25 октября 2020, воскресенье, 19:40
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Лукашенко чувствует свое поражение

35
Лукашенко чувствует свое поражение
Фото: ТАСС

Страхи и стыд тайной «инаугурации».

Пустынный проспект города, который на видео кажется мертвым. По проспекту летит кортеж из нескольких автомобилей в сопровождении мотоциклистов. В лимузине сидит пожилой правитель. Некоторые неблагодарные граждане называют его тираном и диктатором. Но это неважно, потому что правитель едет на инаугурацию. Через час он вступит в должность президента страны. В очередной раз. И все будет как прежде, будет правильно, будет так, как он решил.

Это стыд?

Вы думаете, я рассказываю про Владимира Путина, который в 2012 году ехал в Кремль на собственную инаугурацию по вымершей Москве? Нет, все это мы наблюдаем буквально сейчас в Минске. Лукашенко организовал спецоперацию по проведению церемонии вступления в должность. Человек, который утверждает, что за него проголосовали 80 процентов населения, проводит инаугурацию тайно. Это, конечно, потрясающее по своей жалкости зрелище! Где рабочие заводов, где труженики села, где прямая трансляция по всем государственным телеканалам страны? Где народное ликование, слезы радости и рекордный урожай картошки? Что это: неужели стыд?

Чего может стыдиться Лукашенко, если, как он сам многократно повторял, на улицах против него выступают лишь горстки проституток и наркоманов? Неужели привезенные из России телевизионщики не смогли создать убедительную картинку толпы сторонников, которые приветствуют кортеж по ходу его следования? А может в Беларусь завезли как раз тех спецов, которые делали съемку проезда президентского кортежа для Путина в 2012 году? А вдруг Лукашенко так и сказал: хочу как Путин! Так или иначе, белорусское телевидение в те судьбоносные минуты, когда глава ЦИК Лидия Ермошина вручала удостоверение президента Александру Лукашенко, показывало сериалы и шоу. Так, видимо, всем было спокойнее, и стыдиться нечего.

Это страх?

И все же вопрос, почему церемонию провели в условиях строжайшей секретности, остается открытым. Возможно, Лукашенко не так уж оторван от реальности, как принято думать. Он понимает, что нет никаких 80 процентов. Что пустить на церемонию можно не больше нескольких сотен самых проверенных товарищей. Что лучше обойтись без послов, особенно европейских. Да они и не придут: все, небось, до сих пор пьют чай в гостях у Светланы Алексиевич. И телевизионщиков надо по минимуму. Вдруг среди них найдется какой-то неблагонадежный звукооператор, который сможет сорвать важный процесс. Поэтому логично, что не было прямого эфира.

Гадать о причинах решения провести все в тайне можно долго, но факт остается фактом: торжественной и масштабной прошедшую церемонию инаугурации назвать нельзя. И в этом плане Лукашенко чувствует свое поражение, сейчас в нем говорит страх. Он боится своих граждан. Он понимает, что теперь обречен быть либо с автоматом в вертолете, либо тайно собираться с небольшой группой своих ближайших сторонников, чтобы делать друг другу приятные вещи. Ну еще можно съездить в Россию. Только не в Ростов-на-Дону, там уже Януковичем занято.

Почему сейчас?

Но вернемся к столь стремительно проведенной инаугурации: зачем была нужна эта церемония именно сейчас? Что нового может дать очередное президентское удостоверение? У Лукашенко в запасе было еще время: по закону президент вступает в должность не позднее, чем через два месяца после дня голосования. И все же Лукашенко решил провести инаугурацию сейчас. Почему? О чем-то таком договорился с Владимиром Путиным в Сочи? Выделенный Россией кредит дал ему дополнительную уверенность в себе? Решил, что ситуация с протестами зависла в определенной фазе, и ничего более серьезного уже не будет? Надеется, что вступление в должность даст ему какую-то дополнительную козырную карту в борьбе за сохранение статус-кво?

Все это похоже на самосбывающееся пророчество: Александр Лукашенко говорит про цветную революцию и свержение власти, устраивает секретную инаугурацию, таким образом он провоцирует в людях еще больше раздражения и отчаянной готовности протестовать, он привлекает к акциям все больше и больше участников. Причем, провоцирует Лукашенко не только своих граждан. Судя по всему, европейские страны, которые до этого занимали какую-то невнятную позицию, после инаугурации будут формулировать ее гораздо четче: мы не признаем Александра Лукашенко президентом, он нелегитимный глава республики. Уже выступили Словакия, Литва, Германия, Латвия, Эстония, Дания, Чехия. Рассчитывал ли на такой результат сам Лукашенко? Сложно сказать. Возможно, он так увлекся описанием главного врага в Европе и главного союзника в России, что не посчитал это серьезным последствием инаугурации. Впрочем, это не объясняет, почему на церемонию не позвали российскую делегацию.

Кто рядом?

На самой церемонии перед Лукашенко в зале сидело несколько сот человек, которым он рассказывал об убедительной и судьбоносной победе на выборах, о поддержке граждан, о том, что белорусы не дети, а сознательная нация. Примечательно, что все предыдущие свои выступления Лукашенко строил как раз на образе сложных взаимоотношений родителя (президента) и неразумных, но любимых детей (граждан). Сейчас спичрайтеры решили, видимо, что надо сделать акцент на осознанном и взрослом выборе, который якобы сделали белорусы.

Зрители аплодировали в нужных местах, но о чем они думали? О том, что им пришлось по секрету собираться в президентском дворце? Может, кто-то даже соврал жене, отвечая на вопрос о планах на день. Вдруг разболтает подружкам. А тут дело государственной важности и государственной же секретности. Думали ли они о том, как будут возвращаться домой? Что будет происходить в ближайшие дни в Минске и других городах? О санкциях Запада? Но главное: верили ли они Лукашенко или нет?

Так много в последнее время было сказано о расколе элит, без которого невозможен уход Лукашенко! То, что на церемонию пригласили несколько сотен, а не пару тысяч — это уже раскол или пока нет? Все это сборище было похоже на сеанс массового самовнушения, что ничего не изменилось, что ситуация вот уже 26 лет под контролем. Но сколько этот контроль продлится после инаугурации? Кто может гарантировать всем находящимся в большом зале президентского дворца стабильность, безопасность, сохранение должностей, уровня доходов и свободы?

Верят ли они, что их будущее зависит только от пожилого правителя, который по зачищенным улицам пробирался на собственную церемонию инаугурации?

Татьяна Фельгенгауэр, «МБХ медиа»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».