20 мая 2022, пятница, 13:19
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Карин Карлсбро: Белорусы должны готовиться к изменениям

6
Карин Карлсбро: Белорусы должны готовиться к изменениям
Карин Карлсбро

Беларусь с радостью примут в европейскую семью народов.

Есть ли угроза нападения путинских войск на ЕС? Мог ли Запад остановить Кремль до его вторжения в Украину. Об этом сайт Charter97.org поговорил с депутатом Европейского парламента от Швеции Карин Карлсбро.

— Серьезно ли в Швеции относятся к заявлениям российской пропаганды о том, что нужно оккупировать остров Готланд?

— Думаю, мы должны серьезно отнестись ко всем таким угрозам со стороны России, не только к этой. Если мы оглянемся назад, то в более длительной перспективе мы увидим долгую историю российских угроз и, если можно их так назвать, вмешательств в то, какой выбор должна делать Швеция, когда речь идет о внешней политике и безопасности, оборонной политике и структуре.

Думаю, мы должны напомнить самим себе о том (это было не 200 лет назад, а когда я была ребенком), как российская подлодка появилась к югу от Швеции. И это было не просто совпадение. Они вели военную деятельность около наших стран, исследовали нашу береговую линию. Безусловно, Швеция представляет стратегический интерес для России. И именно поэтому Россия всегда пыталась подтолкнуть нас к линии поведения, которая выгодна им.

Итак, мы привыкли к различного рода угрозам со стороны России, но то, что мы видели в последние месяцы, это более конкретные угрозы. В феврале россияне направили письмо нашему правительству с требованиями по безопасности. В начале марта произошел инцидент с четырьмя российскими самолетами, пересекшими шведскую границу недалеко от Готланда. Конечно, это была реакция на поддержку Швецией Украины, на наши шаги, направленные на улучшение нашего сотрудничества с НАТО.

Россия действует так уже много лет, но это более конкретно и более определенно, это также поддерживается Кремлем. Пресс-секретарь МИД РФ Мария Захарова высказалась очень ясно: мы должны понимать, что сближение Швеции и НАТО будет иметь последствия.

То, что они говорят и делают, имеет, конечно, влияние. Для моей партии (Карин Карлсбро — член шведской партии «Либералы» — прим.) было очень важно организовать военную защиту Готланда. В течение нескольких лет на этом острове не было военной обороны, но теперь там снова есть вооруженные силы, а также оборудование для защиты воздушного пространства Готланда.

— Будет ли Швеция в большей безопасности, если она вступит в НАТО?

— Да, с 1995 года я выступала за членство Швеции в НАТО . Когда я была президентом «Молодых либералов Швеции», мы подталкивали нашу основную партию к тому же направлению. «Либералы» стали первой политической партией в стране, занявшей позицию в пользу членства Швеции в НАТО в 1999 году. Это был ответ на то, что творилось в России с приходом к власти Путина. Мы проанализировали, и это было важно, что ситуация движется в неправильном направлении. Можно было заметить маленькие сигналы. У нас было окно возможностей, так как не было подобных угроз. Почему было бы не воспользоваться случаем и в мирное время не сделать это? Итак, это моя принципиальная позиция по этому вопросу. И вот, впервые, по последнему опросу общественного мнения, 51% населения Швеции хочет вступить в НАТО.

— Как вы думаете, Запад упустил возможность отреагировать на действия России еще тогда, когда шла война в Чечне?

— Да, я так считаю.

— Что нужно было делать, когда путинская Россия впервые прибегла к агрессии?

— Мы точно знаем, что делал Путин в Чечне, в Украине [в 2014 году], в Сирии. И мы также знаем, что Путин делал в России против русских. Но в то же время Германия решила закрыть свои атомные электростанции и больше, чем когда-либо, полагаться на российский газ. И «Северный поток—2» строился в это же время.

Нельзя сказать, что мы ничего не видели. Но некоторые страны ЕС закрыли глаза на происходящее. Это было, конечно, очень наивно.

— Чего пытается добиться Путин, сравнивая с землей украинские города?

— Это безумие, то что мы видим. Логики нет. Это как террорист-смертник. Это нелогично, ведь если ты за что-то сражаешься, ты сражаешься за реку или за природный ресурс. Ты сражаешься за что-то. В Украине, братской стране с русскоязычным населением, это было безумием с самого начала.

