19 июня 2019, среда, 21:10
Мы в одной лодке
Рубрики

Новые версии следствия по делу об убийстве инспектора ГАИ

Улица в районе Чапаевка в Могилеве, где живут цыгане
Фото: «Радыё Свабода»

Правозащитник – о расследовании резонансного убийства под Могилевом.

Бывший следователь прокуратуры Олег Волчек оценил профессионализм милиции и следователей, занимающихся расследованием убийства инспектора ГАИ Евгения Потаповича, сообщает «Белсат».

- Каковы шансы раскрыть это дело, учитывая, что на третий день после убийства подозреваемых еще нет?

- Это нормальный процесс следствия: он идет два месяца, а потом решается вопрос о продлении предварительного следствия. Это стандартная практика: работают, ищут.

Если правильно осмотрено место происшествия, если собрать доказательства и провести оперативные мероприятия, то [преступников] можно найти и через пять, и через десять лет. В моей практике было убийство, которое раскрыли через 15 лет. Главное, чтобы все было собрано профессионально: доказательства, телефонные звонки, которые были в этом районе, следы колес, поломанные ветки.

- Насколько профессиональным выглядит расследование, если судить по тому, что говори об этом сам Следственный комитет?

Плохо, что нет никакой конференции Следственного комитета, на которой хотя бы рассказали, что они сделали накануне, какие розыскные мероприятия провели.

Мне не нравится то, что всех цыган по Беларуси начали дергать и задерживать без повода и причин. Цыгане начали прятаться по квартирам, так как боятся побоев и задержания. Это непрофессиональная работа. Так не ловят преступников.

Вы первым заявили, что версия с «цыганами на черной «Волге»» может быть ложным следом. Почему облавы на цыган продолжаются, несмотря на то, что неприоритетной эту версию признал также Следственный комитет?

Это проблема отсутствия нормального руководства Следственного комитета на местах. Ранее такими делами руководили прокуроры.

Во время моей работы все делалось намного более грамотно – по тяжким преступлениям у нас были ежедневные совещания, на которых обсуждались все возможные версии. Естественно, у нас никогда не было одной версии – обычно мы разрабатывали от пяти до семи.

Насколько я вижу, в этом деле цыганского следа совсем могло не быть.