25 января 2020, суббота, 16:34
Осталось совсем немного
Рубрики

Уехать в Сочи и там остаться

15
Уехать в Сочи и там остаться
Владимир Халип

Тогда и самовар, Путиным подаренный, был бы очень кстати.

Воздушный путь на тот далекий берег в декабре страшен и опасен. Перегрузка чувствуется постоянно. Багаж дурных воспоминаний велик и необъятен. Неумолимо тянет вниз и надежд почти не оставляет. А последняя сводка непредсказуемой интеграционной погоды обещала даже то, что обещать не принято.

Однако экипаж свое дело знал. Умело обходил зоны столкновения фронтов. Пока еще только атмосферных. Но воздушные ямы миновать благополучно удавалось не всегда. А попытка отодвинуть шторку и выглянуть в пространство вообще закончилась конфузом. На конце крыла, разрезающего круговерть угрюмой непогоды, вдруг четко обозначились какие-то загадочные дамы. Вполне возможно, работницы клининговых служб, с некоторым запозданием закончившие санитарную уборку ответственного объекта. Они лихо оседлали свои рабочие инструменты и исчезли в темных облаках.

А потом проплыл мимо светлый образ недавней соратницы. Почему-то уже за бортом. И вот этого быть не могло никак. Разгневанный созерцатель заоблачных высот задвинул коварную шторку и посмотрел в ту сторону, где обычно во время подобных рейсов готовила документы к предстоящим переговорам все та же соратница. Однако над высокой спинкой кресла вместо ее строгой прически уже топорщился какой-то генеральский ежик. К тому же по высочайшему салону бесцеремонно проскользнула едва заметная тень туркменбаши и скрылась в туалете.

Поскольку никакая усталость в строго охраняемое пространство проникнуть не могла, это означало только одно: срочно требуется перезагрузка. Надо собраться, сосредоточиться. И вообще взять ситуацию под контроль. Жесточайше. Эти сочинские посиделки всегда на один копыл. Сначала объятия, обычное притворство. А потом кремлевские начнут ехидничать. Попытаются унизить. Так что ухо надо держать востро и на провокации не поддаваться. Тем более, сейчас, когда каждому понятно, что стоит на кону и каков партнер. Тем более, в интеграционной колоде карты могут быть крапленые.

А потому он решительно включил себя. Последнее выступление перед депутатами. Изображение подручные уже успели причесать. Фонограмму привели в порядок. И картинка оказалась почти шикарной. Монументальная поза. Красно-зеленые стяги по сторонам, будто крылья дракона. Или того свирепого Змея из соседских сказок. Вот так бы с первым порывом горного ветра и ворваться внезапно в унылую резиденцию строптивого союзника. И без лишних церемоний повторить громоподобно вот эту фразу, которую сейчас услужливо озвучивает гаджет.

«О какой можно говорить дальнейшей интеграции, если мы сегодня не имеем договора о поставках природного газа. Хотя об этом договорились давно. И наши правительства провалили эти договоренности. Не по вине белорусского правительства. То есть у нас завтра Новый год, а мы не имеем договора по объему и ценам поставок природного газа».

И вот тут стоит выдержать многозначительую паузу. И посмотреть, как союзник будет выкручиваться. Четкий план переговоров выстроился почти мгновенно. И что удивительно, с этого момента за бортом никакого хаоса не было даже и в помине. Сияло над синим морем солнце. Снег сверкал на вершинах гор. Самолет шел на посадку.

Но едва могучую когорту доставили в Бочаров Ручей, как все пошло замыслу наперекор. Когда сели за стол переговоров, внезапно свет погас. Пришлось соответствующую реплику подать: «Никак Дима Песков?» Союзники шутку не поддержали. Первоначальный пафос был сбит и смят. И вместо праведного гнева по поводу Нового года и отсутствия цены на газ в монологе правителя привычно зазвучал запев давно известный бедным и обиженным: «сами мы не местные…»

«Не просим ничего, не настаиваем ни на чем, Мы договорились давно, развивая наш договор: люди и субъекты хозяйствования должны иметь равные условия для жизни и работы. Все! Равные условия, больше ничего не надо».

Как это ничего не надо?.. А как же газ к Новому году, по поводу которого изверглось столько гнева? А миллиарды компенсации за хитроумный налоговый маневр и фокус с грязной нефтью?

Однако после пяти с половиной часов секретнейших переговоров правителя с московским союзником журналисты их комментариев так и не дождались. Министр экономразвития России сказал несколько общих слов и отослал всех разочарованных к очередным высочайшим посиделкам, которые должны пройти в Петербурге 20 декабря. Обычная канитель традиционных склок вокруг поставок и цены на нефть и газ финала не имеет.

Зато придворное телевидение заливалось соловьем по поводу неслыханных успехов на переговорах в Сочи и особой роли мудрого правителя в путинском «интеграционном углублении». Никакие риски в сближении с восточным соседом не просматриваются. Угрозы суверенитету нет и быть не может – гарантировал гарант! Телекомментаторы настойчиво пытались втюхать публике ту самую колоду карт, которая давно уже никому доверия не внушает. Зато о подарках, которыми порадовали друг друга союзники, едва ли не поэмы слагались. Это надо же, правитель привез кремлевскому партнеру конфет, сала, колбасы да еще и бутылку неведомо чего. А презент ответный вообще был крут и символичен - русский самовар.

Но самое любопытное в этой странной встрече именно то, что сказано было правителем вскользь, мимоходом. Тем более, что об этом он говорил еще весной на такой же встрече в Сочи. Тогда и сейчас сентенция озвучена была без всякой связи с нефтью, газом, налоговым маневром и прочими интеграционными делами. В своем излишне бодром монологе о том, что «нам ничего не надо», он выдал вдруг кремлевскому партнеру мысль, странную до крайности. «Правда, и тут, за забором, и мой дом – теплый и уютный. Вы были в нем и видели. Поэтому, можно сказать, я в своем доме».

Нет, это не старческая забывчивость. Это холодный расчет того, кто интуитивно чувствует опасность. Двадцать пять лет диктаторского стажа – это именно тот срок, когда прерывалась внезапно карьера многих ему подобных. И кто знает, что принесет следующий год, когда выборы будут неизбежны. Вроде бы все схвачено. Но именно в такой ситуации в четкий рисунок просчитанной и тщательно продуманной кампании может вклиниться досадная случайность, сбой в программе. И понадобится срочно вот такой домишко, теплый и уютный, в надежной тени строго охраняемой путинской дачи.

Так не проще ли было бы вообще не рисковать? И если уж оказался волею судеб вблизи этого дома, предстать внезапно перед его обслугой. И даже классическую фразу уместно было бы по такому случаю припомнить: «Я к вам пришел навеки поселиться!»

Вот тогда и самовар, Путиным подаренный, был бы очень кстати.

Владимир Халип, специально для Charter97.org