29 ноября 2020, воскресенье, 4:37
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Врач Тина Берадзе: За последние две недели психическое состояние Лукашенко ухудшилось

141
Врач Тина Берадзе: За последние две недели психическое состояние Лукашенко ухудшилось
Тина Берадзе

У пациента — обострение на фоне стресса.

Об этом в интервью Charter97.org заявила Тина Берадзе​ - ​психиатр, психотерапевт, доктор медицинских наук, выпускница Медицинской школы Гарвардского университета в США​, член Европейской ассоциаций психиатров. Работала в США и Австрии, с 2005 года живет в Украине.

- Доктор Тина, в воскресенье мы увидели Лукашенко и его сына с автоматами в полной экипировке, мы слышим, как он угрожает бастующим работникам заводов, учителям, которые не согласны с "государственной идеологией". По-вашему мнению, что это может означать?

- Я пристально наблюдаю за всем происходящим в Беларуси и буду анализировать ситуацию только с позиции моей профессиональной компетенции. Для меня это тревожный знак, поскольку я вижу человека, который находится под огромным стрессом. А в таком состоянии может произойти серьезное изменение психики, когда человек становится социально опасным. То есть может представлять угрозу как для окружающих, так и для самого себя. Лукашенко абсолютно дезориентирован, и последние события это подтверждают.

- Неограниченная власть настолько оторвала его от действительности?

- Вопрос даже не во власти, а в том, кем он себя назначил. У каждого своя иллюзия. Мы никогда не видим и не ощущаем себя так, как нас видят другие, --- это признанный психологический факт.

Для него данное мироощущение уже неотъемлемая часть его экзистенциального статуса. И он сам об этом сказал: Вам придется меня убить, иначе я не уйду. Тогда все начали смеяться. Но я, как профессионал, поверила ему. Он верил в это, не шутил. И когда я увидела его с автоматом, картина сложилась.

У этого человека такой статус мании (есть такое профессиональное выражение), когда он видит себя иначе. Он назначил себя спасителем Беларуси. Он убежден, что без него страна пропадет. Для него третьего не дано: или смерть, или президентский пост. В психиатрии это называется бредовые идеи. Поэтому его появление с автоматом и с полностью экипированным сыном, - не смешно.

Я не читала его историю болезни, не знаю этого человека лично. Но исходя из того, что я наблюдаю, все очевидно. У него серьезные проблемы с психикой. Неужели только я это вижу?

- В таком состоянии он может совершить некие поступки, о которых и сам, и окружающие пожалеют?

- Да, к моему большому сожалению. Есть один важный аспект. В 2014 году журналисты спрашивали меня, болен ли Путин шизофренией. Я тогда ответила, что если я даже чисто теоретически поставлю такой диагноз (чем впервые в своей жизни нарушу врачебную этику), нам придется его лечить, а не судить в Гаагском трибунале за преступления против человечности. С Лукашенко аналогичная ситуация.

В течение последних двух недель его психическое состояние ухудшается. Считаю, что он уже в таком состоянии, когда способен сделать что угодно, способен стрелять, и не только в народ. Мы не можем просчитать его действия, не можем предвидеть, что именно придет ему в голову. Мы же с автоматами не бегаем, мы же не были спасителями нации и целого государства. Но динамика, которая у него наблюдается по отношению к себе, к народу, к собственному ребенку, меня страшит. Ничего хорошего не ожидается.

Я врач с 40-летним опытом и вижу пациента с обострением на фоне стресса. Послушайте, что он транслирует. Он выстроил армию и говорит о нападении на Беларусь с Запада. Он в это твердо верит. Но это же паранойя. Когда у обычного человека паранойя, он говорит: на меня хочет напасть мой сосед. А чем данный случай отличается? Только масштабом. Просто у Лукашенко соседи масштабнее. 14 дней все смотрят и считают это нормальным? Человеку медицинская помощь нужна.

- Сейчас созданный в Беларуси координационный совет предлагает Лукашенко некий диалог. Скажите, пожалуйста, с ним можно вести переговоры?

- Уже поздно. Это не имеет никакого смысла.

Может быть, я сделаю драматическое сравнение, но это только для того, чтобы читатели поняли: представьте себе пациента, у которого под огромным стрессом развивается психотическое состояние, и он считает себя мессией или Наполеоном. Вы с ним войдете в переговоры? Но какой в этом смысл? Кто вас услышит? Наполеон? Я придерживаюсь гуманистического подхода: сначала человека надо вылечить, вывести из психотического состояния, а уже потом, когда он вернется в адекватный статус, можно подумать о переговорах.

- Думаю, белорусские врачи просто не рискнут предложить Лукашенко психиатрическое лечение.

- В этой ситуации даже в цивилизованных странах применяется принудительная помощь. Когда человек социально опасен и может причинить вред себе или окружающим, его помещают в клинику на 36 часов. Этого достаточно, чтобы вывести человека из психотического состояния. Потом уже семья или он сам решат, что делать дальше.

В Беларуси человек бегает с автоматом и говорит, что не уйдет, пока его не убьют. Сейчас надо призвать мировую общественность и именно так ставить вопрос: у него нарушена психика, он опасен и ему нужна врачебная помощь. В конце концов пусть и Лукашенко отправят в "Шарите", как, например, Алексея Навального. Немцы очень хорошо подобные состояния лечат.

- А если он не захочет лечиться даже в Германии?

- В этом и заключается ключевая идея: когда человек неадекватен, нельзя у него согласия спрашивать. Задача врачей и окружения принять решение о помощи. Не надо быть психиатром, чтобы понять, как действовать, когда человек объявляет себя мессией. Чего мы ждем? Когда он возьмет автомат и начнет палить?

Помню, Лукашенко на весь мир не один раз хвастал, что у него в стране медицина на высшем уровне. И вот настал момент когда эта медицина "высочайшего уровня" понадобилась ему самому. Будьте добры, помогите человеку, вылечите его! Верните ему добро. Я знаю, в Беларуси очень добрые люди. Больных людей не судят. Их лечат! Это очень гуманистический выход из сложившейся ситуации.

- Вы упомянули о необходимости привлечь международное сообщество к разрешению ситуации в Беларуси. Реакция Запада и ближайших соседей республики, по-вашему, достаточна?

- Мне очень жаль, что Запад реагирует на события в Беларуси меньше, чем надо. Я, правда, очень переживаю за Навального. Но на ситуацию с ним реакция западных политиков была более стремительной и четкой, чем на события в Беларуси.

Я могу понять официальную Грузии, которой восемь лет правит российский олигарх и пропутинское правительство. Они реагируют также, как Россия. Но не могу понять, чем руководствовались украинские власти, когда делали свои заявления. Надеюсь, мы когда-нибудь узнаем, какая политическая целесообразность стояла за таким решением.

События в Беларуси уже многих людей заставили по-другому взглянуть на ситуацию. Я даже по комментариям под своими постами в фейсбуке вижу, насколько эта тема разделила людей.

Говорят, не политические взгляды определяют, хочешь ты с каким-то человеком дружить или нет. Раньше и я считала: политические взгляды разные - ну, и пускай. Но чем старше я становлюсь, тем больше я не соглашаюсь с этим постулатом. А после событий в Беларуси полностью поменяла к этому свое отношение. Поясню, почему.

Есть человек, которого я считаю своим другом. Он говорит мне: будет лучше, если у власти в Беларуси останется Лукашенко (таких в Украине нашлось немало). Я задумалась, а что у меня с ним общего? Данное умозаключение основывается на его системе ценностей и подразумевает под собой много аспектов, а в первую очередь, покушение на свободу выбора.

Когда кто-то, кого ранее я считала своим близким, говорит "Конечно, я за Лукашенко", для меня это означает, что он отрицает фундаментальную ценность человечества - свободу выбора. А свобода выбора - это базовое право каждого живущего на Земле. Если система ценностей привела человека к такому умозаключению, тогда у нас с ним ничего общего нет. Поэтому пусть не обижаются бывшие друзья: если вы за Лукашенко, нам с вами не по пути.

Люди на улицы белорусских городов с цветами и шариками выходят. А вы за Лукашенко, который с автоматом бегает? Даже если он когда-то сделал миллион хороших дел для страны, это не дает ему право отнимать у целой нации свободу выбора.