28 октября 2020, среда, 2:28
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Василий Шлындиков: Сейчас очень серьезно выросли шансы для смены власти

15
Василий Шлындиков: Сейчас очень серьезно выросли шансы для смены власти

Если забастуют рабочие крупных предприятий, Лукашенко придется уйти.

На белорусских предприятиях сложилась критическая ситуация. Заводы и фабрики буквально погрязли в долгах, которые в сумме выросли до 50 миллиардов рублей.

О состояния белорусской промышленности сайт Charter97.org поговорил с создателем и экс-главой концерна «Амкодор» Василием Шлындиковым.

- Василий Михайлович, долги белорусских предприятий постоянно растут. Многие оказываются неспособными погашать кредиты перед банками. Как вы оцениваете ситуацию в промышленном секторе страны?

- Предприятия, которыми мы гордились многие годы, сейчас по сути, пребывают в банкротном состоянии. Проблема одна – отсутствие всякой инициативы из-за боязни совершить ошибку, так как инициатива в нашей стране наказуема очень жестоко.

Должен сказать, все это - благодаря «плодотворной работе» назначенцев Лукашенко. Они очень «трудолюбивые», поэтому плодят всякие бумажки, указы и т.д. Все это спускается на места. И уже местные чиновники, боясь совершить ошибку, перестраховываются тысячу раз. В результате государственный аппарат как бы работает в режиме итальянской забастовки. И на работу ходят, и галстуки носят эти «важные» хлопцы и девчата - а в итоге парализуют экономическую жизнь в стране.

Без сомнения, такое состояние промышленности - это вина властей. Есть и объективные причины. Рынок есть рынок, а он живет по своим законам жесткой конкуренции. Естественно, надо соответствовать этому рынку.

А у нас просто не дается возможности этому соответствовать. У нас старое советское управление. Наши заводы – это те же колхозы, с той же структурой управления. Отсюда все проблемы.

В мире все развивается, совершенствуется. Где тут будут происходить изменения, если люди боятся лишний шаг сделать, чтобы не попасть в опалу и не наткнуться на крупные неприятности.

- Появляются сведения о том, что все больше директоров заводов и чиновников из экономического сектора под разными предлогами отказываются быть доверенными лицами Лукашенко. С чем связан этот саботаж?

- Думаю, они не считают для себя это нужным делать. В большинстве своем, хоть они и не высказываются, но понимают ситуацию и первопричины всех проблем. Поэтому и отказываются.

- Больше всего людей на митинги Светланы Тихановской и ее команды выходило на прошлой неделе в промышленных городах: Жлобине, Речице, Гомеле. О чем это говорит?

- О настроениях рабочих на крупных предприятиях. Там люди вообще бесправные. Контракты, которые с ними заключают, исключают возможность свободно себя вести. Чуть что – ворота, а за воротами никто никого не ждет.

Да и что это за зарплата, которую на большинстве предприятий платят? Проблемы на проблемах. Людям надоело, они поняли, что надо что-то делать и что-то менять.

Я помню, было время, когда люди с заводов поддерживали Лукашенко. Когда-то в заводских районах процентов 50 голосовало за Лукашенко. А сейчас пришло совсем другое время.

В 1994 году он, как ни странно, сказал правду. Он «запустил» заводы до конца, до того, что в районных центрах и городах они вообще остановились и стоят. У многих предприятий в регионах остались только заборы и обветшалые здания. Если говорить по существу, он свое слово сдержал.

- Впервые за всю историю своего правления Лукашенко не повышает работникам крупных предприятий зарплаты перед выборами, а наоборот - понижает их. Даже на «образцово-показательном» БелАЗЕ рабочим урезали премии за две недели до дня голосования. О чем говорит такой симптом?

- Я знаю одно: экономическая ситуация настолько сложная, что у нас и так зарплаты растут несоизмеримо росту ВВП. То есть, надувается финансовый пузырь. Я буду очень рад, если в ближайшее время вообще не произойдет обвала рубля. Он бы точно произошел, если бы начали делать то, что делали всегда, а именно резко повышали зарплаты, пенсии.

Эта власть уже исчерпала все свои возможности. Поэтому зарплаты и не повышают - иначе пузырь просто лопнет.

- В рабочих коллективах ходят разговоры о национальной забастовке. Чем закончится для власти ситуация, если рабочие крупных предприятий - «Беларуськалия», ОАО «Гродно Азот», БМЗ - забастуют?

- Тогда этой власти придется уйти. Это однозначно. Общенациональная забастовка приведет к смене власти. В противном случае, этот режим может сохраниться.

Я видел пример Кубы, когда Фидель Кастро довел кубинцев до полной нищеты и разрухи. А по телевидению им рассказывали, как хорошо они живут. Тоже самое происходило в Ираке с Хусейном.

Сейчас у нас очень серьезно выросли шансы для смены власти. Впервые народ так остро реагирует на все, что происходит в стране. Ведь во все предыдущие «выборные» годы так реагировала только пассионарная часть общества. То есть, грамотные, активные люди, которые возмущались и протестовали, шли в тюрьмы и гибли при безмолвном собственном народе. А сейчас ситуация - совершенно иная. Сейчас уже народ пытается сказать и говорит свое слово. Уже очень многое делается.

Избежать еще большего экономического обвала этой власти вряд ли удастся, потому что и в России сейчас серьезные проблемы. Там тоже происходит падение производства, ВВП, доходов. Поэтому протестные настроения у людей будут только расти.

- Как бы вы посоветовали спасать промышленность в новой, свободной Беларуси?

- Рецепты уже давно известны всем. Надо идти путем Польши. Внедрять полную свободу в экономике. Нужна приватизация - только не такая, как сейчас делается. Никто эти заводы покупать не будет. Эта власть отучила людей от покупки акций и вообще участия в развитии экономики. В нормальных странах экономика развивается за счет внутренних инвесторов, народа, который вкладывает свои сбережения в акции, создание предприятий и т.д. У нас народ отучили. Белорусы не верят и не скоро поверят в эти акции.

Все будет происходить медленно. Но все равно, надо приватизировать, акционировать, продавать акции, организовывать фондовый рынок, вводить право собственности на землю, реорганизовывать все сельское хозяйство, медицину, чтобы деньги шли за больным, а не койко-место и т.д.

Это огромный пласт работы. На каждый пласт нужны люди, которые будут понимать, что нужно делать. В том числе нужно и преобразовывать промышленность. По каждому заводу нужна своя программа, чтобы она открыто и публично обсуждалась, чтобы не было допущено ошибок.