По-моему, становится все яснее, что он хочет, как говорят мои украинские друзья, стереть Украину с карты, полностью ее уничтожить, чтобы ее не было. «Если я не могу это получить, то я это уничтожу», — это, в каком-то смысле, очень инфантильно.

Будет ли он довольствоваться восточной частью Украины? Остановится ли он где-нибудь? Я так не думаю. Вот почему Путин так опасен. С другой стороны, думаю, что это придает ему аппетит, чтобы «есть» еще больше. И если дела не идут так, как хочет Путин (на самом деле, у него сейчас действительно проблемы), он разрушит страну.

— Путин не давал никаких гарантий, что он не применит ядерное оружие…

— …или химическое, или биологическое оружие. Вот почему я думаю, что Путина нужно остановить сейчас.

— Следует ли принять Украину в ЕС?

— Да, конечно.

— Как это возможно в практическом плане?

— Мы попросили Еврокомиссию разработать специальный план для скорейшего составления дорожной карты для членства в ЕС. Конечно, все члены ЕС соблюдают стандарты в том, что касается верховенства закона, возможности применять законодательство ЕС и тому подобном.

Но мы находимся в совершенно новой ситуации. Есть страна, которая фактически борется за свое существование, а это также борьба за европейские ценности, Европейский Союз. Так что политический месседж о том, что «мы вас принимаем», я думаю, единственный месседж, который можно дать. Сказать им «нет» — это тоже месседж. И это было бы тотальным предательством украинцев, потому что их борьба — это и наша борьба.

Как шведка я принимаю очень близко к сердцу эту ситуацию, потому что они не являются членами НАТО, как и Швеция не является членом НАТО. Швеция и Украина имеют одинаковый уровень сотрудничества с НАТО. Это значит, что вы проводите вместе с НАТО учения, вы обмениваетесь информацией, вы делаете много чего, но вы не защищены. Поэтому они сражаются за нас.

Принять их, если они захотят в ЕС, иметь для этого общую дорожную карту — вопрос не того, чтобы просить украинцев выполнять свои будущие обязательства по поводу верховенства права. Я совершенно уверена, что они это сделают. И сегодня неправильно делать на этом акцент.

— В Беларуси многие считают, что если бы Запад в 2020 году жестко реагировал на события в Беларуси, то это был бы сильный сигнал для Лукашенко и Кремля, а войны можно было избежать.

— Невозможно сказать наверняка. Не уверена, что это так просто, потому что я думаю, что Путина должны были остановить намного раньше 2020 года. Думаю, он бы выждал подходящего момента. Но общий вывод таков, что мы должны были гораздо раньше действовать жестче, сплоченнее, сильнее в ЕС, в ООН, во всех международных организациях.

Проблема в том, что Запад, в том числе и мое правительство, доверяли Кремлю, а им доверять нельзя, потому что видно: они что-то делают и что-то говорят, а потом делают по-другому. Но проблема в том, что мы доверяли России. Но, конечно, более жесткие санкции в отношении Беларуси усложнили бы задачу. Но дело не только в санкциях. Я думаю, что мы должны вернуться к нашим деловым отношениям с Россией, когда речь идет о газе. Путин знает свои позиции, когда он может отключить нам газ и поставить нас в довольно сложную ситуацию.

— Что бы вы сказали народу Беларуси, выступающему против войны и режима Лукашенко?

— Во-первых, мы видим, знаем, следим за происходящим. Я думаю, что вся информация, которая выходит наружу, важна, чтобы помочь нам действовать и просить санкций, просить больших мер, основанных на правде, потому что то, что творится в России и Беларуси — это зло, это ад.

Это может быть неочевидным, но распространять информацию на весь мир очень важно. И я думаю, что «Вясна», например, смелые люди в «Твиттере», соцсетях, которые распространяют информацию, они действительно делают замечательную работу.

Также люди должны знать, что Светлана Тихановская делает отличную работу, рассказывая миру, людям вне Европарламента и политических зданий. Она выступает перед действительно большым числом зрителей и представляет другую Беларусь, а не Беларусь Лукашенко. В будущем, я надеюсь, по крайней мере, белорусский народ будет решать свою судьбу и будущее. Их с радостью пригласят и примут в европейскую семью, если они захотят.

В долгосрочной перспективе, это не является устойчивой системой — иметь правителя вроде Лукашенко, десятилетиями крадущего власть у народа. Есть поколение, которое не видело другого правителя, кроме него, потому что он украл власть у этого поколения. Настанет день, когда это закончится. Белорусы должны готовиться к изменениям, потому что это не будет длиться вечно.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».