24 августа 2019, суббота, 20:18
Мы в одной лодке
Рубрики

Революция для всех

50
Революция для всех
ИРИНА ХАЛИП

Вкрадчивый либеральный шепоток никто не услышит.

Я с радостью и восхищением смотрю на москвичей, которые каждую субботу вместо пикника, СПА-уикенда. смузи в парке «Зарядье» и прочих хипстерских радостей выходят на улицы. Их бьют, арестовывают, грабят, сажают в СИЗО по уголовным обвинениям, а они по-прежнему сопротивляются. В суд, который отправляет за решетку обвиняемого в массовых беспорядках двадцатилетнего студента Высшей школы экономики Егора Жукова, приходит проректор ВШЭ – защищать своего студента и доказывать, что мирная акция протеста не может квалифицироваться как массовые беспорядки.

Я вовсе не собираюсь сейчас сидеть, пригорюнившись, у окошечка и вздыхать на тему «а у нас такое уже невозможно, у нас летом все на грядках или на пляжах сидят, и протестовать никто не хочет, и вообще у нас никакой проректор в суд защищать студента не пришел бы…» (хотя проректор, конечно, не пришел бы, это факт). Наоборот, я радуюсь - и тому, что люди выходят протестовать, и тому, что московские акции – еще одно и, пожалуй, последнее доказательство: никаких других путей в диктаторском государстве – нашем ли, соседнем ли - быть не может. Это уже вишенка на торте, придающая идеальную завершенность и гармонию идее сопротивления.

Россия – страна большая. Народу там много, и ушей для навешивания лапши – в избытке. Так что тамошние конформисты имели достаточно времени и пространства для рассуждений о том, что с властью нужно вести диалог, что баррикады – это не метод в двадцать первом веке, когда у каждого айфон и ипотека, что сначала нужно проникнуть в муниципальные депутаты, потом в городские, а там уже и Дума сдастся, и тогда можно будет легально менять власть. А те, кто слушал, долго верили в то, что Кремль расщедрится и подарит им честные выборы. Но Кремль остроумно указал им место: вот вам, мелочь пузатая, игрушечные мандатики мундепов, развлекайтесь в своей песочнице, занимайтесь починкой районных скамеек. Стоило же поверить в возможность цивилизованного диалога и честных выборов и наивно выдвинуться в Мосгордуму, как щелчок по носу не заставил себя ждать.

И оказалось, что выход на улицу – все-таки единственная возможность громко заявлять о своих правах и чужих обязанностях, кричать о произволе и фальсификациях, скандировать лозунги против диктатуры. Это власть слышит. А вкрадчивый либеральный шепоток – нет, не слышит.

И уж тем более у власти нет необходимости вслушиваться в то шелестение, которое искусно имитирует либеральный шепоток, при этом уютно кутаясь в гэбэшные габардиновые пальто, - она ведь все эти тексты сама диктует. А потом ласково гладит по голове и угощает пряниками тех, кто соглашается все это нашептывать, да еще и шельмовать оппозиционеров, называя их радикалами и маргиналами, которые хотят крови и хаоса, а не диалога.

Да кто ж того диалога не хочет! Любой диалог – это уже начало перемен. По крайней мере, перемен внутри самой власти. Но десятилетиями не выходить из дома (или выходить, но не дальше Зыбицкой), упрямо долдоня в стену «мы за диалог, мы против радикалов, власть протестов не боится, они бессмысленны» - это уже полная ментальная беспомощность, которую никакие гэбэшные габардины не замаскируют.

Потому что только протестов власть и боится. Она не жалеет денег ни на спецназы-омоны, ни на судей-андроидов, ни на халявные шашлыки для прикармливания потенциальных активистов. В Москве третью субботу подряд проводят по-русски щедрые гастрономические праздники в центре города с концертами на любой вкус. Тех, кто не соблазнился шашлыком, «Чайфом» и прочими «Беляш-фестами» («Беляш-фест» и «Чурчхельная волна» - отличные формулировки Юрия Дудя, который в субботу идет на новый митинг), - бьют и сажают. Если повезет – на 15 суток, если нет – увезут в СИЗО по обвинению в массовых беспорядках. А москвичи снова, уже третью субботу подряд, выходят на улицы и площади. Они уже забыли про выборы в Мосгордуму и недопущенных кандидатах. Зато они вспомнили о самих себе. О личностях, чьи глотки почти два десятка лет пытаются заткнуть беляшом, и часто до обидного успешно. О достоинстве, которое возвращается не на беговой дорожке после десятого километра, а когда ты лежишь лицом в асфальт, сбитый с ног полицейскими дубинками.

Этим ребятам уже не страшно. А Путину – страшно. Потому он и прячется на дне морском в батискафе. Кстати, Лукашенко в этом смысле повезло гораздо меньше. Потому что у Беларуси нет выхода к морю. А погружаться в батискафе в болото опасно: есть шанс не всплыть больше никогда.

Ирина Халип, специально для Charter97.org