13 апреля 2024, суббота, 9:20
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Битва за Украину вступит в решающую фазу следующей весной?

6
Битва за Украину вступит в решающую фазу следующей весной?
Ральф Фюкс

Что сейчас должен сделать Запад.

Украинское контрнаступление увязло в российских укреплениях и минных полях. Украине хватает боевого духа, но ей не хватает военных ресурсов для стратегического успеха: техники для разминирования, артиллерийских боеприпасов, истребительной авиации, дальнобойных управляемых ракет и контроля над полем радиоэлектронной борьбы. Тем временем Россия бросает на фронт новые резервы и массово расширяет свое оборонное производство. Путин все еще сосредоточен на победе. Он спекулирует на усталости Запада и истощении Украины.

В противовес этому Запад — по сути, Вашингтон и Берлин — сохраняет странную нерешительность: нет четкой перспективы членства в НАТО для Украины, нет ракет большей дальности, нет достаточных поставок военной техники. ЕС вряд ли выполнит свои обязательства по поставкам артиллерийских боеприпасов. Решение по новым системам вооружений затягиваются на месяцы. Когда же решение наконец будет принято, их количества будет недостаточно для того, чтобы изменить баланс сил в пользу Украины.

Если сложить эти кусочки пазла вместе, вырисовывается картина. Ключевые игроки на Западе поддерживают Украину до такой степени, чтобы она смогла выстоять против российской агрессии большой ценой. Но они не бросают все свои ресурсы на борьбу, чтобы одержать победу и освободить оккупированные территории. Слишком много, чтобы умереть, слишком мало, чтобы жить. Перефразируя канцлера Шольца: «Украина не должна проиграть, Россия не должна выиграть». Это означает кровавую войну на истощение, пока обе стороны не осознают, что не могут выиграть войну. Тогда наступит «замороженный конфликт» с фактическим разделом Украины или мирный договор, в котором она будет вынуждена пойти на значительные территориальные и политические уступки.

Почему возникают сомнения?

Если прислушаться внимательнее, то канцлер рассчитывает на то, что Путин в какой-то момент «опомнится». Макрон говорит о новой договоренности с Кремлем относительно европейского порядка безопасности. В то же время в Берлине и Вашингтоне опасаются, что Путин перейдет порог ядерной эскалации, если столкнется с военным поражением. Это касается, в частности, потери Крыма. Тот факт, что Украина может использовать управляемые ракеты «Таурус» для уничтожения связи между Крымом и Россией, вероятно, является решающей причиной отказа от их поставки. К этому добавляется страх дестабилизации России после поражения в Украине. Для Путина громкий провал его кампании в Украине, вероятно, стал бы началом конца. Но ни немецкое правительство, ни администрация США не делают ставку на Россию после Путина.

И последнее, но не менее важное: внутриполитические, а точнее предвыборные политические факторы определяют нерешительную позицию многих западных правительств. Страх перед военной конфронтацией с Россией широко распространен; другие кризисы и проблемы выходят на первый план; поддержка Украины уменьшается, поскольку война затягивается; призывы к «миру путем переговоров» становятся все громче. В то время как Путин идет на все, Джо Байден и Олаф Шольц избегают связывать свое политическое будущее с Украиной. В этом отношении мы также имеем дело с асимметричной войной.

Битва за Украину вступит в решающую фазу, самое позднее, следующей весной. Тогда станет понятно, какой из трех сценариев станет реальностью: новое российское наступление, успешное контрнаступление Украины или безвыходная окопная война. Украинский успех все еще возможен. Он предполагает, что демократический мир понимает, что стоит на кону.

Есть десять причин в пользу более решительной политики Запада

1. Замораживание войны на нынешней линии фронта стало бы горьким поражением для Украины. Это касается прежде всего потери юго-восточной Украины с ее портами на Азовском море. Мариуполь имеет здесь особое значение. Такой конец самоотверженной войны оставил бы после себя деморализованную страну. Экономически такая Украина вряд ли была бы жизнеспособной. Доверие к свободному миру было бы в значительной степени разрушено. Миллионы украинцев направились бы на запад, потому что они больше не будут видеть будущего в своей стране.

