29 февраля 2024, четверг, 16:06
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Путин пошел на отчаянный шаг

7
Путин пошел на отчаянный шаг

У российской армии нет никаких шансов.

В течение ближайших недель армия страны-террориста России может наступать. Причина – масштабные поставки западных вооружений для украинской армии, анонсированные на «Рамштайне-8». Враг хочет перехватить инициативу в этой войне, пока Украина не усилилась настолько, что победить ее будет уже невозможно. Но у главы Кремля Владимира Путина и его армии нет никаких шансов, поскольку союзники нашей страны сформулировали новую цель: Украина должна не просто не проиграть, но победить в войне с Россией.

К годовщине полномасштабного вторжения, 24 февраля, Путин попытается обеспечить хоть какой-то успех своей «спецоперации». Но на очередном «Рамштайне», который назначен на День всех влюбленных 14 февраля, украинская армия может получить подарок в виде истребителей F-16. Такой прогноз в эксклюзивном интервью obozrevatel.com. озвучил военный эксперт Владислав Селезнев.

– Бывший генсек НАТО Расмуссен заявил, что как только в Украину поступит военная помощь, анонсированная на последнем «Рамштайне», для российских войск может закрыться окно возможностей. По этой причине именно сейчас они увеличивают свое давление. Согласны ли вы с такими оценками? Если да, о каком именно периоде может идти речь?

– Тут я хочу отослать вас к заявлению секретаря СНБО Алексея Данилова, который абсолютно четко сказал, что в ближайшие 2-3 недели вполне вероятна активизация боевых действий на разных направлениях. Путинская армия будет пытаться наступать с учетом того, что в перспективе украинская армия получит системы вооружения, технику, боеприпасы и, соответственно, значительно увеличит свои возможности.

Тут позиции Расмуссена и Данилова совпадают, потому как очевидно: если украинская армия усилится через месяц, надо работать на упреждение. Это известная тактика: если хочешь победить противника, ударь первым.

Все это четко укладывается в парадигму возможностей путинской армии. В частности, генерал Буданов называет цифру 326 тысяч – количество военнослужащих, которых российская армия задействовала в своей «спецоперации».

Это говорит о том, что личный состав у Путина есть. По части техники, вооружения и боеприпасов ситуация более-менее стабильная, хотя мы видим, что тенденции несколько изменились. Путин начинает использовать штурмовую авиацию, создает условия для нанесения ракетно-бомбовых ударов по позициям украинских Сил обороны. Это огромный риск, потому как эта техника очень часто попадает в зону действия украинской системы противовоздушной обороны и, соответственно, превращается в пепел.

Поэтому, с одной стороны, утром 1 февраля Генеральный штаб ВСУ заявил, что нет сформированных ударных группировок российской армии на разных участках российско-украинского фронта, а с другой стороны, это не значит, что такая группировка не будет создана в течение ближайших 2-3 недель.

Поэтому риски есть, война продолжается. В настоящее время путинская армия действует по принципу разведки боем, пытается атаковать наши позиции на четырех участках фронта – Лиманском, Авдеевском, Бахмутском и Угледарском. Путинские генералы действуют в пределах своих компетенций и возможностей, то есть тех ресурсов, которыми они располагают, и при этом они пытаются работать на упреждение – перехватить инициативу.

– Насколько им это удастся?

– Очевидно, что если бои в районе Бахмута идут более четырех месяцев без каких-либо значимых и видимых результатов для путинской армии, то говорить о том, что ситуация изменится в ближайшей перспективе, я бы стал с большой долей осторожности.

Но мы также должны понимать, что те силы и средства, которые ранее были размазаны вдоль всей 1300-километровой линии фронта – я имею в виду февраль-март прошлого года – сейчас сосредоточены на гораздо более узких участках фронта, соответственно, есть концентрация, есть преимущество путинской армии над украинскими Силами обороны. Опять начала звучать цифра о преимуществе в артиллерии в 6-7 раз. И, к сожалению, это создает проблемы для нас.

Но очевидно, что украинская армия работает на увеличение боевых возможностей. И они будут трансформированы не только в действия оборонительного характера, но и успешные контрнаступательные мероприятия. Но случится это тогда, когда техника, анонсированная в рамках «Рамштайна-8», будет нами получена, будет подготовлен военный персонал украинских Сил обороны, который эту технику будет эксплуатировать и обслуживать.

Думаю, тогда мы станем свидетелями масштабного контрнаступления. Но прежде чем это произойдет, российская армия будет атаковать. Три наиболее опасных направления называл генерал Валерий Залужный. Это восток, юг и направление на Киев с севера.

– Британский премьер Риши Сунак заявил о том, что затягивание войны в Украине может пойти на пользу только России, давая ей фору на поле боя, и допустить этого нельзя. Поэтому партнеры Украины должны существенно усилить поддержку украинской армии. Как вы оцениваете опасность того, что война станет затяжной?

– Путин в своих интервью часто заявляет: Российская Федерация играет в долгую. Он искренне надеется на то, что затяжной российско-украинский конфликт вызовет усталость в европейском сообществе, определенные социальные потрясения в странах Европы, связанные с ухудшением уровня жизни, и путинская армия получит преимущество, поскольку наши партнеры-доноры будут избегать активного участия в военно-технических поставках для украинской армии.

Случится ли это? Я имею большие сомнения хотя бы потому, что те военные преступления путинской армии вызывают высокий эмоциональный всплеск у народов Европы. Говорить о том, что они готовы мириться с преступлениями де-факто людоедов, думаю, не приходится.

Кроме того, есть четкая консолидированная позиция стран, которые входят в проект «Рамштайн». Собственно, эта позиция формулируется одной фразой: «мы должны создать условия и предпосылки для того, чтобы Украина победила в противостоянии с Россией». Еще недавно звучала фраза, заканчивающаяся словами «не проиграла».

В настоящее время от этой концепции уже отказались и, соответственно, у Путина и его армии нет никаких шансов. «Рамштайн 50+» – это 50+ ведущих стран мира против российской экономики и Беларуси как страны-сателлита. Это несопоставимые экономические потенциалы, а нынешняя война – это в том числе и война ресурсов. Поэтому думаю, что победа в любом случае будет за Украиной.

– Вы не раз упомянули о «Рамштайне». Совсем недавно состоялся «Рамштайн-8», и вот уже на февраль назначен «Рамштайн-9». С чем связана такая интенсификация формата? Может ли это говорить о том, что Запад решил поставить точку в этой войне и оказать Украине такую помощь, которая обеспечит победу нашей страны?

– Мы знаем, что Путин в определенной степени символист. Он будет пытаться к годовщине своей «специальной военной операции» получить какие-то территориальные военные приобретения, дабы заявить россиянам, дескать, не напрасно мы это затевали, мы достигли таких вот успехов.

Но уж если говорить о символах, то есть еще один. «Рамштайн-9» назначен на 14 февраля, День всех влюбленных. А кто у нас «влюблен в небо"? Конечно, летчики. Поэтому я могу предположить, что в ходе «Рамштайна-9» будут рассматриваться в том числе и вопросы поставки Украине истребителей класса F-16, возможно их аналоги, британские или французские. Но то, что этот процесс будет актуализирован и, возможно, мы увидим конкретные решения по части поставок F-16, можно не сомневаться.

Мы знаем, что боевая платформа истребителей F-16 даже более эффективна, чем всем известная система РСЗО класса HIMARS или их аналоги. Поэтому такого варианта исключать нельзя.

Известно, что период между принятием решения и непосредственными поставками вооружений и их участия в боевых действиях связан с бюрократическими процедурами, с определенными логистическими процессами, а также с подготовкой персонала, который может использовать технику и обслуживать ее.

Этот проект по части пилотов украинских Военно-воздушных сил практически реализован. Уже на протяжении нескольких месяцев наши пилоты на одной из авиабаз США готовились по программе пилотирования F-16. Как только будет принято политическое решение, подготовленные экипажи уже будут в наличии. Плюс, вполне вероятно, в самые кратчайшие сроки будет подготовлена и необходимая логистическая база.

– Почему для Украины настолько важны истребители F-16?

– Контрнаступление – это в том числе и опция, связанная с закрытием неба над позициями украинских Сил обороны. Это синхронизированная и слаженная работа. С одной стороны, работает украинская артиллерия, с другой стороны, активно задействуется бронетехника – а мы помним, что корабль со 60 танками Bradley уже движется по направлению к Украине. Плюс все это войско с неба прикрывают истребители, например, F-16. Это создает все предпосылки для того, чтобы контрнаступление было успешным.

Рассуждая о нашем контрнаступлении, мы должны помнить, что каждая операция оперативно-тактического уровня, например, уровня освобождения Херсонской или Харьковской области, подразумевает наличие ресурсов на уровне до 4 недель активных боевых действий.

Война – это, в первую очередь, про ресурсы. Контрнаступление будет тогда, когда наши резервы будут иметь соответствующие ресурсы для ведения активных боевых действий на заданном участке фронта в течение четырех недель.

Причем, речь не идет в целом об операции по деоккупации Украины, а об отдельных операциях. Таких операций, которые будут направлены на полное освобождение Украины, может быть пять, шесть или семь.

Скажем так, освобождение юга Херсонской области – это одна операция, освобождение юга Запорожской области – это еще одна операция, проведение контрнаступательных мероприятий на территории Луганской области – это третья операция. Освобождение Крыма – это четвертая операция. Освобождение Донецка – это пятая или даже пятая и шестая, в зависимости от того, насколько эффективно она будет проведена с учетом тех возможностей, тех инженерно-фортификационных сооружений, которые за восемь лет войны успели понастроить российские солдаты на территории Донецкой и Луганской областей.

Каждая такая операция зависит от ресурсов на четыре недели боевых действий. А это артиллерия и боеприпасы, это танки и иные типы боевых бронированных машин. Кстати, я делаю ставки не столько на Leopard-2 и Abrams, сколько на Bradley и Marder, потому как в ходе предыдущих конфликтов они показали более эффективные возможности по уничтожению вражеских танков, нежели прекрасные по своей сути танки Abrams.

Написать комментарий 7

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях