25 января 2021, понедельник, 16:05
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Это касается всех нас

18
Это касается всех нас
Ирина Халип

Отбить, освободить, встать стеной и не допустить.

В октябре, когда мать двоих детей Полину Шарендо-Панасюк вызвали на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, благодаря призывам в социальных сетях ее пришли поддержать десятки брестчан. Они вошли в здание исполкома, но в помещение комиссии никого не пропустили, кроме родственников. Тогда Полина встала в дверях и отказалась проходить дальше. Тетка из комиссии пыталась убедить ее закрыть дверь и оставить пришедших в коридоре: «Это касается только вас», - говорила она. А из коридора женские голоса дружно отвечали: «Это касается всех нас, у нас тоже дети!»

«Это касается всех нас». Пожалуй, самая важная фраза в истории белорусского сопротивления – как последних месяцев, так и последних двадцати лет. Только когда каждый осознавал, что любой произвольный арест, избиение, давление на детей касается не того, кто подвергся репрессиям, а всего общества, нам удавалось помочь – отбить, освободить, встать стеной и не допустить.

Детей Полины Шарендо-Панасюк в октябре отстояли неравнодушные брестчане, которые отказались уходить из здания исполкома, где заседала комиссия. Сегодня мальчики снова в опасности: Полина арестована и помещена в СИЗО по обвинению в насилии в отношении сотрудника органов внутренних дел. Статья 364, до шести лет лишения свободы. Несколько раз ее уже задерживали по административным статьям, но посадить, как они это любят – на 15 суток, потом добавить, потом еще добавить, и так до бесконечности, - не смогли. Потому что давать арест матерям несовершеннолетних детей запрещает административный кодекс – это знают даже белорусские судьи, при всех их весьма хилых юридических познаниях. Зато сажать матерей по выдуманным уголовным статьям – это запросто и даже приветствуется. Так что раз не получается арестовать Полину по традиционной 23.34 КоАП – пусть получит 364 УК. А дети – ну так раньше надо было о детях думать, когда в депутаты выдвигалась, требовала в государственном телеэфире отставки Лукашенко, на митинги ходила. Тем более что муж Полины Андрей Шарендо аккурат под Рождество получил очередные 15 суток. Вернее, сначала он провел за решеткой новогоднюю ночь, потом его освободили, а теперь осудили. В суд 6 января Андрей, разумеется, не пошел. По телефону, когда я по привычке сказала «созвонимся позже», он предупредил: «Я не знаю, сколько еще пробуду на свободе. Может, пару дней, а может, и пять минут».

Пока Андрей дома, с сыновьями. Он не знает, когда за ним придут, и старается успеть помочь жене: поговорить с адвокатом, принести передачу, перевести деньги на «отоварку» на тюремный счет. В том же Бресте еще двое маленьких детей в любой момент могут оказаться в загребущих лапах системы: по той же статье, которую «шьют» Полине Шарендо-Панасюк, уже судят 29-летнюю Дарью Полякову. Муж Дарьи умер в прошлом году. Детей она воспитывает одна. К счастью, Полякова пока под подпиской о невыезде – ее не отправили в СИЗО. Но если ей дадут реальный срок, система не замедлит прийти за детьми. Кстати, у Катерины Борисевич, журналистки Tut.by, первой опубликовавшей информацию о нуле промилле в крови Романа Бондаренко, тоже есть несовершеннолетняя дочь. При этом Катерину уже почти два месяца держат в СИЗО КГБ.

Эти представители неизвестного науке биологического вида, которые убивают, сажают, пытают, наверняка долго наблюдали за поведением человека и твердо усвоили одну человеческую особенность: ради детей люди готовы на все. Значит, матерей нужно непременно сажать в тюрьмы в надежде победить весь народ – этим нехитрым оружием они овладели в совершенстве. Но у нас есть свое оружие против них. Это – солидарность и способность мгновенно группироваться.

В сентябре мы все вместе освободили из приюта шестилетнего сына активистки Елены Лазарчик. Одного поста в «Фейсбуке» хватило, чтобы на следующий день сотни минчан пришли к зданию приюта с требованием отдать мальчика матери. Туда даже омоновцев не присылали: понимали, что с людьми, защищающими ребенка, лучше не связываться, особенно если их много. В октябре брестчане точно так же – мгновенным сбором у здания исполкома после постов в соцсетях и информации на «Хартии» – отстояли детей Полины и Андрея Шарендо. Но представители иного биологического вида, временно отступая, возвращаются. Придумывают новые статьи, фабрикуют новые уголовные дела и возвращаются.

Чтобы они не вернулись никогда и отстали наконец на веки вечные от наших детей, мы должны уничтожить всю систему. И если раньше многие утверждали, что ни в чем не участвуют и молчат ради своих детей, то теперь все наконец уяснили, что между каждым ребенком и режимом существует прямая связь: если мы хотим спасти детей наших героев и своих собственных детей, Лукашенко должен уйти. По-другому не будет. Многие пытались действовать иначе – через молчание и встраивание в систему. Ни у кого не получилось. Поэтому сегодня на улицах все. А это значит, что скоро и Полина, и Катерина, и Дарья, и еще сотни белорусок будут свободны. Весна близко. Она становится ближе с каждым новым флагом в окне. С каждым новым участником акций протеста. С каждым свободным словом, произнесенным без страха. С каждым письмом политзаключенному. С каждым шагом на Площадь.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».