Следует отметить, что США уже наращивают свою двустороннюю поддержку восточноевропейским членам НАТО, в частности, Польше, Литве и Румынии. Традиционно хорошие грузино-американские отношения. Для Украины же ключевой целью должно стать получение статуса основного союзника США вне НАТО (Major non-NATO Ally).

В принципе, Балто-Черноморский союз в новой геополитической ситуации может рассчитывать только на поддержку США. Для американцев важно наличие нового игрока, который сможет сохранить баланс в этой части земного шара.  Независимо от пророссийскости Трампа, США всегда будут оставаться главным противником России. Так же, как и мы. Как показывает практика, помощь от США своим союзникам, как правило, быстрая, реальная и убивает врагов.

Итак, почему нам необходима Балто-Черноморская интеграция:

- военный альянс Польши, Украины, Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии (в перспективе, и Беларуси) при поддержке США станет более эффективной альтернативой сдерживания российской агрессии, чем теперешняя политика безопасности, действующая в интересах, в первую очередь, западных стран;

- политически, Балто-Черноморский союз сформирует коалицию стран, которые на практике разделяют общие принципы и интересы, и смогут дать новые ответы на вопрос, чем сейчас является Европа;

- контроль над Балто-Черноморским коридором на пересечении важных мировых путей и выход к обоим морям может трансформироваться в значительную экономическую выгоду.

Странам Восточной Европы жизненно необходимо выйти из парадигмы противостояния между Западом и Востоком и вспомнить о не менее важном геополитическом направлении Север-Юг. Через укрепление собственного военного потенциала и Балто-Черноморскую интеграцию нам нужно восстанавливать собственный вектор.

Балто-Черноморский союз (в той или иной форме) является стратегически единственным возможным для наших стран ответом на вызовы нового времени и новой геополитической ситуации. Нужно начинать работать над практическим воплощением Балто-Черноморской стратегии.

Один известный немец сказал: что нас не убивает, делает нас сильнее. Пришло время быть сильными! Присоединяйтесь!

Алексей Гончаренко, депутат Верховной Рады Украины, специально для Charter97.org