23 апреля 2024, вторник, 12:01
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Боец полка Калиновского: Режим Лукашенко можно победить только с оружием в руках

18
Боец полка Калиновского: Режим Лукашенко можно победить только с оружием в руках

Боец рассказал о боях под Бахмутом, освобождении Украины, а затем — свержении Лукашенко.

Российские оккупанты уже несколько раз говорили, что взяли Бахмут или Соледар, а на самом деле они брали «только за щеку», говорит Марк — боец батальона Волат с полка Кастуся Калиновского.

В интервью Radio NV он рассказал о тактике «вагнеровцев» и армии РФ на бахмутском направлении, последствиях возможного вторжения Беларуси в Украину, а также о том, почему режим узурпатора Александра Лукашенко можно победить только с оружием в руках.

— Видел в телеграм-канале полка Калиновского видео штурма позиции оккупантами под Бахмутом. Там мы можем увидеть и мертвую русню, и одновременно с этим, к сожалению, наших бойцов тоже. Как бы вы могли описать то, что происходит на этом направлении?

— Русня пытается штурмовать позиции наших железных хлопцев ВСУ. Они не жалеют людей. Арты стало меньше, чем было в самом начале войны. Я воюю с марта и прекрасно помню, как каждые 12 секунд могли быть прилеты. Сейчас благодаря тому, что их склады, их логистику разваливают, артиллерии стало меньше.

Наша контрбатарейная работа тоже дает достаточно высокие результаты. Если мы понимаем, что нас начинает кошмарить арта, вызываем 777 (гаубицы M777 — Ред.). Они приезжают, делают два выстрела и все хорошо.

Но при этом все равно русня потихонечку, потихонечку продвигается, потому что они не берегут людей. Мы людей бережем.

— Понимаете ли вы, что движет теми, кто является смертниками? Большинство с тех штурмовых групп, которые бегут на наши позиции, умирает.

— У нас есть [люди], которые слышат их разговоры по рации. Мы слышим о том, что «если вы не возьмете тот или иной участок, тот или иной объект, мы вас обнулим». То есть невзятие — это смерть для них, они будут сами себя убивать. Поэтому у них единственный вариант — идти вперед. Это хоть какой-то вариант, чтобы быть хотя бы раненым, но не убитым, понимаете?

— Зэки думают, что могут вытянуть счастливый билет, выжить, еще и получить свободу. Мы понимаем, что это не так. Соледар фактически контролируют российские оккупанты. На западной окраине города находятся украинские военные. Как ситуация в Соледаре изменила ситуацию вокруг Бахмута?

— На какое-то время в Бахмуте стало не так все жестко. Они поняли, что так, как они хотели взять Бахмут, не возьмут. Поэтому они приняли в принципе единственное правильное стратегическое решение — попытаться обойти Бахмут через Соледар, чтобы занять высоты.

Здесь рельефы местности позволяют достаточно хорошо работать артиллерией. И кто господствует на высоте, тот может достаточно долго удерживать плацдармы при помощи этой высоты, штурмовать плацдарм. Соответственно, они начали обход через Соледар.

Но я вам скажу так: наши ребята, наши хлопцы бьются за каждый миллиметр земли. Поэтому в Соледаре, в Бахмуте было очень много перемолото. Возможно, из-за этого наступление захлебнулось.

Но сейчас для них это принципиальная позиция — взять Бахмут и Соледар. Они уже столько раз говорили, что взяли, что уже в центре города пьют кофе, а на самом деле они брали только за щеку. Поэтому для них это дело принципа. Хотя суперважными я не могу назвать эти места. Но здесь они оставили десятки тысяч своих дохлых русских солдат.

— Хочу вернуться к тому видео, которое было опубликовано в телеграм-канале Полка имени Кастуся Калиновского. Там мы можем увидеть, что русские пытались снять сапоги с наших погибших военных. Говорит ли это о том, что они действительно плохо обеспечены? И это я говорю в том контексте, что сейчас они якобы хотят мобилизовать 500 тысяч человек. Можем ли мы говорить, что им не хватает сапог или какой-то амуниции?

— Безусловно. Если мы [сравним] экипировку наших бойцов и их, то они одеты как бомжи, просто как бомжи. Они могут даже где-то в каком-то доме найти обувь (пускай это будет даже не военная обувь) и ходить в ней, потому что эта обувь будет лучше, чем то, во что они обуты. Они действительно одеты и обуты как бомжи.

— Есть другая важная тема — возможное наступление со стороны Беларуси. Видели много встреч диктатора Путина с самопровозглашенным президентом Беларуси Лукашенко. Возможно, у вас или ваших побратимов есть связи, какие-то знакомые или друзья-товарищи в белорусской армии. Знаете ли вы, как это возможное наступление обсуждается в регулярных частях белорусской армии?

Первое, заходя издалека, чтобы более ясно раскрыть вам всю картину. Армия — это один из столпов, на которых держится власть Лукашенко. Армия и милиция, это то, что ему нужно, чтобы воевать с собственным народом. Я уверен на 90%, что Лукашенко не даст эту армию на то, чтобы [воевать против украинцев]. Она здесь умрет. Она умрет здесь вся, понимаете?

