4 декабря 2022, воскресенье, 20:56
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Зачем платить зарплату прокурорам?

20
Зачем платить зарплату прокурорам?
Ирина Халип

А Карфаген, соответственно, должен быть разрушен.

Вчера минчанку Ольгу Ковалеву приговорили к трем годам колонии. Все как у всех: неожиданный арест, три статьи УК, четыре месяца в СИЗО, суд, приговор. Типичная, в общем, история. И важная деталь, которая еще год назад казалась бы аномалией, ошибкой, мутацией или еще чем-то из ряда вон выходящим: прокурор просил для Ольги два года лишения свободы. Но судья Дмитрий Карсюк не мелочился – чего там «двушечку» давать, пусть будет полновесная «трешечка».

Может быть, дело в Карсюке? Правозащитники его еще в прошлом году называли одним из самых репрессивных судей: отправил за решетку не один десяток политзаключенных, а если сложить все сроки, к которым он их приговаривал, то этими сроками можно будет обернуть экватор. Но – нет, это не личная инициатива Карсюка. Журналистку «Белсата» Ирину Славникову судили не в Центральном суде Минска, а в Гомеле. И прокурор требовал четырех лет лишения свободы. А судья Николай Доля приговорил ее к пяти годам колонии.

Журналиста Дениса Ивашина судить повезли в Гродно. Судья Валерий Романовский постановил: 13 лет и один месяц за измену государству. Суд был закрытым, поэтому прокурора с его обвинительной речью никто услышать не смог. Зато мама Дениса Людмила Ивашина, получив после приговора разрешение на свидание с сыном, вышла оттуда совершенно потрясенная: Денис рассказал, что прокурор требовал для него девять лет лишения свободы. Судья же не годик накинул, как Карсюк и Доля, а просто увеличил срок в полтора раза. Разные судьи, разные судьбы, разные города, разные статьи обвинения. А тенденция общая: сроки больше запрашиваемых.

Раньше (при том, что приговоры по политическим делам всегда выносились не судьями и вообще не в судах) режим все-таки создавал дымовую завесу и ставил профессиональные судебные шоу. Прокурор обвинял, адвокат защищал, судья с глубокомысленным видом говорил, что удаляется на совещание, и объявлял перерыв, как будто на анализ аргументов обвинения и защиты и принятие решения ему требуется время. Прокурор потребовал пять лет, адвокат попросил оправдать подзащитного, судья дал четыре года – приблизительно такая формула и работала. Помню, когда судьи стали выносить приговоры в точном соответствии с требованиями обвинения, белорусы возмутились: как это так, на защиту теперь вообще внимания не обращают? Сколько прокурор сказал – на столько и посадят, как же так? Люди не знали, что это, оказывается, были хорошие новости, а вовсе не наоборот.

Теперь мы пришли к тому, что сроки стали больше запрашиваемых, над постановкой шоу уже никто не работает, и даже время для вынесения приговора судьи больше не берут. Когда родственники Елены Лазарчик приехали в Могилев на оглашение приговора, оказалось, что они перепутали и сейчас суд будет слушать в закрытом режиме ее последнее слово. Но им сказали: да вы не переживайте, погуляйте тут немного, через часик и приговор будет. Подозреваю, что приговор был не «через часик», а еще накануне отпечатан, подписан и скреплен всеми печатями и штампами.

Но тогда возникает совершенно очевидный вопрос: а зачем в Беларуси вообще существуют прокуроры, если от их требований уже отмахиваются, как от летних мух? Сотни непонятно чем занятых людей, у которых теперь уже нет вообще никаких функций, кроме надевания синей формы. Кстати, пошив формы – это ведь тоже большие деньги. А зарплаты, премии, тринадцатые, квартальные, больничные, отпускные – гигантские средства выбрасываются на содержание многих сотен людей, которых вполне может заменить одна-единственная секретарша, обзванивающая суды и диктующая телефонограммы с приговорами. Бесхозяйственность налицо.

Так что предлагаю вообще упразднить прокуратуру. Она больше не нужна даже для судебных постановок. Никому же не придет в голову платить зарплату, к примеру, театральному занавесу, вендинговому аппарату или роботу-пылесосу. Впрочем, нет, они все-таки пользу приносят, сравнение некорректное.

А вообще, может, и к лучшему, что все происходит именно так. Потому что бороться с чистым, незамутненным, сверкающим всеми гранями злом всегда проще. А когда оно наряжается в форму или мантию, обвешивается декорациями и обкладывается реквизитом, многие просто перестают его различать за всей этой мишурой. И думают: а может, Автухович и правда не должен быть признан политзаключенным?.. Должен. А Карфаген, соответственно, должен быть разрушен.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».