29 мая 2023, понедельник, 1:02
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Украинский генерал: Все бункеры Путина под прицелом

11
Украинский генерал: Все бункеры Путина под прицелом

Если НАТО вступит в войну, она закончится очень скоро.

Такое мнение в эксклюзивном интервью «Обозреватель» высказал руководитель Службы внешней разведки Украины в 2005–2010 годах генерал армии Николай Маломуж.

– Экс-премьер Британии Борис Джонсон заявил, что НАТО должно принять Украину в свои ряды, не опасаясь «спровоцировать» Путина, поскольку агрессор уже показал, на что готов идти без всяких провокаций. По вашему мнению, это сугубо политическое заявление или за ним могут стоять реальные решения по Украине?

– Борис Джонсон является активным сторонником Украины, он пытается любым способом поддержать нашу обороноспособность и создать гарантии безопасности для Украины. Один из механизмов – это, конечно, вступление в НАТО. Эта его риторика – сигнал многим западным лидерам в отношении того, что они должны изменить позицию, в особенности те страны, которые не спешат поддержать вступление Украины в НАТО именно в период войны.

Почему многие страны НАТО не хотят этого? Потому что они ссылаются на определенные положения Устава НАТО о том, что нельзя принимать воюющую страну. Но Борис Джонсон пытается навязать свою позицию: давайте изменим Устав и примем Украину, потому что есть новые реалии. Прежде всего, потому, что в Европе идет самая масштабная война за последние десятилетия, и здесь нужны кардинальные решения.

Как я понимаю, его предложение не будет принято, так как все-таки большинство стран НАТО придерживаются позиции, что Украина должна выйти победителем из этой войны при поддержке НАТО, но без формального участия в Альянсе.

Тем не менее, мы видим явное движение на пути к НАТО. Это и поставка вооружений и техники, и разработка совместных мероприятий по линии безопасности и разведки в процессе войны, это и применение стандартов НАТО во многих форматах – и в военном, и в технологическом, и в управлении войсками, и в политическом, и в экономическом. Это долгий процесс.

Они считают, что мы должны закончить войну и по многим критериям соответствовать стандартам НАТО. В первую очередь, критерий профессионализма. Сегодня украинская армия соответствует ему, возможно, больше, чем ряд армий стран НАТО. Конечно, играют роль и другие критерии – борьба с коррупцией, демократия, прозрачная экономика и другие модели международной кооперации, которые обеспечивали бы полную синергию. Давайте не будем забывать, что Украина уже имеет статус основного союзника НАТО. Поэтому фактически наша страна получает большую помощь, чем некоторые члены Альянса.

Ряд стран НАТО проявляют осторожность, чтобы, как они говорят, не спровоцировать эскалацию напрямую. Если Украина вступит в НАТО и война продолжится, соответственно, весь блок должен будет воевать с Россией. Это многих настораживает.

Поэтому думаю, процесс будет идти так же, как идет. Будет оказание помощи Украине, будет углубление сотрудничества в плане поставок вооружений, техники и боеприпасов, будет поддержка на стратегическом и дипломатическом уровне, будет реальное взаимодействие на уровне спецслужб, как это происходит сейчас.

Таким образом, можно говорить об определенной форме участия Украины в НАТО, но без формального вступления.

– Российский генерал Герасимов, который командует оккупационными войсками в Украине, пожаловался на то, что Россия не была готова к отправке «мобиков» на фронт, а также заявил о том, что их «спецоперация» – это фактически война со всем коллективным Западом. Если бы сегодня действительно НАТО вступило бы в эту войну, насколько быстро она могла бы закончиться?

– Если была бы подготовлена очень эффективная операция, то война могла бы закончиться быстро, потому что Россия не имеет даже десятой части потенциала, которым располагают объединенные силы НАТО. Но это, конечно, повышение градуса в отношении ядерной конфронтации и ядерной войны.

Если бы НАТО вступило в войну, Россия попыталась бы развернуть стратегические наступательные вооружения «ядерного сдерживания», как сказали в Кремле, то есть нападения. Поэтому тут уже мир оказался бы на грани глобального кризиса и угрозы уничтожения человечества в целом.

И Байден, и другие мировые лидеры очень четко чувствуют эту черту. Поэтому, думаю, глобального наступления не будет и такой сценарий сейчас не прорабатывается.

Он прорабатывается на случай, если Россия начнет агрессию против какой-то из стран НАТО – против страны Балтии, против Польши. Тогда это будут мощные силы НАТО против РФ. Но это будет ответом на агрессию России, а не наоборот, когда Альянс, поддерживая Украину, вступит в войну.

– Мы видим, что Запад и весь цивилизованный мир продолжают оглядываться на ядерную кнопку Путина. Есть ли сегодня реальный механизм, как превратить Россию в безъядерную державу?

– Это, конечно, продолжение наших активных наступательных операций, переход к новой стадии. Не только оборонная, но и стратегическая наступательная операция, освобождение территорий, и на этом фоне ослабление путинского режима. В таком случае политики и военные в России перед угрозой ответственности будут решать вопрос уже с самим Путиным – его устранения или чего-то еще. Они будут договариваться с Западом в отношении условий капитуляции или мира, но на условиях сохранения режима в РФ на определенное время.

Они могут мотивировать это той же ядерной угрозой, когда ядерное оружие может оказаться в руках новых диктаторов новых государств, которые могут образоваться при распаде РФ. Взамен они будут гарантировать стабильность, но при условии, что Путин будет отстранен от власти, что Украина получит компенсацию за потери в результате войны и так далее.

Такой подход сейчас является приоритетным. Но тут важно, чтобы мы не потеряли время. Крайне важно, чтобы наши действия по освобождению территорий были в ближайшие 2-4 месяца, пока Россия не сгенерировала новые подразделения, корпуса, дивизии, армии, и не успела подготовить определенный потенциал. Конечно, не высококачественный, не высокотехнологический, но массовый – танки, БТР, ракетные средства, боеприпасы и прочее.

Чтобы развернуть такую махину, России необходимо примерно полгода. Это не только подготовка личного состава в учебных центрах на территории Беларуси и России, но и освоение техники и вооружения новыми необстрелянными мобилизованными. Потому что «мобики» массово гибнут. Эффект от них минимальный.

Поэтому Россия перешла к новой тактике: более мощное объединение всех ресурсов, обучение хотя бы на протяжении 2-4 месяцев и подготовка новых дивизий и частей, которые будут работать уже на дальнейшее наступление на наши территории.

– Насколько важным в этом смысле были решения, принятые на «Рамштайне-8»?

– В перспективе 2-3 месяцев мы получим новейшие вооружения и технику в большом количестве. Это сотни БТР, больше сотни танков – и Leopard, и Abrams, и ракетные системы. Дальнобойная артиллерия на 160 километров. Это очень важно, чтобы уничтожить все резервы, которые будут двигаться с России. Это позволит также создавать огневые валы за фронтом. Так мы сможем лишить противника любых средств для поддержания огня и проводить наступательные операции как на востоке – Луганская и Донецкая области, - так и на юге, в Запорожской, Херсонской областях, вплоть до Крыма.

Этот сценарий является наиболее приоритетным на сегодняшний день. Я думаю, он готовится. Единственная задержка была с поступлением вооружения, техники и боеприпасов, потому что их нужны миллионы, а не сотни тысяч, как нам поставляли ранее.

– Если ядерное оружие все же может остаться у России, то как можно хотя бы снизить угрозу ядерной войны?

– Если будет мощное наступление украинской армии и режим в России будет чувствовать, что он стремительно ослабевает, Путин уже не сможет контролировать ситуацию. И его окружение, и спецслужбы, и военные, и политики поставят вопрос о его отстранении от власти. В таком случае ядерной войны не будет, потому что никто просто не позволит Путину этого сделать, никто не выполнит его приказов, если таковые будут.

Но если будет прямое столкновение России с НАТО, например, с нанесением ударов по России, хотя такого не предполагается, и если Путин реально может быть еще будет у власти, он будет разворачивать ядерные средства, оправдывая это тем, что «весь мир ополчился против России и хочет нас уничтожить».

Это самый опасный сценарий. Но я бы не давал таких апокалиптических прогнозов, потому что Путина и российских силовиков уже предупредили о том, что ядерное оружие – и тактическое, и стратегическое – отслеживается. Все ядерные средства отслеживаются в режиме онлайн. Если они будут разворачиваться, соответственно, будут разворачиваться другие средства США, Британии и, возможно, третьих стран, в первую очередь НАТО.

Это будет подготовкой к нанесению упреждающих ударов, практически одномоментно. Такой ситуации не желает никто, в том числе Путин, потому что возможности для спасения для него уже не будет.

Средства, которые будут задействованы – это колоссальные средства. Они уничтожат и бункеры, где бы они ни находились. Тем более, что их места известны. Конечно же, это уже глобальная мировая война.

Этот сценарий очень маловероятен, но в риторике Кремля он может звучать. На определенных этапах Путин может озвучивать такую готовность. А Запад будет демонстрировать готовность противодействия. «Если ты будешь готовить ядерные средства, ты будешь уничтожен». В этой позиции США, Китай, Индия и Турция пришли к согласию. Думаю, недопущения ядерной войны будет мощным фактором консолидации всех стран, включая союзников России.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».