Мы это уже наблюдали в марте, когда самые элитные руснявые войска заходили и как они все выгорали на своей технике. Сколько сейчас трупов по полям лежит, еще не опознанных, и сколько рефрижераторов поехало обратно. И Лукашенко прекрасно понимает, что если с русскими такое было, которые периодически в каких-то конфликтах [участвовали] и имеют какой-то опыт, то белорусская армия опыта в конфликтах не имеет. Просто-напросто этих хлопчиков здесь порвут. Это первое.

Второе. Беларусь сейчас представляет собой такой концлагерь, где за цвет носков тебя могут посадить. За то, что ты принес цветы к украинскому посольству, тебя посадят как минимум на 15 суток, а может быть и на 30, за то, что ты проявил свою гражданскую позицию. Поэтому люди не говорят.

Но антивоенные настроения настолько высоки, я уверен, что если даже при каком-то раскладе белорусская армия зайдет на территорию Украины, сдавшихся в плен будет 10:1: 10 человек захотят сдаться, а один захочет, может быть, погеройствовать.

— Как работает белорусская пропаганда? Некоторые оценивают ее как еще более бесстыжую, чем российская, хотя куда еще дальше. Мы общались с политологом Артемом Шрайбманом. Он сказал, что нельзя недооценивать действие пропаганды. Он считает, что может быть достаточно большой процент населения, которое все равно думает, что «не все так однозначно». Можете ли вы оценить действие пропаганды?

— Что касается моих родных, знакомых, то они не смотрят телевизор, потому что считают, что это все помойное ТВ, помои. Нормальный, уважающий себя человек, у которого есть хоть немножечко какого-то более или менее здравого мышления, вот эти гадкие слова не будет слушать. Это же ужас какой-то, на это же невозможно смотреть.

Если ты зомби, наверное, ты будешь это смотреть. Если ты нормальный адекватный человек, то ты плюнешь, перекрестишься и выключишь этот телевизор.

Я очень уважаю мнение Артема, но он не учитывает одного: слова пропаганды очень быстро забываются, когда ты видишь как горят твои коллеги на соседнем бронетранспортере. Поэтому я искренне надеюсь, что белорусы не примут участия в этом конфликте.

Хотя того, что совершено с территории Беларуси, уже и так достаточно для того, чтобы весь этот режим пошел в Гаагу и до конца своих дней видел небо через окошко с решеткой. Это меньшее, что можно сделать.

— Часто возникают вопросы по поводу того, насколько целесообразно сейчас уничтожать российские базы на территории Беларуси? Мы знаем, что они там с самого начала вторжения, еще до того там обосновались. Употребляют такое выражение как «оккупация Беларуси». Возможно, она уже состоялась. Как вы оцениваете тот факт, что сейчас мы не уничтожаем российские базы на территории Беларуси?

— Я боец ВСУ и сейчас являюсь бойцом украинской армии. Если Генштаб решает, что Беларусь — соучастник и [российские] базы чем-то мешают и вредят, считаю, что они смело могут принимать решение об уничтожении. Чем больше сдохнет русни здесь, тем меньше нам придется ее убивать там.

Эта война здесь и сейчас — это только половина нашего пути. Мы должны помочь вам, нашим братьям, освободить эту страну, а потом нам нужно еще идти вперед и освобождать свою страну, потому что мы хотим жить в мире. Мы хотим смотреть в сторону европейского народа, а не в сторону этого монголо-татарского ига. Мы — люди, которые уже ощутили эту свободу, которые поняли, что можем завоевать эту свободу с оружием в руках. Поэтому мы не остановимся, мы будем идти до конца.

— При этом мы видим осторожность представителей белорусской оппозиции в плане того, чтобы вооруженным путем свергать режим Лукашенко, диктаторский режим. Как вы оцениваете эту осторожность?

— Послушайте, время разговоров закончено. С бандитами, с этими убийцами можно разговаривать только языком силы. Вы можете выражать сколько угодно озабоченностей, но при этом ситуация не изменится. Политических заключенных в Беларуси уже больше, чем полторы тысячи. Я уже даже, честно, не могу вам точную цифру назвать. И этот концлагерь становится только режимнее, усиливается.

И поэтому я считаю, что власть Лукашенко (который действительно вцепился своими синими пальцами в эту власть) можно победить только с оружием в руках. Потому что на сегодня все они являются военными преступниками. И по законам военного времени они заслуживают смерти. Мое личное мнение. Они захватили власть, они помогают агрессору воевать в другой стране. И только за это уже можно их всех ставить к стенке.

— Вы упомянули политзаключенных. Алесь Беляцкий, основатель правозащитной организации Вясна…

— Нобелевский лауреат.

— Факт, что он получил Нобелевскую премию мира, не мешает Лукашенко сейчас его судить. Можем представить себе, какой будет приговор. Но после освобождения Беларуси все будут освобождены, в том числе и политзаключенные.

— Безусловно.

— Мы помним как гражданское общество Беларуси поднялось в 2020 году. Мы помним миллионы людей, которые выходили на улицы. Да, они выходили с мирным протестом, но их целью было избавиться от этого коррупционного диктаторского режима. Как вы считаете, какой была главная ошибка в 2020 году?

— Самая главная ошибка в том, что белорусы думали, что с этими вурдалаками можно о чем-то договориться. То есть [думали, что] они увидят, что все выходят на протесты, что все против, и они скажут «да-да, извините, я понял, хорошо, ухожу в отставку». Это смешно. Это смешно, понимаете? Я понимаю, что с этими людьми договариваться можно, только когда у тебя полный магазин патронов.

Написать комментарий 18

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях