18 сентября 2020, пятница, 16:29
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Улица, которая ведет к победе

15
Улица, которая ведет к победе
Ирина Халип

Выходить надо за самих себя.

Невероятно, но факт: еще ни разу в истории бархатная революция, мирная смена власти, отстранение диктатора (синонимический ряд можете продолжить сами) не произошли без массовых протестов. Мирных, разумеется. Схемы были разные, фон – один.

Конечно, можно фотографировать бюллетени. Рассылать их по онлайн-платформам и выставлять в социальных сетях. Потом писать жалобы. Много жалоб. На запрет агитационного митинга. На принуждение военнослужащих и студентов к досрочному голосованию. На отказ зарегистрировать наблюдателем. На недопущение к подсчету голосов. На подмену протокола. На запрет экзит-поллов и независимых социологических исследований. Писать можно в Центризбирком, исполкомы, ДОСААФ – куда угодно. Заспамить все государственные органы жалобами и парализовать их работу – идея, конечно, отличная.

Автор «198 способов ненасильственного сопротивления» Джин Шарп, которого я в последние месяцы зачитала до дыр, наверняка порадовался бы. Вот только они – работники всевозможных органов – в ответ на это разве что наймут на наши деньги еще нескольких человек, которые будут раскладывать распечатанные на принтере стандартные ответы по конвертам и надписывать адреса. А то и вовсе отмахнуться, как Ермошина, отправившая в мусорку сотни тысяч подписей и отказавшись рассматривать жалобы на это беззаконие. То есть в качестве отдельного перформанса или составной части большой кампании – идея неплоха, но сама по себе она никак не ведет к смене власти. А вот выход на улицы – ведет. Только он, собственно, и ведет.

Вариантов мирного сопротивления на улицах тоже немало. Мы просто привыкли к тому, что это непременно колонна с флагами, которую или разгонят (если людей много), или дадут пройти по проспекту и провести митинг в конечной точке. А ведь тут вариантов тоже много, и нынешним летом белорусы начали их использовать – сами придумали, обогатили новыми формами классический труд Джина Шарпа. Никто никого не учил ни в очередь выстраиваться (ну, положим, те, кто пожил при СССР, еще помнят, как это делается, а вот молодежь освоила этот флешмоб инстинктивно правильно), ни в цепочки солидарности становиться, ни кружить по городу, доводя до истерики ментов. А сколько еще есть интересных возможностей мирного выхода на улицы, которые пока нами не испробованы! Массовый забег на роликах, к примеру, или всеобщее сидение на асфальте, или вообще лежание – что может быть более мирным протестом, чем прийти и лечь посреди площади?

Впрочем, это так, фантазии. Белорусы с начала пандемии научились мгновенно самоорганизовываться и придумывать самые эффективные формы любого совместного действия. Главное – это выйти.

Если кто-то опасается выходить на акцию протеста, то можно выходить вовсе даже и не на акцию протеста. 9 августа, между прочим, - день строителя. А мы ведь все строители, правда? Кто-то построил дачу, кто-то баню, кто-то кукольный домик для детей, кто-то башню из кубиков. Мы все просто обязаны отметить наш профессиональный праздник. Тем более что после 9 августа нам снова предстоит большое строительство. И не башню из кубиков будем строить, а страну, как после войны, из руин восстанавливать.

В последнее время я часто встречаю в социальных сетях полемику на тему «а что, если Тихановская – проект Кремля? А зачем мне это нужно – рисковать ради нее?» Скептикам могу сказать одно: забудьте про Тихановскую. Забудьте про объединенный штаб, досрочное голосование, ермошинские бредни. Будьте эгоистами, думайте только о себе. Не стоит выходить на площадь ради кого-то другого. Выходить можно только ради себя самого. Или ради своих детей и престарелых родителей – тех, кто не может это сделать самостоятельно. Других вариантов нет.

Я стояла на всех площадях, ходила в колоннах все двадцать шесть лет. И никогда не делала этого ради кого-то. Вы же вряд ли можете заподозрить меня в том, что я могла бы куда-то пойти в 2001 году ради Владимира Гончарика? Извините, не мой герой. Ради Гончарика я бы не двинулась с места. А ради себя и собственного будущего – запросто. В 2006 году я тодже выходила вовсе не за Александра Милинкевича. И даже – открою вам секрет – мы вместе с мужем Андреем Санниковым в 2010 году выходили на площадь за себя и за нашего сына. И не представляю, как вообще может быть по-другому.

Мы так отвыкли от перемен, что многие начали их бояться. Черт его знает, как оно будет там, за историческим поворотом, и какие испытания нам еще предстоят. А так вроде и притерпелись. Испытания, конечно, предстоят. Но и решения принимать будем мы с вами, а не кучка маразматических геронтократов.

Вспомните лица тех, кто сидел третьего дня и слушал Сашу три процента. Сонные мухи и снулые рыбы. Политбюро СССР в худшие времена. Дешевые изделия, небрежно выструганные из одного полена. Кучка иждивенцев, жрущих и пьющих за наши деньги. Вы же не хотите, чтобы они еще пять лет спали в эфире в промежутках между банкетами?

Мы – в настоящем. Они – в далеком прошлом. Пути в будущее нет, пока мы не скинем с себя этот мертвый груз. Стряхнем балласт – начнем дышать.

Ирина Халип, специально для Charter97.org