8 августа 2020, суббота, 9:01
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Экс-сотрудник МВД: Ушел и не жалею

Экс-сотрудник МВД: Ушел и не жалею

Как милиционер ушел из органов за работой мечты и балансом внутри.

В инстаграме 27-летнего инструктора по сноуборду и вейкборду Константина (свою фамилию герой попросил не указывать. — Ред.) фото с горных склонов чередуются со снимками из путешествий по Европе. «Выбивается» лишь недавний пост, где он в милицейской форме: Константин два года был оперуполномоченным уголовного розыска и написал о том, с чем не согласен в работе правоохранительных органов. Минский инструктор рассказал о том, почему выбрал для себя горы и экстрим и как на пост-обращение отреагировали бывшие коллеги, пишет tut.by.

«Не искал хайпа, когда писал тот пост»

— Не хотелось бы много о милиции говорить, — начинает Константин. — Я не искал хайпа, когда писал тот пост. На фоне происходящих в стране событий я обратился к действующим сотрудникам силовых структур, чтобы они чаще вспоминали текст присяги и задумывались о том, почему милиция в Беларуси — это уже не так престижно и почитаемо, как было раньше.

Такой реакции — 27,7 тысячи лайков и 1,5 тысячи новых подписчиков — парень не ожидал, хоть поддержка его и порадовала. Прочитал все комментарии. Не удалял мнения, которые отличались от его позиции: сомневаться и не соглашаться, уверен бывший милиционер, нормально.

— Бывшие коллеги писали?

— Только те, кто уже не в силовых структурах. Не было ни негатива, ни угроз. А вот действующие сотрудники воздержались от комментариев, почти полное молчание. Видимо, боялись, что если лайкнуть или прокомментировать такой пост, могут быть проблемы на работе.

Сам Константин рад, что сейчас он в плане выражения мыслей куда свободнее: работу в милиции оставил в 2017 году.

Вспоминает, что поступать в Академию МВД решил в 11-м классе. Однажды школьником ему пришлось вызывать милицию, и участковый очень помог. Так что 17-летний парень позитивно оценивал работу правоохранительных органов.

— Когда выбирал специальность, хотелось помогать людям, получить достойное высшее образование и устроиться на динамичную работу: на месте сидеть я не люблю. О каких-то материальных вопросах я тогда не сильно задумывался, хоть и знал, что оклад в милиции достойный.

Проработал в милиции Константин чуть больше двух лет. Уход не был спонтанным.

— Не хочу жаловаться. Просто решил, что не мое. Отсутствие свободы мнения, времени на досуг и саморазвитие, а также необходимость выполнения порой не самых разумных приказов сыграли в этом решающую роль.

Уйти по соглашению сторон не получилось: у Константина, как и у всех курсантов, был 5-летний контракт. Милиционер предупредил коллектив — и не вышел на работу.

Родные к решению отнеслись с пониманием.

— Сейчас у меня есть долг перед государством, который я выплачиваю, отдавая 50% нынешнего дохода. Знал, что так будет, и этот вариант меня устраивал больше, чем продолжение работы в правоохранительных органах. Знаю многих хороших ребят, которые сделали так же — и не жалеют. Вообще, не знаю никого, кто бы жалел.

«Доход меня волновал не так сильно, как внутренний баланс»

Кем быть дальше? Определиться помог случай.

— В то время меня позвали туристом в Буковель. Я спросил: «А можно у вас работать?» Оказалось, была вакансия сопровождающего групп.

На тот момент сноубордом Константин увлекался больше семи лет. Катался в основном в пределах Минска, постепенно обзаводился своим снаряжением. Новая работа в горах очень вдохновляла, первую зиму провел в статусе сопровождающего. Весной поехал на курсы в Москву, сдал международный экзамен на инструктора по сноуборду.

— Доход меня волновал не так сильно, как внутренний баланс и возможность самореализоваться в любимом деле. Например, в милиции не нашлось применения моим знаниям по английскому языку. Я видел много талантливых ребят, способности которых «закопала» система.

Работу инструктора по сноуборду кто-то посчитал бы экстремальной — но Константин называет ее безопасной: в первую очередь, он учит людей. Но травмы у него были. Правда, их инструктор связывает с собственными занятиями спортом и гонкой за результатами. В целом же, работа на горных склонах — это новые люди и позитивные эмоции. В милиции не так: поток преступлений, криминальный контингент… Парень признается: из-за этого часто казалось, что мир — сплошной негатив.

— Самое приятное воспоминание после смены профессии — первый рабочий день. Я тогда поднялся на подъемнике на одну из самых высоких точек Буковеля и осознал, что жизнь сейчас будет такой.

Правда, первой же весной инструктору по сноуборду пришлось думать о работе вне сезона. Попробовал ездить сопровождающим с группами туристов в Европу. Без определенной востребованности и рекомендаций загрузка была небольшой. Приходилось подрабатывать в такси. Но постепенно туры стали регулярными. За два года Костя побывал в 17 странах.

— На момент выпуска из Академии я бывал только в странах СНГ и Черногории. Но за два года в милиции ни о каких путешествиях и речи не шло, почти все время занимала работа.

Костя развеивает миф, в который верят многие: работу сопровождающего не назовешь сплошным отпуском. В путешествиях недосыпаешь, много времени приходится проводить в автобусе. Физкультуры в поездках не хватает — надо наверстывать. А еще есть высокий уровень ответственности:

— Я отвечаю за удовлетворенность людей отдыхом. А иногда и за их жизнь. В одной из поездок туристу стало плохо: он упал, стал задыхаться. Пригодились основы медицинских знаний, которые получил в Академии.

Этим летом, пока туризм поставлен на паузу, Костя обучает людей кайтсерфингу и вейкбордингу. Сейчас такая работа особенно востребована: в Минске открывается много вейкпарков, и их активно осваивают белорусы, ведь стать на «водную» доску гораздо проще, чем на сноуборд.

«Понял, что не все положительно относятся к работникам милиции»

Костя говорит, раньше не особо распространялся, что работал в органах. Поэтому фото в форме удивило и некоторых знакомых.

— Старался не упоминать об этом эпизоде своей биографии: были опасения, что у людей появится необъективное отношение. Я за время учебы и работы понял, что не все положительно относятся к работникам милиции. Не каждый готов понять, что мотивирует людей идти в органы.

При этом служба, уверен инструктор, помогла ему закалиться и развить критическое мышление. Научиться дисциплине, с которой были не самые дружеские отношения еще с детства. Качества, полученные благодаря работе в милиции, помогли не бояться трудностей и на новом месте.

— Работа в туризме сезонная, а сейчас на нее наложился коронавирус. Не страшно жить без стабильности?

— Выплачиваю долг, но и на жизнь хватает: деньги на путешествия не трачу, так как это часть моей работы, снаряжение для сноуборда, кайтборда предоставляет работодатель. В милиции не такая уж и высокая зарплата, как где-то говорят. Да и только день

ги не делают счастливым. А вот возможность реализовать себя в любимом деле, зарабатывать на жизнь своим хобби сделало меня счастливым.