1 июля 2022, пятница, 23:22
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Решение в Кремле принято: что сегодня на столе у Путина

36
Решение в Кремле принято: что сегодня на столе у Путина

Директор Службы внешней разведки РФ случайно озвучил следующий пункт плана.

Насколько я понимаю, в Кремле было принято решение о присоединении Донецкой и Луганской областей к РФ — в качестве обычных субъектов федерации, как Крым.

В этой ситуации куратором региона становится не человек, отвечающий за отношения с Украиной и Молдовой — заместитель главы администрации президента РФ Дмитрий Козак, а первый заместитель главы администрации президента РФ Сергей Кириенко, отвечающий исключительно за внутреннюю политику. Он больше ничем не занимается, только внутренней политикой, и если он приехал в Мариуполь, значит, он приехал в Россию — с точки зрения Кремля, чтобы готовить присоединение к России.

Если Кириенко появится в Херсонской области, это будет означать, что принято решение о том, что Херсонская область станет частью РФ. Это нужно осознать. То же произошло в 2014 году с Крымом — там сменился куратор. Суркова отодвинули от Крыма, захватом которого он занимался просто потому, что он не занимался внутренней политикой на тот момент.

План Путина — это полная интеграция всех территорий Украины в состав РФ. Ранее считалось, что могут быть не присоединены западные области, потому что россияне ожидали, что на Востоке не будет сопротивления, будет парад — а на Западе будет сопротивление, то зачем сюда лезть. Но поскольку сопротивление есть повсюду, планы изменились, и теперь считается, что граница РФ должна быть на границе с Польшей и Венгрией, и эти планы должны осуществляться, чтобы перейти к следующим действиям по присоединению белорусских земель и по завоеванию Казахстана — это то, что сегодня на столе у Путина.

И директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин тогда, в феврале, не импровизировал на Совбезе, он просто озвучил следующий пункт плана. При этом он мог играть свою игру — он мог считать, что, когда произойдет присоединение, все вспомнят о его государственной мудрости. Нарышкину не очень уютно в службе внешней разведки РФ, он — бывший публичный политик, очень болезненно переживает то, что вышел из публичной политики и хочет туда вернуться, еще и потому, что считает, что место руководителя разведки — не то, с которого можно стать наследником вождя. Я так понимаю, его идея заключалась в том, что он будет радикальнее всех — чтобы потом, когда не будет Путина, вспомнили, что именно Нарышкин был объединителем земель, подталкивал Путина к принятию решений.

Что касается того, не пугает ли Сергея Кириенко перспектива отвечать за военные преступления, то он, со своей стороны, может быть уверен, что за военные преступления придется отвечать не ему, а президенту Украины Владимиру Зеленскому или другим украинским руководителям, если они будут захвачены российскими спецназовцами. У него совсем другие взгляды на жизнь, чем у нас с вами. И он совершенно точно помнит, что является одним из руководителей ядерного государства, на территорию которого никогда не ступит нога солдата зарубежной армии, а если ступит, то страна, солдат которой решит это сделать, может стать жертвой ядерной доктрины РФ.

Для того чтобы в свое время сменилась власть в бывшей Югославии, НАТО пришлось проводить военную операцию против этой страны, пользуясь тогдашней политической и военной слабостью России. Это был неудачный исторический момент для президента Союзной Республики Югославия Слободана Милошевича, когда российское руководство не хотело и не могло идти на прямую военную конфронтацию с Западом, в результате режим Милошевича разрушился, а он сам попал в Гаагу. Но я не считаю, что есть какие-то предпосылки для такой катастрофы российского политического режима, потому что не вижу возможности провести такую операцию против России с уничтожением российских военных объектов, как это было с бомбардировкой НАТО военных объектов Сербии и Черногории.

<...>

Что можно считать победой Украины? Восстановление территориальной целостности и вступление в НАТО, потому что восстановление территориальной целостности без вступления в НАТО будет означать потерю этой целостности через пять-десять лет. Но что будет при этом с Россией? Она останется в своих границах, и вряд ли Путин или Кириенко будут чувствовать себя менее безопасно в такой ситуации.

Если говорить о вероятности использования Россией ядерного оружия, то с точки зрения российской военной доктрины разделяется использование тактического и стратегического ядерного оружия. Стратегическое считается оружием сдерживания, его нельзя использовать, потому что попытка это сделать приведет к гибели самой России. А вот тактическое можно использовать ради деэскалации конфликта — как элемент угрозы: «Вот мы подорвем, и они сразу поймут, что не надо нам сопротивляться».

Но вопрос в том, что на Западе такого разделения нет. На Западе тот, кто использует ядерное оружие — это преступник. Считается, что после произошедшего во время Второй мировой войны это оружие больше использовать нельзя, ни в коем случае. Вся система мировой безопасности устроена так, что ядерное оружие не может быть использовано. Как только одна из ядерных стран это сделает, все изменится — не имеет значения, где она его использует, против кого и какое. Если в Москве правильно понимают это, то они никогда в жизни не используют тактическое ядерное оружие, потому что это приведет к тектоническому смещению в международных отношениях. Если не понимают, тогда, к большому сожалению, может начаться третья мировая война.

Все разговоры России о вступлении Украины в НАТО — это исключительно повод для того, чтобы на Украину напасть. Россию действительно не интересует, кто есть в НАТО, а кто нет, потому что она точно знает, что НАТО ей не угрожает. Россию интересовало, чтобы Украина не была в НАТО, чтобы она могла в любой момент на Украину напасть. Для российского политического мышления Украина — это failed state, несостоявшееся государство, и вообще часть российских земель, которые находятся под влиянием Запада, и которые нужно просто отвоевать.

Никаких сил Россия не будет отводить от украинского фронта [из-за намерения Финляндии присоединиться к НАТО], потому что ей не интересна Финляндия. Она была интересна России в 1938—1939 годах, но россияне проиграли эту игру. Тогда они тоже не считали Финляндию государством, однако со временем это изменилось — не думаю, что сегодня есть россияне, считающие, что Финляндия должна стать частью российской империи. А Украина — пожалуйста, Беларусь — пожалуйста. То, что реально интересует Путина на данном этапе развития, это Советский союз. Возможно, кроме Латвии, Литвы и Эстонии, но только потому, что они — в НАТО.

И если мы не будем членами НАТО, нельзя будет гарантировать устойчивое развитие украинского государства. По крайней мере, на период, пока Владимир Путин является президентом РФ — после его ухода может что-то измениться. По крайней мере, может появиться геополитическое окно возможностей, лет на 10−15, до новой фазы российской агрессии.

Что касается российской пятой колонны в Украине, и продолжит ли она свое существование в будущем, то это зависит исключительно от того, какие выводы сделает украинский народ после окончания войны. Он может сделать выводы, которые будут противоположны здравому смыслу — так было уже неоднократно в нашей национальной истории. Если это произойдет снова, придется жить с тем, что народ будет избирать в парламент и в местные органы власти.

Виталий Портников, «Новое время»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».