2. Такая победа также стала бы для Путина роковым сигналом на международной арене: Запад слаб. Он отступает перед угрозой военной эскалации. Он не поддерживает тех, кто разделяет его ценности и хочет к нему принадлежать. Мы принимаем расчленение соседней страны, мы принимаем закон джунглей. Какой сигнал мы посылаем Китаю и Ирану? И это в ситуации, когда оппоненты либерального мирового порядка повсеместно чувствуют запах утреннего воздуха.

3. «Компромиссный мир», который подрывает основы международного права и европейского мирного порядка, был бы катастрофическим для сплоченности ЕС и НАТО. Послание было бы таким: «Мы не можем полагаться друг на друга». Будут взаимные обвинения, а недоверие к Берлину еще больше возрастет, особенно в Центральной и Восточной Европе. Это углубит центробежные тенденции в Западном альянсе — праздник для Кремля и, прежде всего, для Китая.

4. И еще не менее важное: что означает передача больших территорий России местному населению? Это передача миллионов людей под произвол и насильственную русификацию, что будет сопровождаться массовыми преследованиями всех тех, кто выступает против этого. Это затрагивает основу нашего авторитета как защитников демократии и прав человека.

5. Кроме последствий для Украины, особенно пугает отсутствие уверенности в себе, неверие в собственные силы, когда Вашингтон и Берлин исходят из того, что альянс Украина-НАТО-ЕС не сможет победить в этой войне. Решительный отпор российской агрессии требует других приоритетов в нашей политике. Для нас это не победа «кровью, потом и слезами», это касается только Украины. Речь идет о готовности бросить на чашу весов немного нашего процветания, нашей финансовой силы и нашего промышленного потенциала в интересах нашей собственной безопасности и сильной Европы.

6. Отказ Украине в четкой перспективе вступления в НАТО только будет мотивировать Путина. Это дает ему право вето на расширение альянса на постсоветском пространстве. Это сигнал, что мы также не готовы взять на себя обязательства поддерживать Украину в будущем. Если он почувствует себя достаточно сильным, он сможет сделать новую попытку взять под свой контроль всю Украину. И почему бы не Грузию или Молдову, которые еще меньше способны защитить себя?

7. Если вопрос о членстве в НАТО останется в подвешенном состоянии, Украина получит такой сигнал: вы боретесь за нашу безопасность, но мы, конечно, не боремся за вашу. И это сигнал Путину, что он не должен списывать со счетов свою цель: вернуть Украину в орбиту России. Даже если Украине в конце концов придется пойти на территориальные уступки, вступление в НАТО является тем более важным для свободной части Украины. Не следует забывать, что Федеративная Республика Германия стала членом НАТО, когда Восточная Германия была оккупирована российскими войсками.

8. Даже если мы считаем переговоры с путинской Россией необходимыми, на чашах весов есть и другие вещи, кроме территориальной ампутации Украины: прежде всего санкции, которые, по подавляющей оценке, нанесут России серьезный удар в долгосрочной перспективе; шире — вопрос об условиях, при которых возможно возобновление экономического сотрудничества. Современные сегменты российского общества, включая большинство олигархов, не хотят окончательного разрыва с Европой.

9. Существует также вопрос компенсационных выплат за разрушения в Украине. Почему мы должны с самого начала сигнализировать, что Россия будет освобождена от этого? Не говоря уже об уголовном преследовании российских военных преступников, вплоть до верхушки властной пирамиды. В нашем распоряжении есть гораздо больше рычагов, дабы оказать давление и дать понять российской правящей элите, что нынешний режим прижимает страну к стене.

10. И последнее, но не менее важное: фактор времени. Наше хроническое промедление неоднократно давало России время переориентироваться, обойти санкции, пополнить свои резервы и собраться с силами для нового наступления. Это стоило Украине большой крови. В затяжной войне на истощение преимущество на стороне России, отчасти из-за политической неопределенности со стороны Запада и проблемы сохранения поддержки Украины в течение многих лет.

Из этого исходит следующее: мы должны сейчас, в ближайшие месяцы, бросить все, чтобы изменить баланс сил в пользу Украины, снизить военный потенциал России и поставить Украину в сильную позицию для возможных переговоров. Чем дальше она сможет оттеснить российские войска, тем лучше. Если мы будем уклоняться от этого, то высокую цену заплатит не только Украина. Решение Бундестага удвоить нашу военную помощь — это шаг в правильном направлении.

Ральф Фюкс, spiegel.de (перевод - nv.ua)

Написать комментарий 6

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях