3 марта 2024, воскресенье, 4:53
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Военно-патриотическая усушка и утруска

14
Военно-патриотическая усушка и утруска
Ирина Халип

Уж лучше водка в подворотне.

Во время недавней поездки в Черногорию мне понадобился трансфер. Искала, как принято, в местных чатах. Нашла. Водитель – Олег, очень симпатичный человек, москвич. Точнее, уже бывший москвич. В дороге нам предстояло провести больше часа, так что разговорились.

- Вы, наверное, после начала войны уехали?

- Нет, - говорит, - буквально за пару месяцев до ее начала. Повезло.

Оказалось, что Олег – не просто релокант или беглец от мобилизации. Он много лет выращивал потенциальных «мобиков»: работал в кадетском училище офицером-воспитателем. А за несколько месяцев до войны жена сказала: чувствую, ничего хорошего здесь не будет, давай уедем. «Куда же нам уезжать? – удивлялся тогда Олег. – У нас нормальная жизнь: есть работа, квартира, машина, дети выросли». А жена все настаивала: давай уедем хотя бы перезимовать для начала, а там посмотрим.

Накануне Нового года-2022 Олег взял отпуск за свой счет на три месяца. Черногория для россиян не просто безвизовая – они там могут без легализации жить годами. Главное – раз в месяц пересекать границу и снова въезжать, «обнуляться». Так живут там многие. Вот и решили ехать туда до весны. А в конце февраля Олег написал рапорт об увольнении и отправил его по электронной почте, уже не думая о том, с какой формулировкой будет уволен. С тех пор так и живут – он занимается извозом, в сезон зарабатывает неплохо, а вне сезона, конечно, трудно. Но ни о чем не жалеет.

- Понимаете, - говорил Олег, - я ведь не просто работал ради того, чтобы получать зарплату и кормить семью. Я гордился своей работой. Если бы вы знали, какой у нас там контингент: сироты, трудные подростки, дети из многодетных семей, из неблагополучных. А у нас они на государственном обеспечении, все время под присмотром. Учатся, тренируются, в тепле и заботе. Я думал, мы делаем благородное дело: вот не попал бы тот или иной парень к нам – начал бы пить, как родители, или наркоманить, потом сел бы в тюрьму. А мы - вроде как спасители юных неокрепших душ в сложных обстоятельствах. И вдруг оказалось, что мы не благородное дело делали, а растили пушечное мясо! Теперь мне стыдно за собственную слепоту. Я не вернусь туда.

Таких, как Олег, - мало: тех, кто понял, кто нашел в себе силы отказаться от прежней комфортной жизни, уехать и начать новую, очень нелегкую жизнь. Большинство его коллег или до сих пор не поняли, что растят пушечное мясо, а не свободных граждан, или поняли и стали гордиться еще больше, или заткнулись и молча встали в строй под буквой Z, внушая детям ложные идеи.

Пока мы ехали, я слушала историю Олега и думала о белорусских детях – о тех, кого отправляют в военно-патриотические клубы под таким же лозунгом - «это лучше, чем по подворотням водку пить» и «нужно отвлечь детей от улицы». Причем чаще всего в такие клубы детей записывают родители. Добровольно, не под пыткой и не по приговору суда. Из лучших побуждений. А там детей учат словам «змагары» и «бандеровцы» в качестве ругательств и рассказывают, какая это большая честь – вырасти патриотом и пойти умирать за Путина или за Лукашенко. Причем их, Лукашенко с Путиным, Москву с Минском, даже не разделяют – будто это две головы одного дракона. Кто его знает, за какую из голов придется умирать этим детям – на всякий случай пусть чтут обе.

Лукашенко не зря подписал указ «О развитии военно-патриотических клубов» в мае 2022 года, когда уже три месяца шла война в Украине и стало ясно, что пушечное мясо – единственное, чем богата российская армия. Мясом на всякий случай нужно обзавестись и дома, сделать запасы на зиму. Закваска и засолка ради усушки и утруски. А нынешней весной государственные медиа с гордостью писали, что при МВД и министерстве обороны функционируют 29 военно-патриотических клубов, в которых состоят две тысячи детей. И это еще без учета православных военно-патриотических клубов при епархиях – всех этих «Пересветов», «Славян» и прочих «Витязей». Там все то же самое, только еще и молятся в довесок. И еще 755 школьных военно-патриотических кружков, в которых состоят 11 тысяч детей. А в общей сложности получается численность дивизии. Представляете себе дивизию подростков, которым вдолбили в головы, что они должны умереть за диктатора? И это в лучшем случае. А в худшем – убить за диктатора.

Нет, уж лучше водка в подворотне.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Написать комментарий 14

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях